«Когда умирает эпоха, надгробный псалом не звучит, / Крапиве, чертополоху украсить ее предстоит…» – эти строки Анны Ахматовой как нельзя кстати. Эпоха, к которой имела отношение очень яркая и непростая судьба Владимира Александровича Эйферта, догорает, уходит в историю, искажается, покрывается слоем домыслов. Владимир Эйферт – один из основателей школы изобразительного искусства в городе Караганде, организатор первой шахтерской студии живописи. Известный художник, работавший в Москве, в Берлине, в Париже, он, волею непростого и трагического времени, оказался в Караганде.

29 мая состоялось открытие скромного памятника В.А. Эйферту на кладбище Второго Рудника, как результат участия нескольких десятков карагандинцев. Хочется еще раз поблагодарить всех и вспомнить, как это произошло.

Людмила Андриюк: «В год 90-летия моего отца Павла Степановича Андриюка, первого уполномоченного Союза художников Казахстана в Караганде, я издала книгу-альбом о нем и как-то неожиданно ко мне пришло понимание того, что имена первых художников стали забываться, более того, другие имена стали называть при упоминании истоков изобразительного искусства в Караганде. Я много читала о В.А. Эйферте и мне было очень больно и обидно за этого человека. Обидно, что наш город становится городом со стертой памятью, что нашей историей уже немногие интересуются. А ведь у нас жили такие замечательные, талантливые люди, подвижники своего труда, много сделавшие для Караганды! Когда увидела проржавевшую пирамидку, под которой похоронен Эйферт, сразу пришла мысль: «хорошо бы сделать достойный памятник-надгробие этому человеку».

В.А. Эйферт (1884 – 1960) – художник, искусствовед и коллекционер. Он работал ученым секретарем Наркомпроса, заместителем директора Третьяковской галереи, а затем возглавлял музей изобразительных искусств им. Пушкина в Москве. В начале войны, в 1941 году, вместе с женой Елизаветой Ефремовной депортирован в Казахстан.

В сентябре 1944 года Владимиру Эйферту разрешили переселиться в Караганду. Он получил работу художника в клубе шахты им. Кирова, где в свободное от работы время организовал первую шахтерскую студию живописи. Через студию, организованную по его доброй воле, прошли десятки людей. Немало студийцев стали впоследствии известными живописцами. Те, кто не стал профессиональными художниками, унесли в своих сердцах любовь к живописи и память о своем учителе. Прошло немало времени, не стало жены художника, ученики разъехались по свету… И оказалось, что в городе, где Эйферт провел значительную и продуктивную часть своей жизни, нет места, которое хранило бы память о нем. Могила художника для многих была утеряна.

Наш первый поход в поисках места захоронения состоялся в 2014 году. Ходили мы тогда долго и беспорядочно, в основном, стараясь определить, где сосредоточены захоронения 50-60 годов. Наше хождение среди могилок (нередко и безымянных, иногда ухоженных и незабытых) и попытка… а вдруг? Но в тот раз «вдруг» не случилось. Позже пробовали что-то выяснить, разговаривали со многими, но ничего для нас не прояснилось. И мы погрузились в свои жизненные проблемы.

В июле 2017 года газета «Индустриальная Караганда» опубликовала статью краеведа Ю.Г. Попова «Пушкинское на берегу Корганколя: 1915-1960». Статья была дополнена репродукцией картины В.А. Эйферта «Последняя борозда», а в тексте обращалось внимание на масштаб личности художника и призыв к патриотам – искать свое прошлое. Автор как будто напомнил нам об оставленном поиске. Стало как-то неловко спокойно жить дальше, и мы продолжили поиски могилы. Как она выглядит мы не представляли, надеялись опять на случай, но надежда таяла с каждым походом. Решившись наудачу написать письмо Ю.Г. Попову, подумали: «Вдруг он знает примерное место расположения или какие-нибудь приметы могилки?».

И Попов откликнулся в тот же день – прислал фотографию, на которой отчетливо видна была характерная ограда, памятник со звездой, портрет, надпись и эпитафия. С этого момента участие и помощь знаменитого краеведа не оставляли нас ни на один день. Мы раздобыли бинокль и ходили, уже имея на руках увеличенную фотографию.

17 сентября 2017 г. мы вновь отправилисьна поиски, и художник Юрий Забара обнаружил могилу! За оградой были два поржавевших памятника, склонившиеся друг к другу и так вросшие в землю. Юрий Дмитриевич отодвинул густые колючие заросли: остатки белил с наплывами ржавчины четко обозначали дату «1884», слово «художник», просматривались инициалы «В. А.» и фамилия «Эйферт».

Вторая пирамидка – с крестом, находившаяся в ограде, не имела никакой надписи. Предположительно, это должна была быть могила жены художника – Елизаветы Ефремовны Сутуловой (1891-1974), что впоследствии подтвердилось.

О находке мы сообщили в Музей изобразительного искусства. 20 сентября сотрудники музея организовали выезд на кладбище, прикрепили фотографию Владимира Александровича к памятнику, положили цветы. Были корреспонденты газет и телевидения.

В предложении о необходимости установки памятника нас сразу же поддержали сотрудники музея изобразительного искусства и Союз художников Караганды. Решили попробовать собрать деньги «всем миром». Именно так и получилось. Главный редактор «Газеты для пенсионеров настоящих и будущих» Светлана Владимировна Коханова предоставила нам возможность обратиться через газету. Мы написали небольшую заметку, символично назвав ее «Под крылом Михаила Архангела», там же поместили нашу листовку с призывом к карагандинцам об устройстве памятника. После этого начались просто-таки невероятные вещи! На телефон Людмилы Павловны стали звонить совершенно незнакомые люди, проявившие интерес и желание участвовать в сборе средств.

Посильную помощь оказала и бывшая карагандинка, ныне гражданка Германии Надежда Гильд-Ляйс и многие другие неравнодушные карагандинцы. В нашем городе как будто приоткрылась некая человеческая общность, которая существует незаметно и тихо. Да, люди откликались, их небезразличие подчеркнуло общее неравнодушие.

Со времени возникновения идеи до ее реализации мы были в неведении, как это произойдет, получится ли? Наш путь к этому дню открывал и проблемы, и поддержку. Спасибо вам, дорогие карагандинцы, за то, что были рядом.

Людмила Андриюк, Ольга Ясинская, Юрий Забара

Добавить комментарий