Реклама

Совсем недавно в Германии на русском языке в издательстве Роберта Бурау вышел в свет двухтомник Альберта Обгольца под названием «Русские писатели и немцы России». В своём труде автор отразил реальную ситуацию пушкинской эпохи, где «западный элемент» чаще всего был представлен именно немцами, составившими особую этнокультурную группу под названием «русские немцы».

 

 

 

Двухтомник «Русские писатели и немцы России» том IIВеликие поэты Пушкин и Лермонтов, и не только они, ощущали мощное влияние «германского гения». В их произведениях несложно найти следы творческого соприкосновения с такими гигантами немецкой культуры, как Ф.Шиллер, И.Гёте, Г.Гейне. Тесные творческие, социальные и служебные отношения, сложившиеся между немецкой диаспорой и российскими писателями этой эпохи, также являются предметом повествования в новом издании.
Автор двухтомника Альберт Антонович Обгольц родился 15.09.1936г. в с.Трусовка Омского района Омской области. Профессор, доктор медицинских наук. Имеет более 100 научных публикаций. Редактор 3-х научных сборников. Автор монографии. Всю свою трудовую жизнь посвятил преподаванию микробиологии и иммунологии. Многообразны и его духовные интересы и эстетические запросы. Предлагаем читателям интервью с автором книжной новинки, которая наверняка заинтересует не только специалистов.

 

— Ваша судьба не вполне типична для российского немца вашего поколения. Могли бы вы рассказать о своём пути в науку? Наверняка он был многотрудным…

— Есть разные пути в науку и различные мотивы заниматься ею. К ней нет «столбовой дороги». Лично я выбрал просёлочную, пройдя сначала через сельскую школу, затем армию и институт. Именно в стенах института я созрел для дальнейшего накопления знаний. При этом я помнил мудрые слова моей матери: «У человека можно всё отобрать, за исключением знаний». Я занимался в студенческом научно-исследовательском кружке у профессора Д.М. Далматова при кафедре инфекционных заболеваний Омского медицинского института. Со своими докладами выступал на студенческих конференциях, в том числе в других городах. В момент окончания института меня пригласила в кабинет заведующая кафедрой микробиологии и предложила аспирантуру по вирусологии. Однако этот план не сработал, так как кадры по данной специальности для учебных заведений тогда не готовили. Перед самым распределением со мной встретился заместитель по науке Тюменского НИИ краевой инфекционной патологии и пригласил на работу в качестве младшего научного сотрудника. Я дал согласие и началось движение в большую науку. Собрав материал для кандидатской диссертации, я возвратился в Омск, где был избран на должность ассистента кафедры микробиолгии. Здесь я защитил две необходимые диссертации, чтобы стать профессором. В течение 17 лет заведовал данной кафедрой. Обычно с трудностями в науке встречаются те, кто спешит утвердиться, не обеспечив это достаточными знаниями. Я же шёл медленно, накапливая знания. По этому поводу я написал даже стих: / Учёный-тополь плодоносит пухом, / Хотя стремителен и телом он, и духом. / Нетороплив Учёный-кедр, / Зато плодами ценными он щедр. /

— Как сложилась в России жизнь ваших родителей? Кем они были?

— Мои родители обычные крестьяне, уроженцы колонии Мариенталь (Советское) на Волге. Пережив два первых голода, родители переехали в 1933 г. в Омскую область. В 1942 г. отца и старшего брата мобилизовали на принудительные работы. Мать могла тоже оказаться в трудовом лагере, но от сиротства нас спас младший брат, который родился в 1942 г.

— В вашей семье «немецкость» как-то прививалась? В чём это проявлялось?

— Мои родители только в Сибири научились русскому языку. Следовательно в семье был один язык общения. До школы (пошёл в 8 лет) я большую часть разговаривал с матерью на немецком. Мы католики, и родители, особенно мать, требовали от нас соблюдения всех религиозных обрядов и праздников, которые не афишировались. В 1943 г. директор совхоза уволил мать из-за того, что она отказалась принимать «молоканку» (пункт сбора и первичной обработки молока), боясь ответственности. Мы были вынуждены переехать в русскую деревню, где кроме нас немцев не было. Поэтому мы оказались в окружении русской среды, где «немецкость» ограничивалась кругом семьи.

— Вклад соотечественников, российских немцев в русскую культуру, науку, экономику трудно переоценить. Известно немало книг на эту тему, вышедших в самое последнее время. Ваш двухтомник «Русские писатели и немцы России» в их ряду. Почему вы обратились к этой теме?

— Моя прежняя деятельность развила во мне творческий дух, навык систематизации, анализа и обобщения материалов. Литература, особенно поэзия, была моим хобби. В Германию я прибыл пенсионером и надо было чем-то заняться. Ещё в России нас повсюду преследовала тема «Российские немцы», поэтому с учётом интереса к литературе я сравнительно быстро нашёл свою исследовательскую нишу.

— Что оказалось самым сложным на пути к реализации задуманного?

— Самым сложным оказалось издание книги. Дальше встретится трудность с реализацией книги, так как читательская аудитория в Германии ограничена.

— В первом томе вы замечаете: «Символично, что Пушкин появился на свет на территории Немецкой слободы в Москве» и что в нерусском происхождении Пушкина проглядывает и немецкая кровь – по отцовской линии древним предком Пушкина, согласно хроникам, был тевтонский рыцарь Радша. Смешение разных кровей приводит к гениальности?

— Вокруг понятия «гениальность» существует много спекуляций. Люди рождаются с определённым запасом гениальности, которая проявляется на разных стадиях индивидуального развития по-разному. Вундеркинды дальше детства не развиваются, отличники в школе становятся заурядными специалистами. В то же время обычные дети могут неожиданно для окружающих проявить черты гениальности и добиться выдающихся успехов.
В книге Герхарда Праузе (Gerhard Prause: «Genies in der Schule») эта тема на примере биографий известных гениев достаточно полно освещена. По моему мнению, гениальность имеет несколько составляющих: природный дар, любимое занятие, постоянный труд и оценка вклада индивидуума человечеством.
В нашей действительности выбор гениев делает общественность. Это отчётливо видно на примере присуждения Нобелевских премий.

— В своём двухтомнике вы рассказываете о богатых и разнообразных взаимоотношениях светского и творческого характера великого Пушкина с российскими немцами. Что вас впечатлило в этой работе? Было ли вами сделано какое-то открытие, которое ошеломило вас как автора?

— Начав работать в аспекте темы над Пушкиным, я был удивлён тем, что его «немецкая оболочка» состоит из сотен личностей немецкого происхождения, тогда как мы знали только нескольких из них. И это разбудило во мне стасть представить на суд читателей всю эту немецкую гвардию, окружавшую Пушкина. От него я шагнул к другим писателям и поэтам.

— Связь с российскими немцами на всех уровнях имел поэт Михаил Юрьевич Лермонтов, как писатель сформировавшийся на немецкой культуре. Что наиболее интересное по этой теме можно прочесть в вашей книге?

— М.Ю.Лермонтов – человек трагической судьбы. Говорят, судьба выбирает нас. Но Лермонтов выбрал свою судьбу сам. Он с одинаковым увлечением писал стихи и убивал горцев. Его психологический портрет ждёт своего исследователя. Читателю важно знать не только творческую, но и человеческую сторону писателя. Именно психика человека определяет направленность его творчества. В своём очерке о Лермонтове я постарался показать его как личность.

— Огромный вклад немцев в развитие России – общепризнанный факт. Почему, на ваш взгляд, исследования, подобные вашим, преимущественно выходят из-под пера немцев, почему русские исследователи пишут об этом не так много и охотно?

— Это традиция. Немцы были у истоков всех направлений российской науки и культуры. На тему «Российские немцы» имеется несколько тысяч публикаций и более 300 защищённых диссертаций. Но эта тема не заинтересовала ещё высокие академические круги Германии и России.
Интерес к этой теме возрастёт, когда наши дети и внуки займут достойные социальные ниши и начнут стимулировать изыскания на эту тему. В России лежат нетронутыми тысячи архивов, хранящих судьбы наших предков.

— Где можно заказать ваш двухтомник?

— Книгу можно заказать по телефону: 05202-2770, по интернету: info@bmv-burau.de. Её можно заказать в книжных магазинах и пробрести через интернет. Имеется возможность приобрести книгу через обычную почту по адресу: BMV Verlag Robert Burau Uekenpohl 31 D – 32791 Lage.

Интервью Надежды Рунде

Добавить комментарий