Реклама

В Северо-Казахстанском краеведческом музее сегодня хранится более 200 тысяч артефактов, найденных в древнем поселении Ботай. Его открыл молодой археолог Виктор Зайберт в начале 80-х годов. Это было его второе научное открытие – в середине 70-х годов он исследовал Атбасарскую культуру (Х-IV тыс. до н.э.), предшествовавшую Ботайской. Многолетние раскопки древнего памятника позволили ученому выделить особую Ботайскую энеолитическую культуру. В прошлом году в рамках государственной программы «Рухани жаңғыру» этот уникальный археологический памятник был внесен в список сакральных объектов Казахстана. Вскоре вблизи поселения будет создан музей-заповедник Ботай. По словам Президента, духовные святыни образуют каркас нашей национальной идентичности, являясь символической защитой и источником гордости, который незримо несет нас через века.

Ботай
Ботай | Фото предоставил Виктор Зайберт

Сегодня профессор Виктор Зайберт возглавляет Институт археологии и степных цивилизаций КазНУ им. аль-Фараби. Находясь в интеллектуальной столице, как любит называть Виктор Фёдорович г. Алматы, он основательно занялся теоретическим обобщением накопленного материала. За долгие годы упорного и кропотливого труда археолог не только доказал высокий уровень Ботайской энеолитической культуры, но и сделал сенсационное открытие, свидетельствующее, что этот народ, обитавший по территории Северного Казахстана шесть тысяч лет тому назад, одомашнил лошадь и тем самым открыл новую эру конно-транспортной коммуникации. К известному археологу мы обратились с вопросом: считает ли он открытие Ботайской культуры делом всей своей жизни и как она будет представлена на сакральной карте Казахстана?

 

Ботай
Ботай | Фото предоставил Виктор Зайберт

– Делом всей своей жизни я считаю, прежде всего, археологию, но из открытий, в первую очередь, всегда называю памятник Ботай. Нам удалось разгадать тайны древнего поселения, но остается еще масса загадок. Я очень рад, что в настоящий момент руководством вуза и лично ректором Г.М. Мутановым мне предоставлена возможность обобщения ботайских материалов, так как этот научный объект требует всестороннего анализа и оценки. Ботайская культура – это целое историческое явление, ознаменовавшее начало культурогенеза казахского народа и других этносов Евразии, а также сложение истоков степной цивилизации. По данной теме уже на протяжении десятилетий мы взаимодействуем с коллегами из многих стран мира в области генетических, антропологических, химико-биологических и других наук. Такое научное сотрудничество в интересах Евразии взаимовыгодно, ведь судьба ряда народов генетически связана со степью. Да и сегодня многие ученые мира говорят, что практически ни один исторический вопрос уже не решается без материалов Казахстана. И это естественно, ведь наша страна находится в центре Евразии, центре миграционных и культурных процессов, которые здесь происходили.

– Глава государства подчеркнул особую значимость для граждан страны проекта «Сакральная география Казахстана». Каким образом в нем будет представлена Ботайская культура?

ботай внесен в список сакральных объектов Казахстана
ботай внесен в список сакральных объектов Казахстана

– Сакральность – это понятие, которое стоит над этносами и религией и предполагает общность духовных ценностей. И именно с понимания их значимости начинается культура. Уже древний человек приходит к пониманию, что жизнь индивида опосредована интересами коллектива. Именно в таком русле и представлен наш проект. В разработке этого сакрального объекта мы тесно сотрудничаем с инициативной группой из Великобритании, России, Дании и другими. Их специалисты имеют богатый международный опыт по созданию подобных музеев под открытым небом.

 

– Виктор Фёдорович, вы называете себя немецким сыном казахского народа…

– И это действительно так. Мои родители родом из Саратова. Во время войны они, как и все советские немцы, попали в жернова сталинских репрессий: мама с моими сестрами и бабушкой была депортирована в Северо-Казахстанскую область. Отец в 1939 году служил в Советской армии, потом фронт и трудовая армия. О детстве и юности у меня самые лучшие воспоминания. Наша семья музыкальная, любовь к этому прививал отец, имевший начальное музыкальное образование. Поэтому мы, шестеро детей, играли в семейном ансамбле на многих инструментах. Родители заботливо воспитывали нас в уважении к окружающим, труду, учебе и родной земле. Сегодня братья и сестры разъехались, живут в Казахстане, России, Германии. Но я свою жизнь и научную деятельность навсегда связал с родным Казахстаном, страной, которая в трудные годы репрессий приняла и обогрела мой народ.

– Музыкальная семья… Но почему именно археология стала вашим призванием?

– Учась в десятом классе, я уже руководил художественной самодеятельностью в профессионально-техническом училище. Занимал призовые места в ежегодных областных музыкальных конкурсах. Но когда меня приняли в музыкальное училище, я признался отцу, что, скорее всего, настоящего музыканта из меня не получится, и поступил в Петропавловский педагогический институт на исторический факультет. После лекций всегда спешил в библиотеку, много читал. Однажды меня отправили в Северо-Казахстанский краеведческий музей, куда приехал на работу археолог, выпускник Свердловского университета Геннадий Зданович, ныне всемирно известный ученый, доктор исторических наук, профессор и основатель ряда археологических школ в Петропавловске, Караганде и Челябинске. Именно он стал моим первым учителем и определил мое призвание. С этого момента моя жизнь неразрывно связана с
археологией. Теперь, по истечении стольких лет, могу с уверенностью сказать: мечта исследовать землю, на которой я родился и вырос, осуществилась.

– Несколько слов о ваших публикациях.

– Я не могу похвастаться количеством, да и никогда к этому не стремился. Конечно, есть книги, многочисленные статьи. Но меня больше привлекает содержательная часть, анализ и синтез, а это довольно длительный процесс. К примеру, я сделал реконструкцию жилища древнего ботайца так, как считал научно оправданным и объективным. И на протяжении тринадцати лет наблюдал за его разрушением, постоянно фиксируя изменения. Когда жилище полностью разрушилось, мы разравняли землю и сделали повторные раскопки. Контуры напластований в разрезе древнего и реконструированного жилища полностью совпали. А это доказывало, что моя версия верна и реконструкция себя исторически полностью оправдала. Вот сколько понадобилось времени, чтобы объективно и обоснованно реализовать всего лишь один проект.

– Виктор Федорович, большое спасибо за интересное интервью, желаем успехов и новых научных достижений.

Интервью: Олеся Клименко

Добавить комментарий