Реклама

Поэт, писатель, литературный критик Алексей Дмитриевич Скалдин (1889–1943) считается последним петербургским символистом. Он родился и вырос в крестьянской семье. Подростком из Новгородской губернии перебрался в Петербург. Сотрудничество со страховым обществом Алексей начал рассыльным, закончил в 1917 году управляющим округа этого общества. Последующие пять лет А.Д.Скалдин провел в Саратове, где с декабря 1921 года заведовал Радищевским музеем. Здесь он был впервые арестован и провел несколько месяцев в Саратовской тюрьме. С 1924 года А.Д.Скалдин вновь в Петрограде, работает в музеях, библиотеках, издательствах. Повторно арестован в 1933 году и осужден на пятилетнюю ссылку в г. Алма-Ату.

Страстью к сочинительству Алексей Дмитриевич обладал с детства. В Петербурге до революции он печатался в журналах «Весна», «Gaudeamus», «Сатирикон», «Аполлон», в «Альманахе муз». В ноябре 1912 года А.Д.Скалдин издал сборник «Стихотворения» (СПб, 1912), за которым последовал роман «Странствия и приключения Никодима Старшего» (Петроград, 1917). После долгого перерыва выходят книги научно-познавательного характера «Чего было много» (1929), «За рулем» (1930), «Колдун и ученый» (1931) и ряд статей.
Творческая канва А.Д.Скалдина сформировалась под влиянием символистских веяний Вячеслава Иванова. Впечатляет круг людей, с которыми тесно общался и сотрудничал А.Д.Скалдин, – элита деятелей отечественной культуры 10-20 годов ХХ века. Это Георгий Иванов, Михаил Кузьмин, Дмитрий Кузьмин-Караваев, Андрей Белый, Федор Сологуб, Николай Клюев, Василий Розанов, Всеволод Мейерхольд, Федор Степун, Павел Флоренский, Николай Бердяев и другие.
Глубокие знания А.Д.Скалдина, выработка им собственного мировоззрения в русской философской мысли современники оценили по достоинству. Сам А.Д.Скалдин писал: «Работал в «Вольной Поэтической Академии», в Христианской секции Петербургского Религиозно-философского общества, в Московском Религиозно-философского обществе… В 1917-1918 годах был членом Президиума Всероссийского Союза деятелей искусств…». 24 августа 1929 года А.Д.Скалдин вступил во Всероссийский Союз писателей.
Во многом неясная биография А.Д.Скалдина сделала его героем нескончаемого поиска немногочисленных исследователей. Обладая универсальными знаниями, сам А.Д.Скалдин относил себя к лицам, получившим высшее образование, которого он, однако, не имел. В анкетах и документах А.Д.Скалдина встречаются такие варианты данных об образовании: «самообразование, окончил церковно-приходскую школу», «образование фактически высшее (без диплома)», «самоучка» или подчеркивал в графе образование слово «высшее».
Т.С.Царькова это несоответствие объясняет следующим образом: «В 1909-1910 гг. Скалдин урывками, когда позволяло время, свободное от службы, вольнослушателем посещал университет, скорее всего – историко-филологический факультет, участвовал в каких-то семинарах, готовил для них доклады…».
Эти выводы можно попытаться проверить. В ЦГИА г. Санкт-Петербурга существует фонд 14, где собраны материалы о деятельности Петербургского Университета до 1917 года, сбережены личные дела студентов, в том числе и вольнослушателей. Вольнослушатели тех лет за обучение вносили определенную плату. Дела поступивших и выбывших вольнослушателей вела канцелярия соответствующего факультета. Ни в списках студентов университета, ни в делах канцелярии историко-филологического факультета за 1909, 1910, 1911 годы (ф. 14, оп. 17, д. 50, 67, 88) фамилии А.Д.Скалдина нет.
Возможно, А.Д.Скалдин посещал отдельные лекции в Университете как постороннее лицо – это предусматривалось «Общим уставом Императорских Российских университетов» (п.п. 90, 105).
В разное время А.Д.Скалдин сотрудничал и общался со многими бывшими студентами историко-филологического факультета. Это И.Ф.Анненский (окончил в 1879 г.), А.А.Блок (окон. в 1906 г.), Ю.И.Верховский (окон. в 1902 г.), А.А. Гизетти (учился в 1907-1913 г.), В.В.Гиппиус (уч. в 1907-1913 г.), Н.С.Гумилев (уч. в 1909 г.), Р.В.Иванов-Разумник (уч. в 1910 г.), В.М.Жирмунский (окон. в 1912 г.), О.Э.Мандельштам (уч. в 1911-1913 гг.), Д.С.Мережковский (окон. в 1888 г), В.И.Нарбут (уч. в 1906-1912 годах) и другие. В университетском журнале «Gaudeamus» А.Д.Скалдин опубликовал пять своих стихотворений: «Как будто» (1911, №6), «Притча о посеянном» (1911, №7), «Красный песок на дорожках» (1911, №10), «На погосте» и «Воскуренные свечи леса соснового» (1911, №11). Приведенные факты лишь косвенно «уравнивают» А.Д.Скалдина со студентами и вольнослушателями университета.
Публикация Т.С.Царьковой приглашает поразмыслить не только над датой смерти, но и местом захоронения А.Д.Скалдина. В разделе «Материалы об аресте 1941 года» автор приводит содержание пяти справок из различных архивных ведомств МВД Российской Федерации и МВД Республики Казахстан о естественных причинах смерти заключенного Алексея Дмитриевича Скалдина. Однако, ссылаясь на мнение родственников писателя, автор ставит под сомнение и дату смерти, и ее причину, не исключая возможности расстрела А.Д.Скалдина уже в 1941 году, сразу после вынесения приговора. Эту гипотезу можно рассматривать лишь как обращение к будущим исследователям, еще раз предлагая заглянуть в извилистый лабиринт последних дней жизни литератора.
К сожалению, некоторые публикаторы поспешили закрыть эту тему, не прилагая собственных усилий к ее изучению. И вот уже Василий Пригодич (Сергей Сергеевич Гречишин) утверждает, обращаясь к Интернет-сообществу: «Исследовательница совершенно справедливо предполагает, что свидетельство о смерти писателя в «Карлаге» в июле 1943 г. поддельное, он был расстрелян, как и многие «контрреволюционеры» в первые месяцы войны…».
В 1990-е годы мне довелось интенсивно работать с архивом бывшего Карагандинского исправительно-трудового лагеря (Карлага), где отбывали свое заключение десятки литераторов. Еще не составленная Карлаговская литературная энциклопедия включает имена Ю.А.Айхенвальда, А.Л.Барковой, А.В.Белинкова, Н.А.Брыкина, В.А.Бернадского, Д.И.Выгодского, Л.Н.Гумилева, М.Е.Зуева-Ордынца, К.И.Икрамова. М.М.Кораллова, М.А.Нарицы, О.Л.Плебейского, Э.С.Паперной, Н.Я.Рычковой, Б.Л.Сучкова, А.А.Соловьева-Тверяка, ученого и поэта А.Л.Чижевского и многих других.
О пребывании А.Д.Скалдина в Карлаге свидетельствуют два документа: учетная карточка осужденного (форма №2) и личное дело № 208034. Привожу выписки из них, полностью отторгающие версию расстрела А.Д.Скалдина в 1941 году.
«Скалдин Алексей Дмитриевич, 1889 г.р., уроженец Калининской области. Образование высшее. Отец умер в годы Октябрьской революции. Мать в возрасте 80 лет – Александра Николаевна Скалдина – живет в г. Славянске. Холост. Жена Елизавета Константиновна умерла в Детском Селе в 1933 году. В том же году А.Д.Скалдин был осужден по статье 58-11 Уголовного Кодекса и выслан в г. Алма-Ата Казахской ССР. Жил по улице Чайковского в доме №35. По специальности литератор, работал в Союзе художников литературным работником. Последнее место работы – лектор Художественного училища, откуда уволился в декабре 1940 года.
27 июня 1941 года арестован РО НКВД по Алма-Атинской области, 12 октября 1941 года осужден Особым Совещанием при НКВД СССР на 8 лет за контрреволюционную деятельность. Местом отбывания наказания был определен Карлаг. 17 декабря 1941 года А.Д.Скалдин прибыл на железнодорожную станцию Карабас, где находилась пересылка, так называемые «Ворота Карлага». Отсюда он убыл 3 января 1942 года в Долинское комендантское отделение; 4 января 1942 года отмечено его пребывание в Самарском отделении лагеря. По состоянию здоровья А.Д.Скалдину был определен легкий труд. Из Самарского отделения А.Д.Скалдин дважды был этапирован в Долинку – с 17 по 26 ноября 1942 года и с 24 апреля по 4 июня 1943 года».
В личном деле существует акт №162 от 18 июля 1943 года, подписанный начальником санчасти Бруссером и заведующим стационаром и удостоверяющий, что 18 июля 1943 года в 4 часа дня умер А.Д.Скалдин. Причина смерти – декомпенсированный миокардит. На излечение в стационар поступил 5 июня 1943 года, т.е. сразу после возвращения из Долинки. Похоронен А.Д.Скалдин 20 июля на кладбище Самарского отделения Карагандинского исправительно-трудового лагеря. На могиле был установлен столб с клеймом Б-22, что означает порядковый номер захоронения в учетной серии Б по всей длине кладбища.
В деле сохранилась фотография А.Д.Скалдина, протоколы допросов, отпечатки пальцев левой и правой руки, другие материалы.
При аресте была составлена опись вещей А.Д.Скалдина, переданных на хранение соседке Н.В.Соколовой. Под номером 1 указаны двадцать тюков книг и разной переписки, под номером 13 – сорок пять фотокарточек, под номером 45 – шесть тюков разных журналов и под номером 57 – десять связок разных книг. Полагают, что именно в этих тюках и связках находились рукописи романов и повестей А.Д.Скалдина «Колдуны», «Чудеса старого мира», «Третья встреча», «Повесть каждого дня» и другие. Назвать хотя бы приблизительное число корреспондентов его многолетней переписки, как и хранимых им редчайших документов, вообще не представляется возможным.
В январе 1939 года, когда отмечалось 125-летие со дня основания Публичной библиотеки им. М.Е.Салтыкова-Щедрина – крупнейшего книгохранилища страны, А.Д.Скалдиным переданы в Публичную библиотеку г.Ленинграда 97 автографов лиц с мировым признанием. Среди них автографы Оноре де Бальзака, Пьера Жана Беранже, Виктора Гюго, Дени Дидро, Жорж Санд, Вальтера Скотта и т.д. И хотя Алексей Дмитриевич Скалдин к 1939 году уже отбыл свою ссылку, его имя не было названо ни в публикациях о передаче автографов, ни в периодической печати, ни в специальных изданиях.
Ныне литературный мир твердо уверен, что алма-атинское наследие А.Д.Скалдина погибло полностью. Однако целенаправленных поисков в библиотеках и архивах Алма-Аты никто не проводил.
Несколько слов о во многом закрытой жизни А.Д.Скалдина. В 1913 году он влюбился в жену своего друга поэта Рейнгольда Вальтера – немку Елизавету Константиновну Рейнгольд (в девичестве Бауман). Последняя оставляет мужа, который забирает своего сына и навсегда уезжает в Германию. Дочь Клара Рейнгольдовна, 1910 г.р., остается в новой семье.
В 1914 году рождается дочь Марина, которая из-за проволочек с разводом станет Мариной Рейнгольдовной Вальтер. В 1941 году Клару как немку отправят в Казахстан. Она будет искать отчима, а потом пропадет неизвестно где. Марина с годовалой дочерью окажется на Кубани, в 1944 вернется в Ленинград. В 1947 ее не станет.

Добавить комментарий