Реклама

«Молодежь должна знать выдающиеся личности, их вклад в то или иное дело. Иначе – полная разобщенность людей разных поколений и, как результат, замедление развития цивилизации» («Годы», стр. 322)

Книга «Годы» Нелли Бастерс мемуарная, как определила сама авторесса. В нее вошли воспоминания, монологи, диалоги, размышления. И кое-что из предыдущих, лично мне известных книг.

Издана книга со вкусом: твердая обложка, хорошая бумага, ясный шрифт, обилие фотографий и графических рисунков, отличный дизайн, продуманная композиция, светлый слог, тщательно вычитанный текст («блошки» — редкость), доверительная тональность повествования. Увидела книга свет в Усть-Каменогорске, Тираж – 200 экз. Друзей у Нелли Ивановны, полагаю, больше.

В наших судьбах много общего и схожего. Мы дважды земляки: по Волге (она из Саратова, я – из Энгельса, считай рядом) и по Казахстану (она полвека обитает в Өскемене, я, еще дольше, — в Алматы). Мы даже учились в одном городе: она в консерватории, я – в пединституте им. Абая. У нас и общих знакомых немало. А вот пути-дорожки наши странным образом разминулись. Хотя заочное знакомство имеет место быть.

Не знаю, однако, имеет ли Нелли Ивановна звание заслуженного работника культуры Казахстана. Если нет, то это досадное недоразумение. Я-то официально давно «рабкульта», а Нелли Ивановна и по призванию, и по деяниям бесспорный заслуженный Деятель отечественной культуры. На ниве просвещения (как музыкант, педагог и журналист) она проработала на славу.

Вообще-то она по мужу Мельникова, но мне ближе ее девичья фамилия – Бастерс.
На этом представление заканчиваю и перехожу к конкретному разговору о «Годах». Название краткое, емкое и точное, не правда ли?

О чем мудро и исповедально повествует в своей книге Нелли Бастерс?

Если пунктирно:

— о детстве, отрочестве, юности, о родителях, о том, что должно было быть, но не было («Память – мой злой властелин» — так назывался этот цикл коротких новелл», который вполне естественно вписался в «Годы»);

— о трудных годах учебы и становлении личности (знакомые ситуации, сквозь которые пробивался, продирался, собрав всю волю и стиснув зубы, каждый из нашего поколения, о чем юная поросль, к большому счастью, и представления не имеет);

— о педагогической и музыкальной деятельности одержимого культуртрегера («Классная мама», «Сага о «Камертоне», «Мои концертмейстеры», «Ученики»);

— о неизбывной любви к Пушкину, его жизни и творчеству, редким фактам его биографии («Моя Пушкиниада», «Моя Пушкиниана»);

— о деловых контактах в Немецком культурном центре в Году Германии в Казахстане;

— о книге «Время, пером сохраненное», которое обрела широкий резонанс в читательской среде и печати;

— о музыкальных событиях в родном городе 2008-2010 годов, о которых Нелли Мельникова регулярно писала проникновенные этюды-рецензии;

— о задушевных беседах со слушателями и читателем.

Таковы – в общих чертах – тематика, канва повествования, содержания, эстетический ракурс и пафос книги.

Теперь позволю себе поделиться своими впечатлениями от прилежного чтения книги.
Впечатления, одним словом, радужные, светлые, добрые. Как от доверительной, неторопливой беседы с умудренным житейским и творческим опытом человеком чуткого сердца и ясного ума.

Спрашивается: где истоки таланта и трудолюбия? Отец – музыкант, в лихолетье сполна изведавший, почем фунт лиха. Мать – филолог, влюбленная в классическую – русскую и немецкую – литературу и тяжело утверждавшая себя в военное и послевоенное ссыльное время. В основе семейного воспитания традиционные, заповеданные предками ценности: порядочность, деликатность, трудолюбие, упорство, целеустремленность, любознательность, ответственность, жажда знания. А ранние лишения, беднота, голод, бесправие, социальное унижение закалили характер, воспитали веру в себя, но, к счастью, не ожесточили сердце, сохранили трепетный огонек души.

Как мне это знакомо! Знаю тысячи и тысячи поломанных судеб. Знаю и сотни устоявших наперекор, всем чертям назло.

А что дальше? Далее, известно, после отмены «крепостного права», то бишь, после державных послаблений в отношении к репрессированным, так сказать, неблагонадежным народцам и разным сомнительным «элементам», учеба, утверждение себя как полноценного гражданина общества, работа, работа на износ, повседневное преодоление преград сурового бытия.

Об этих этапах пути Нелли Бастерс повествует сдержанно, без надрыва, просто, с подлинным человеческим достоинством.

И, читая эту одиссею, испытываешь радость и гордость за всех тех, кто с честью выдюжил все испытания наперекор злой воле мохнорылых карабасов тоталитарной системы.

Ей-ей, о том и говорить-то как-то неловко, а приходится, поелико все эти «свинцовые мерзости» имели место в судьбе еще кое-где уцелевших мастодонтов репрессированного, изгойного племени. И чтобы о том не забывали, необходимо иногда бить в колокола тревоги. Авторесса рецензируемой книги с высоты своей колокольни это хорошо понимает.

Но непростая простая ее жизнь просветлена гением ее кумира, нравственного идеала на всех этапах ее бытования – ее Пушкиниадой и Пушкинианой. Этюды, викторины, новеллки, зарисовки, фрагменты о Пушкине – самая сильная, эмоциональная и поучительная часть книги «Годы».

Нелли Ивановна обладает редким и признанным статусом «Народного пушкиниста», так как в 1999 году на литературном Всесоюзном телемарафоне «Ай да Пушкин!» в Москве заняла третье место. (Кстати, автор этих строк лицезрел некоторые фрагменты этого телемарафона, в т.ч. и весьма возбужденную, прыткую Нелли Ивановну в несуразном цилиндре, жутко спешившую по какому-то пушкинскому адресу). Пушкин рано вошел и в мою жизнь (отчего-то, помню, потрясла меня строка «Сватья баба Бабариха», она мне представлялась в образе одной аульной старухи), а по образованию я педагог-литератор, т. е. о Пушкине имею некое представление, как в оригинале, так и в его немецком и казахском преломлении.

И все же, читая полные любви и обожания этюды Нелли Бастерс, я с досадой и стыдом сознаю свои филологические пробелы и уже в который раз с удовольствием и пользой перечитываю ее Пушкиниаду и Пушкиниану. И хотя она не раз подчеркивает, что она не литературовед, не пушкиновед и не претендует на научные изыскания, однако ощущение такое, что она знает о «солнце русской поэзии» все или почти все. И не просто знает, а чувствует, ощущает каждое движение его поэтической души, все грани и импульсы его божественного дара. И главное: она умеет живо рассказывать о манящем восторге своей отзывчивой души. Рассказывает так увлекательно и вкусно, что поневоле зачитываешься, заслушиваешься.

Осененная светом Гения, она десятки лет идет-бредет-порхает по живописной дороге в бескрайний мир Пушкина. И штандпункт ее таков: «Длина этой дороги – жизнь. И, право же, здорово, если спутником твоим является Пушкин, уже два века шагающий в ногу со временем, но всегда чуть-чуть впереди».

Верно подмечено.

А вот еще одно важное признание: «Хотелось бы надеяться, что пушкинское ассорти окажется не только познавательным, но и увлекательным»

Убежден: надежда эта оправдалась.

А какова сама авторская викторина, украшавшая страницы книги Бастерс? Вот некоторые: «Как называлось первое напечатанное стихотворение Пушкина?»; «Как называется баллада Пушкина, музыку к которой написали три композитора?»; «Какую сказку написал Пушкин летом 1831 года?»; «Какой опознавательный знак был у лицеиста Александра Пушкина и где он помещался?»; «Как называется романс, обязанный своим происхождением А.С.Грибоедову, М.И.Глинке и А.С.Пушкину?»; «Какое «зверинское» прозвище было у лицеиста Пушкина?», «Какие внешние приметы характеризуют Пушкина как денди на портрете Ореста Кипренского?»; «В каком произведении Пушкин описал детали своей скандальной дуэли с офицером Зубовым (Кишинев)?»

Довольно, однако. Подобных интригующих вопросов читатель насчитает в книге не один десяток. Они составляют как бы роман о Пушкине – роман в новеллах. Нелли Бастерс – мастер изящных миниатюр. Это ее жанр. В нем она блистательно раскрывает и свои знания, и свой эстетический шарм.

К этой викторине примыкает и цикл новелл под названием «Пушкин и музыка». В этих миниатюрах раскрылись все грани музыкального и литературного дарования автора.

Отдельный разговор – познавательные и поучительные мемории Нелли Бастерс. Это ее зарисовки о своих учениках, о местных музыкантах, о гастролях выдающихся певцов, оркестров, о музыкальных событиях в городе Усть-Каменогорске. Казалось бы, эти краткие газетные рецензии на фоне Пушкинианы блекнут, не задевают сознания постороннего читателя, оставаясь фактом локального значения. Но это не совсем так. В этих мини-рецензиях запечатлено наше время, наша действительность, культурные запросы нашей реальности.

В старом-новом областном городе происходили и происходят события высокого культурного накала, там нередко концертируют выдающиеся музыканты современности, в городе живут и творят высокое искусство незаурядные, талантливые личности, о которых – как уполномоченный музами летописец – десятки лет пишет с любовью и прилежанием неравнодушная к любой новизне, к хорошей, как она часто подчеркивает, музыке, неутомимый культуртрегер Нелли Ивановна Мельникова-Бастерс. Ее газетные рецензии и репортажи органически вписываются в концепцию и диспозицию мемуарной книги.
Читая «Годы» Нелли Бастерс, я понял, что она не только патриот своего города, но одна из ярких его достопримечательностей. Не знаю, существует ли где награда «За верность и достоинство», если да – то бесспорным ее обладателем я бы обозначил именно ее – Нелли Ивановну. Это о таких, как она сказано:

О, сколько нам открытий чудных
Готовит просвещенья дух!
Одна из нравственных максим Нелли Бастерс гласит: «Человек, знающий дорогу к роднику, не будет пить из лужи».
Сказано метафорично.
И речь тут, собственно, идет о культуре.
И принципиальным и убежденным культуртрегером – «носителем культуры» в первозданном смысле – является автор замечательной книги «Годы».

Добавить комментарий