Реклама

 

Сорок с лишним лет я прожил на Урале — целых полжизни. Тут прошла не только ссылка — первая военная и вторая бессрочная пожизненная по немецкому наследству. Нет, нет — и кусочек молодости к тому, обыкновенной человеческой молодости, без больших претензий и надежд. Танцы и волейбол, Горсад и Дворец Культуры, мимолётные увлечения, девушки.

Первая женитьба и дети. Знакомство с Зауральем. Берёзовые леса и бесконечные поля. Удивительная природа. Увлечение туризмом!
Потом и сами горы. Впервые я побывал с семьёй в Миассе — предгорье Урала летом 1965 года. Только через десять лет я стал бывать в Уральских горах часто. Дети выросли, я стал им не нужен, и я ушёл в горы…
Сколько они мне дали, эти горы! Сколько радости, сколько восторга! И утешения тоже. Сколько познал я добрых людей.
Альпинист и горнолаз, влюблённый в горы учитель физики Борис Кочнев. Водил школьников в походы, прививал любовь к природе, к Уральским горам.
Молодёжь с завода, часто ходившая со мной в горы. Я знаю, что эти ребята и девчата полюбили горы на всю жизнь. Рад, что помог им в этом.
Впервые я попал в горы в 1961 году на Кавказе и с тех пор с ними практически не расставался. Бывал в Крыму, в Таджикистане, в Красноярске на «столбах», на самум Кавказе был раз десять, на Урале почти тридцать лет.
После переезда в Германию обосновался в горах Тюрингского леса. Так горы сопровождают меня.
Слишком много прошёл я в своей жизни с рюкзаком. Соседи, завидя меня в очередную пятницу с рюкзачищем, удивлялись: куда это я направляюсь вновь?
Будучи в 1974 году в Геленджике в гостях у друга по трудармии Эрика Лореша, я фактически по его просьбе написал стихотворение «Рюкзак»: «Роберт, ты же поэт! Ты столько много ходишь с рюкзаком! Попробуй описать и судьбу нашего народа, который вечно таскает за спиной тяжёлый груз страданий и лишений!». При тогдашней политической ситуации в стране о публикации подобного текста не могло идти и речи, а дальнейшая судьба автора в случае публикации была бы непредсказуемой. Тем не менее авторский рукописный вариант Эрик Лореш не только бережно хранил, но и осторожно передавал на чтение и переписывание надёжным друзьям. В начале оттепели конца 1980-х выяснилось, что «Рюкзак» широко известен на территории СССР, увидел свет в газете «Фройндшафт» в Казахстане и читался со сцены Немецкого Драматического Театра в Темиртау. В 1988 году в Темиртау проводился первый Фестиваль Всесоюзного немецкого самодеятельного творчества, и стихотворение оказалось опубликовано в его программе «70-летию подписания В.И.Лениным Декрета «О создании автономной области немцев Поволжья» посвящается». Наш замечательный российско-немецкий поэт Вольдемар Гердт прислал мне эту программку в Ленинград, куда я перебрался после выхода на пенсию. Я немедленно списался с Немецким Драматическим Театром и спросил, откуда у них моё стихотворение. Ответ был прост: «Нам его принесли!»
Тем не менее я продолжал работать над текстом, перерабатывая и переписывая стихотворение. Постепенно в 1990 году оно обрело немного другую форму. Окончательный вариант я сам перевёл на немецкий язык. К тому времени во «Фройндшафт» был уже опубликован один из первых переводов на немецкий, но мне не нравилось слово «Ранец», придуманное автором перевода.
В начале 1991 года «Рюкзак» достиг проживающих в Германии переселенцев: Землячество немцев из России опубликовало «Рюкзак» и объявило конкурс на лучший перевод его на немецкий язык.
Я немедленно отправил в редакцию в Штутгарт свою новую версию и собственный перевод. В апреле месяце того же года нам снова принесли журнал со статьёй «Большое эхо на «Рюкзак» Роберта Лейнонена» с подзаголовком «Приветы из Ленинграда» и результатом конкурса. Проживавший к тому времени в Германии мой друг Эрик Лореш прислал в журнал мою фотографию и написал о том, что, может, сам автор сделает перевод?
Так я узнал, что из 34 поступивших к тому времени в редакцию переводов (всего их было прислано свыше 40) лучшим был признан мой, опубликованный там же, в апрельском номере за 1991 год.
Позже Землячество-Landsmannschaft выпустило специальный сборник переводов, но, к сожалению, туда поместили не все произведения, а лишь десять штук.

РЮКЗАК

Идёт старик. Несёт рюкзак.
Дугой согнуло. Вот чудак!
Скажи, папаша! В чём нужда,
Таскаться с ним туда-сюда?

Сынок, и я когда-то шёл
По жизни налегке.
И жить мне было хорошо,
И пусто в рюкзаке.

Но год от года за спиной
Всё рос мой кузовок.
Набили финскою войной
Армейский вещмешок.

Войны второй взвалился груз,
Блокада и мороз.
Фашист кричал:
Сдавайся, русс!..
А я мешок свой нёс.
Тащил рюкзак пятнадцать лет

По ссылке, всё продув.
И лишь за то,
Что бабкин дед-
Немецкий стеклодув.

В лицо плевок: Ты немец, гад!
Забудь качать права!..
Там, в рюкзаке, они лежат,
Те тяжкие слова.

Вот так всю жизнь рюкзак и нёс
На каждый перевал,
Как свой нелёгкий крест Христос,
И падал и вставал…

Не думай, сын, что я один!
Нас много стариков,
Не разогнуть которым спин
Под грузом рюкзаков.

А если сила есть в руках,
И духом ты герой,
Поройся в наших рюкзаках
И тайны их раскрой!

Пусть люди знают, что и как,
Не зря же я тащил рюкзак,
И сотни тех, чей скорбный путь
Вдруг оборвался где-нибудь…

RUCKSACK

Des Weges geht gekrümmt ein Mann,
Der seinen Sack kaum tragen kann.
«Vertrau mir, Väterchen, den Zweck,
Wozu du schleppst ihn Eck zu Eck?»

Mein Sohn, ich kenne noch die Zeit,
Als ich froh schritt umher,
Von Last und Kummer war befreit,
Mein Rucksack war noch leer.

Doch wuchs allmählich Tag für Tag
Mein Sack, soviel er konnt.
Man stopfte den Soldatensack
Mit Krieg und Finnlandsfront.

Den Zweiten Krieg ich tragen muß.
Blockade, Frost sind dort.
Faschist mir schrie: «Ergib dich, Russ!»
Doch zerrt den Sack ich fort.

Noch fünfzehn Jahr Verbannungsfrist
Trug ich im Sack fortan.
Du, Ur-Ur-Urgroßvater, bist
Der Schuldige daran.

«Du deutsches Aas!»- ein Schlag, ein Hieb,-
«Halt s Maul! Kenn deinen Platz»…
Dort in dem Rucksack stecken blieb
Der grausam schwere Satz.

So schleppte ich bergauf, bergab
Den Sack im Lebenslauf,
Wie Christus trug sein Kreuz zum Grab.
Ich fiel, stand wieder auf.

Und glaub mir, Sohn, nicht ich allein —
Es sind so manche noch
Die ganz erschöpft des Tragens sein,
Gekrümmt von ihrem Joch.

Und hast du Kraft dazu und Mut
So schnür die Säcke los,
Kram die Geheimnisse behut
Und leg den Menschen bloß.

Das Volk muß wissen, was und wer.
Trug ich den Sack umsonst umher?
Und all die Tausend, die ihr Leben
Verloren an des Grauens Wegen…

21/10/05

Добавить комментарий