«Гиппократ» – первый в независимом Казахстане частный медицинский Центр. В 1996 году, когда в Костанае шла работа над его созданием, Германия приняла участие в новом проекте, предоставив Центру высокотехнологичное оборудование. Во главе ЛДЦ встал именитый хирург, уролог, этнический немец, Виктор Аман. Сегодня мы беседуем с его сыном, Евгением Викторовичем Аманом, который с 2010 года является главным врачом Центра, заменив отца по самой непоправимой причине – Виктор Иосифович безвременно ушел из жизни в расцвете своего профессионального мастерства.

– Евгений Викторович, первый в республике негосударственный медицинский Центр был основан не в столице, а в провинциальном Костанае, но вскоре получил известность и за его пределами. Люди стали приезжать из других регионов страны. О Центре говорили: «как в Германии». Это и привлекало потенциальных клиентов?

– Когда открывался Центр, я был подростком. Но проблемы того периода невозможно было не замечать – все вокруг говорили о них. «Гиппократ» с первых дней работы представили Президенту. Он всегда требовал от казахстанского здравоохранения равняться на высокие европейские стандарты.

И то, что первое частное медицинское учреждение возглавил этнический немец, а ФРГ внимательно отнеслась к проекту, было хорошо для всех. Появилась альтернатива: больные уже могли выбирать между государственной медициной и частным Центром. Тем самым были созданы условия для конкуренции, а значит, и для повышения качества медицинских услуг.

– Какова была степень риска на старте проекта и в 2010 году, когда Виктор Иосифович оставил вас своим преемником?

– «Гиппократ» был личным проектом Виктора Иосифовича, грандиозным в условиях стагнации государственной медицины. Люди пошли в Центр на его имя. Палки в колеса никто не вставлял, наоборот, проекту была оказана материальная и моральная поддержка. Поскольку отца знали как профессионального специалиста, ему не надо было тратить время на увещевание властей. Он занимался исключительно работой, и это сглаживало риски. Когда человек честно и добросовестно работает, знает, какого результата добивается, то он не так сильно рискует.

Сомневался ли он во мне? Я был «запрограммирован» на «Гиппократ». Конечно, не в 2010-м году я должен был стать главным врачом, так как только в 2008-м окончил 2-й Московский ордена Ленина медицинский институт им. Н.И. Пирогова и пришел в «Гиппократ» начинающим специалистом. Был самым молодым и неопытным в маститом, амбициозном коллективе, который Виктор Иосифович лично собирал и очень им дорожил. Потом, слишком быстро, мне выпала роль главного врача. Я с теплотой вспоминаю поддержку коллектива, никто из тех, кто работал с отцом, не бросил Центр. Была ли альтернатива моей кандидатуре на пост главного врача в 2010-м году? Для отца – нет, я его единственный сын. Он хотел, чтобы я стал таким же специалистом, как он, настоял, чтобы я учился в Москве.

В школьные годы моим увлечением были лыжные гонки, в этом виде спорта я стал чемпионом Казахстана. В институте элементарно не успевал на тренировки, которые проходили за городом. Это не повлияло на мое желание стать врачом. Учиться на врача очень долго и сложно. Не все, кто начинал со мной, выдержали. Я же воспитал в себе ответственность перед отцом и «Гиппократом». Центр тем временем развивался, но развивалась и конкуренция. Сохранить клиентскую базу было делом чести.

– Те пациенты, которые обращались за медицинской помощью и консультациями к Виктору Иосифовичу, пошли к вам. Опять же на фамилию?

– Было бы некорректно утверждать, что «все пошли ко мне». Но «моих» пациентов было достаточно. Я планировал рабочий день так, чтобы совмещать административную работу с профессиональной. Отцовский пример стоял перед глазами: медицина была его работой и судьбой. Люди чувствуют человека, который занимается своим делом. И, когда отца не стало, его пациенты обратились ко мне. Скажу откровенно: я старался держать его уровень, не давать повода заявить, будто на детях природа отдыхает.

– Более 20-ти лет работает ЛДЦ «Гиппократ». На рынке медицинских услуг многое изменилось к лучшему. И все же время беспокойное: реформы, цифровизация. В госсекторе надо спешить, а у частной медицины есть право не торопиться с переходом на новые технологии?

– Я положительно оцениваю подходы к созданию электронной базы данных по каждому пациенту. Но я понимаю тех, кто спрашивает: разве здоровье зависит от того, что данные не на бумаге, а в компьютерной программе? Человек идет к врачу, а не к компьютеру. Стоит задуматься хотя бы над тем, как будет чувствовать себя врач, когда ему надо открыть электронную страницу по конкретному посетителю, а она не открывается. Технологии не должны быть запутанными, усложненными. Только простые в использовании программы и доступные в любой момент данные о больном оправдают усилия по цифровизации медицины. Отказываться от этой идеи нельзя, но надо каждый шаг проверять практикой, чтобы спустя время мы не столкнулись с ворохом проблем, недовольством населения и неоправданными затратами. О сроках реализации Программы говорить вообще рано, иначе хорошая идея может утонуть в суете.

– Из чего складывается престиж лечебного учреждения? Например, врач-травматолог «Гиппократа» Дмитрий Малюков недавно представил способ коррекции пороков развития стопы у взрослых. Это престижно?

– Дмитрий Сергеевич давно и успешно занимается так называемой брахиметатарзией – относительно редким пороком развития стопы. Но именно редкие заболевания труднее поддаются лечению. А когда поддаются – это престижно. Поэтому повышение квалификации для специалистов «Гиппократа» является регулярным и обязательным. Врачи посещают лучшие семинары, общаются со светилами науки и с коллегами-практиками. Когда возвращаются, ведем речь на темы обновления технологий, оснащения кабинетов. Выбираем то, что можем стопроцентно освоить, то, в чем нуждаются наши больные особенно остро.

– Продолжаются ли контакты с Германией? Что мы можем взять именно из европейского опыта?

– Контакты есть. Мы можем помочь больным получить лечение в Германии, если наших ресурсов не хватает. Благодаря моей двоюродной сестре Татьяне у нас есть договор с университетской клиникой города Фрайбурга. Татьяна работает менеджером по приему и распределению иностранных пациентов. В случае необходимости или желания пациента, мы оформляем выписной эпикриз и направляем его на обследование и лечение в Германию.

Если говорить о европейском опыте в целом, то можно и нужно перенять более внимательное отношение к пациенту. В нашем Центре следуют этому правилу со дня основания. Мы вполне способны работать по высоким европейским стандартам здесь, в Казахстане. К этому стремится и государство, что облегчает задачи, стоящие перед отечественной медициной.

Интервью: Людмила Фефелова

Добавить комментарий