Реклама

 

1 января 2010 года, в день начала председательства в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), Казахстан представит странам-членам повестку дня, ключевым вопросом в которой, как ожидается, будет достижение и сохранение межнационального согласия. Уникальный опыт Казахстана в этой сфере поможет Европе, уверен директор Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Булат Султанов.

/Фото: КИСИ. ‘Булат Султанов, директор Казахстанского института стратегических исследований.’/

— Булат Клычбаевич, Казахстан планирует представить в ОБСЕ свою модель межэтнического согласия. Почему наш опыт должен быть интересен странам Европы?

— Дело в том, что не только Казахстан стремится к председательству в ОБСЕ, но и ОБСЕ хочет, чтобы Казахстан стал председателем в столь важной международной организации. Ведь не секрет, что страны Западной Европы, которые составляют ядро Европейского Союза и сотрудничество с которыми наиболее интересно для нас (тогда как страны Восточной Европы больше тяготеют к тем политическим конфигурациям, которые создают Соединенные Штаты Америки в рамках антироссийского кордона), сегодня испытывают проблемы в связи с глобальной миграцией населения. Если мы, например, сравним этнический состав стран Европы в 60-е годы и сегодня, то увидим колоссальные изменения. И когда в странах Западной Европы обеспокоены снижением рождаемости, то во Франции, в одной из немногих западноевропейских государств с позитивной рождаемостью, коренные французы не рады приросту населения, поскольку он происходит за счет мигрантов из стран Северной Африки и Азии.
Сегодня страны Европы столкнулись с проблемами межнациональных отношений и сосуществования на одной территории представителей христианской религии и приверженцев ислама. К сожалению, страны Европы оказались не готовыми к этим проблемам. И все то, что мы наблюдаем сейчас, являет собой попытки на ходу решить эти сложные вопросы. У большинства европейского населения складывается негативное впечатление относительно выходцев из-за рубежа. И проявлением этого является создание национал-радикальных организаций или, к примеру, активизация деятельности национал-демократической партии в Германии, особенно в Восточной, где безработица гораздо выше, а решение социальных проблем затягивается.
Поэтому, конечно, не найдя решения этого вопроса внутри своих стран, европейцы обращают внимание на мультинациональные республики бывшего Советского Союза, такие как Казахстан.

— В чем вы видите уникальность председательства Казахстана в ОБСЕ, кроме того, что мы молодое государство постсоветского пространства?

— Наше председательство в ОБСЕ для стран Европы действительно представляет большой интерес, как в теоретическом, так и в практическом плане. Во-первых, Казахстан мультинациональное и мультиконфессиональное государство. Это к тому же евроазиатская страна, потому что значительная часть Западно-Казахстанской области находится между Волгой и Уралом, а граница Европы проходит по Уральским горам и вдоль реки Урал. Эта часть Казахстана больше территории Чехии и Словакии вместе взятых! Казахстан является евроазиатским государством не только по географическому, но и по национальному, конфессиональному признаку. Именно поэтому Европа интересуется, как Казахстан решает эту массу проблем на стыке цивилизаций, религий, этносов.
В нашем институте в 1993 году мы проводили одну из первых конференций по межэтническим отношениям. Эксперты из Германии говорили тогда о том, что Казахстан является одни из самых уязвимых государств на постсоветском пространстве и может разделить участь Югославии. Сейчас мы уже видим, что то, что нам предрекали 16 лет назад, к нашему счастью, мы обошли.
И еще. Если посмотреть на карту, на так называемую «дуга нестабильности» Афганистан, Пакистан, Кавказ и дальше Балканский полуостров, то видно, что именно Казахстан является форпостом для России и Европейского Союза (в условиях продвижения Евросоюза на восток) против традиционных и нетрадиционных угроз и вызовов.

— Вы отметили, что Европе интересен теоретический и практический опыт Казахстана в сфере регулирования межэтнических отношений. Что именно из нашей практики могла бы перенять Европа?

— В Казахстане мы располагаем уникальным инструментом — это Ассамблея народа Казахстана. Нигде больше на пространстве СНГ, Европы или Азии мы не видим попыток создать организацию, которая бы объединила представителей разных этносов и конфессий под крышей одной в нашем случае казахстанской нации. Это уникальный пример.

— Вы считаете, что понятие «казахстанская нация» уже сформировалось в Казахстане? Ведь в обществе оно вызывает противоречивую реакцию и много споров.

— В любом этносе есть шовинисты и националисты, приблизительно по 10-12 процентов. А основная масса населения 75-80 процентов хочет жить спокойно и предсказуемо в рамках тех законов, которые решали бы их проблемы. Поэтому идея создания казахстанской нации, которую выдвинул президент Нурсултан Назарбаев, практически уже осуществляется появлением Ассамблеи народа, а не народов, Казахстана. Я думаю, каждый из нас останется представителем своего этноса, но по мере развития и углубления социально-экономических процессов каждый гражданин Казахстана будет говорить, что он в первую очередь казахстанец, а потом уже немец, русский или казах.
Кстати, в некоторых странах Европы, например в отдельных землях Австрии, запрещается строительство мечетей. В Казахстане же есть и мечети, и православные и католические храмы, синагоги, другие молельные учреждения. Вообще, в нашей стране очень удачно сформировалась светская модель государства, при которой государство отделено от церкви. Если посмотреть, как происходит этот процесс в других республиках Центральной Азии, то у нас он, согласитесь, идет гораздо гармоничнее.
Мне кажется, что говоря о Казахстане и ОБСЕ, некоторые наши оппоненты плохо представляют себе географию. В ОБСЕ только два государства являются евроазиатскими — это Россия и Казахстан. Поэтому предоставление поста председателя Казахстану это на мой взгляд, правильный шаг. Особенно с учетом того, что все угрозы азиатской «дуги нестабильности» отделены от Европы территорией Казахстана. Словом, если Европа хочет жить спокойно, чтобы ее с этого направления достигали меньше террористов, экстремистов, контрабандистов оружия, волны нелегальной иммиграции, то ей просто необходимо тесно сотрудничать с Казахстаном, в частности через ОБСЕ.

— Что именно следовало бы делать уже сейчас?

— На практике нам необходимо создавать региональные представительства Организации в Центральной Азии с целью борьбы с теми вызовами и угрозами, для которых и создана ОБСЕ для обеспечения безопасности и налаживания сотрудничества в Европе. То есть на первом плане должна быть безопасность, и на втором сотрудничество. Поэтому постсоветское государство, которое относится к тюркскому, исламскому миру представляется мне наиболее походящим для ОБСЕ.
Это не только почетная, но и очень ответственная миссия. Казахстан берет на себя большую ответственность по части вопросов продвижения демократии в большинство стран Центральной Азии и защиты Европы. Главное понимать, что председательство Казахстана в ОБСЕ взаимовыгодный процесс. Если действовать по принципу: «В чужом глазу соринку видишь, а в своем бревна не замечаешь», то на период после 2010 года конструктивного диалога не будет. Если же мы будем сотрудничать, то создадим хороший плацдарм для взаимодействия на будущее.

Интервью: Наталия Шталь.

25/09/09

Добавить комментарий