Реклама

Проект строительства на Нуре медеплавильного завода так и остался лежать на полках архивохранилищ страны. Но творческие умы инженеров по-прежнему привлекала извилистая лента реки. Быстро развивающиеся карагандинские шахты требовали электроэнергию и воду. Заманчиво выглядело и предложение группы работников Госплана о размещении вблизи Караганды завода чёрной металлургии.

Продолжение. Начало в предыдущем номере.

Эта мысль созрела в конце 1930 года, когда стало ясно, что карагандинские угли будут использоваться промышленностью Южного Урала. Обратный, холостой пробег железнодорожного транспорта намечалось исключить грузопотоком железной руды с месторождений богатой уральской провинции. Для появления гигантов топливной и металлургической отраслей требовалась вода. Всё большее число специалистов научных, проектных и плановых организаций приступило к проработке вопросов караганда-нуринской проблемы, в том числе и энергетической.

По-прежнему широкое развитие имели гидрогеологические работы в бассейне Нуры, проводимые партиями Гидрологического института и экспедицией «Союзгеоразведки» под общим руководством В.Я.Гринева. Уже 12 февраля 1931 года состоялось техническое совещание экспедиционного сектора ГГИ. В присутствии видных специалистов заслушаны доклады А.С.Корнакова и М.С.Протасьева. В принятом решении предполагалось строительство большого водохранилища у посёлка Самаркандский. Результаты исследований были рекомендованы к передаче трестам «Казмедьстрой» и «Казстройуголь» для практического осуществления.

Наблюдения ГГИ в 1931-1932 годах касались, главным образом, изучения режима реки Нуры. Максимальный подъём воды отмечен у Самаркандского 11 апреля 1931 года. За время половодья вода сильно рассолоняется, что объясняется таянием снега и льда при малом расходе воды в реке. Опросные данные показали, что 1931 год по стоку воды был несколько выше обычного. За весенний период вода унесла в озеро Кургальджино 150 млн. кубометров воды. Однако следующий, 1932 год, оказался самым маловодным за последние 25-30 лет. Снег выпал на сухую землю, и весенний сток из-за фильтрации воды в почву в период снеготаяния и большого испарения составил всего 17 млн. кубометров.

Зимой 1931-1932 годов Гидрологический институт приступил к проработке мероприятий по полному зарегулированию стока Нуры для нужд Карагандинских каменноугольных копей, завода чёрной металлургии, электростанции и других промышленных предприятий. Общий расход воды представлялся следующим образом. Запланированная Госпланом электростанция у посёлка Самаркандский требовала 500 тыс. кубометров воды в сутки, а с учётом кругооборота – 30-40 млн. кубометров в год. Ещё около 100 млн. кубометров предстояло выделить на обогащение угля, 40 млн. кубометров – заводу чёрной металлургии и 12 млн. кубометров – для хозяйственного и питьевого снабжения карагандинцев. Общее количество воды для всех возможных потребителей достигало 200-300 млн. кубометров в год при среднем годовом стоке 200-300 млн. кубометров.

Электрификацией Центрального Казахстана непосредственно занимался «Энергоцентр». С 16 по 18 июня 1931 года проходила конференция «Энергоцентра», на которой подробно обсудили все особенности строительства мощного энергетического узла в Нуринском районе. Специальная комиссия в лице Русанова, с участием представителей «Гидроэлектростроя» Бухтеева, Лубны-Герцик, Уббана и сотрудника Наркомата водного транспорта Лебедева довольно осторожно высказалась за размещение электростанции на реке Нуре. На конференции «Энергоцентра» принято постановление: «Представленные ГГИ материалы явно недостаточны для суждения о водных запасах бассейна и о характере возможного регулирования стока этой реки. Минимальный замеренный расход в 1930 году составил 0,6 кубометров, максимальный замеренный – 350 кубометров. При наличии не вызывающих сомнений показаний на то, что поверхностный сток Нуры и её протоков иногда снижается до нуля и то, что весенний паводок иногда превышает указанный выше расход, не представляется возможным установить, к какому по водоносности году относится измерение. Кроме этого, необходимо отметить, что общие геологические данные изысканий совершенно не позволяют судить о гидрогеологических свойствах грунта в пойме и на берегу реки… Имея в виду обширность угольных запасов в Карагандинском районе, огромное значение их для Урало-Кузбасса и необходимость дальнейшего развития добычи, в первую очередь необходимо обеспечить водой и энергией добычу этого угля…».

Конференция «Энергоцентра» поручила тресту «Энергострой», Гидрологическому институту, трестам «Гидротехстрой», «Водоканалстрой» и «Гидроэлектрострой» в двухдневный срок проработать и представить «Энергоцентру» программу совместных научных изысканий.

Рабочий проект полного использования водных ресурсов реки Нуры был разработан в Бюро комплексного проектирования института «Водоканалпроект» треста «Союзводстроя». Работами руководил профессор М.А.Стекольников, консультировали известные учёные страны – профессоры Н.А.Кашкарёв, М.А.Великанов, А.П.Нифантов, Е.А.Водарский и специалисты Н.В.Мастицкий, М.Ф.Менкель, С.Н.Крицкий. Проект разработали сотрудники Бюро И.Е.Суров, Н.Н.Феворин, Г.М.Ефимов, В.Л.Емельянов, О.О.Гринштейн, С.И.Рыбкин, Н.А.Кост, Г.Н.Логанов, А.Д.Николаев, И.А.Архангельский, С.М.Панин, Н.Н.Чиж, И.А.Энгельс и другие.

Самаркандский водохозяйственный узел предполагалось использовать не только для промышленных нужд и нужд населения Караганды, но и для снабжения водой поливных участков на землях совхоза «Бедняк», «Трудовик», «Марс», посёлка Новодолинского и Токаревской машинно-тракторной станции (МТС). Площадь орошаемых земель составила 9 тыс. га. Всего из общего полезного объёма водохранилища в 37550 тыс. кубометров через донный водоспуск в течение года должно было уходить 25022 тыс. кубометров.

В проработке одновременно находились три варианта размещения плотины: у посёлка Токаревского, непосредственно у Самаракандского и в 7 км ниже посёлка по течению реки. В зависимости от отметки подпорного горизонта Самаркандская плотина могла иметь длину от 410 до 575 м, протяжённость дамбы – от 250 до 1000 м, площадь зеркала водохранилища до 101 кв. км при объёме водной массы от 250 до 434 млн. кубометров. Средняя высота плотины была определена в 5-15 м.

Сооружение плотины у водохранилища при запроектированном объёме в 260 млн.
кубометров предполагалось закончить в 1935 году. Однако уже раньше намечалось начать снабжение Караганды водой из Нуры путём устройства водопровода. Угольная промышленность настойчиво требовала решать проблему водоснабжения Караганды. От быстрого и верного поиска зависело успешное освоение Карагандинского бассейна.
Такие вот события происходили в Самаркандском. С одной стороны энтузиазм в строительстве «светлого будущего» и жёсткий партийный контроль, с другой – налаженный крестьянский быт с тревожным ожиданием перемен.

Создали партийную ячейку. Раскулачили, на кого указала власть. Кулаков выслали, дома стояли с заколоченными окнами. Ждали команду – разместить в одном из домов школу. Старое здание школы переполнили уполномоченные из Акмолинска и экспедиционные отряды из Центра.

Комсомольская ячейка в 1929 году получила «почётное» задание – организовать красные хлебные обозы на основе добровольной сдачи пшеницы. В подписной лист вносили имена энтузиастов, которые жертвовали от одного до пяти пудов пшеницы. В день комсомольцы набирали до 60 пудов зерна, которое сразу везли на ссыпной пункт.

Пришёл 1930 год. Коллективизация. Осень. Занятия в школе не проводятся – нет помещения. Учителя и дети не обеспечены одеждой и обувью. Обращения в Самаркандский фонд бедности были безрезультатны. Родители по-прежнему старались привить детям уважение к обычаям и традициям. Крестьянское население продолжало хозяйствовать на земле, однако притяжение промышленного центра – Караганды – создавало серьёзную конкуренцию крестьянскому труду. Бывшим крестьянам и особенно их детям предстояло приобрести рабочие профессии, трудиться на сооружении плотины, КарГРЭС и заводах будущего Темиртау.

Добавить комментарий