Реклама

 

Алматы славный культурный город Здесь всё от литературы до перфоманса. Пешеходная зона улицы Жибек Жолы, алматинский Арбат, колоритна творческими типажами. Город современен и классичен одновременно.
/Фото Елены Зейферт/

В Алматы есть где прикоснуться к настоящему искусству любому творческому человеку и даже самому избалованному эстету Город, к счастью, славится общественными фондами, арт-салонами, издательствами. Здесь проходят творческие фестивали, форумы, мастер-классы. Конечно, мероприятий, и особенно литературных, в Алматы меньше, чем хотелось бы писателям и читателям, но, бесспорно, творческая жизнь бурлит
В нашем клубе критики мы уже рассказывали об алматинском журнале «Книголюб» (главный редактор Лиля Калаус), страницы (и редакция!) которого место встречи многих даровитых авторов
Вот ещё один из верных ориентиров. Посетите чудесное творческое место общественный фонд гуманитарного развития «Мусагет» (проспект Абая, 202, оф. 11, тел. 46-85-70).
Председатель фонда талантливый писатель и энергичный человек Ольга Борисовна Маркова, кандидат филологических наук. Сколько творческих мероприятий проводит «Мусагет»! Это и литературные мастер-классы (отдельно для алматинских и региональных писателей), и встречи с известными казахстанскими и зарубежными литераторами, и конкурсы мирового масштаба, среди которых наиболее известный «Магия твёрдых форм и свободы»… «Мусагетовцы» выпускают ежеквартальный литературно-художественный альманах «Аполлинарий» с авангардным уклоном.
Заходите на сайт «Мусагета» в Интернете: http://www.musagetes.com.

Вадим Гордеев, Илья Одегов, Тигран Туниянц, Михаил Земсков, Ксения Рогожникова, Айгерим Тажи, Максим Величко, Елена Терских «Мусагетовцев» много, но все они разные по складу творческого мышления, отпечаткам жизни в произведениях, алфавиту и языку письма
Каждый из них достоин ряда литературно-критических работ о нём.

Сегодня на страницах нашего клуба об алматинском поэте, воспитаннике «Мусагета» Тигране Туниянце, обладателе глубокого поэтического дара, расскажет молодой карагандинский критик, поэт и музыкант Дмитрий Белугин (тоже воспитанник «Мусагета»!).

Одиноко стоящее сердце, или
как возделывать собой пространство

Мне часто говорят, что жизнь не интересна, что вещи обыденны, а сны лишь отражение будничных переживаний. Вымотанный «трудом» человек открывает дверь и вносит тело в отверстие бетонного отсека, отведённого для «жизни». Что за работа, не приносящая радости?!
Что за реальность, в которой кроме хлопот и разочарований ничего нет, кроме еды:

* * *
Как и вчера
каждый день
хочется видеть
селедку еды
огурцы и картошку
еды

почему-то все чаще
размышляя о жизни еды
я возвращаюсь сознанием
в детские годы
когда еда
приходила сама
и я вечерами подолгу
разговаривал с ней

Но мы уже не разговариваем с едой, мы даже забываем здороваться с соседями. Остервенелое желание много зарабатывать и ничего не делать сплачивает так, как ни одна из войн, зависть и самолюбие уничтожает жажду открытия и детскую непосредственность. И вот когда моё время с пространством практически слились в единый вектор безвременья, скуки и томительного ожидания, произвольное стечение обстоятельств свело меня с поэтом Тиграном Туниянцем.
Некогда я пренебрежительно относился к авторам-соотечественникам, думал, что все стоящие давно в Москве или Петербурге, праздно шатаются по Арбату или Невскому, нагуливают творческий аппетит, а затем спешно семенят к своим аппартаментам выходить на связь с музами.
Мы сидели в алматинском офисе общественного благотворительного фонда «Мусагет»: восемь пробующих перо молодых людей и красивый мужчина с небесно-голубыми глазами и сдержанной улыбкой. Пили чай, говорили о разном, в том числе и о творчестве, без которого нельзя…

Я работаю копирайтером, потому, что за стихи почти ничего не платят. Слоганы и рекламные тексты тоже искусство, только другое.

Жаль, что так и не удалось оценить рекламные работы Тиграна, зато его стихи я слушал, не отвлекаясь ни на телефонные звонки, ни на стрёкот принтера. Всё казалось гармоничным в этом человеке: и книга в зелёном переплёте, удерживаемая ухоженными руками, и ручка в нагрудном кармане, элегантно перекинувшая через тканевый борт металлическую ножку, и само слово:

Я люблю держать слово,
Тесно прижав его к груди.

Некоторое время я не мог понять, что происходит. Я находил в его стихах всё то, что бредилось во сне, что являлось снопом неразборчивых, не рассортированных мыслей, пока, наконец не вспомнил, что говорила мне моя полусумасшедшая знакомая из Белоруссии нет на свете более одиноких людей, чем мудрецы

Всему своё эхо,
доносится отовсюду.
Кто я? Море или ракушка?

А кто мы, кто все остальные, Тигран? Объясни нам, если даже ты не знаешь, и он объясняет:

Вода прибывает,
Мы пребываем
В неведении.

Поэты нередко досадуют на то, что языка не хватает, чтобы передать чувства, эмоции, мыли, словом то, что легковесно и зыбко, то, что не имеет материального воплощения. Тигран Туниянц избрал для себя материю другого свойства, он создаёт свои стихи из самих чувств и эмоций, и поэтому в них слышны отголоски первобытности и первозданности, что по нынешним временам великая редкость:

Дождь эхо Божьей грамматики,
Мы замечаем лишь запятые
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

И вот когда Божья грамматика приоткрывает тайны своей организации, автор становится над всем, чему раньше вынужден был подчиняться, над рифмой, над формой, реальным и ирреальным:

Между створками окна игрушечный заяц
запрокинулся, смотрит наверх.
Пыль покрывает его мелкой чернявой рябью,
как капельки пота, проступившие от усталости оцепененья.

Таким образом Тигран Туниянц облагораживает пространство, трансформирует его из эмпирического в художественное, оживляет «мёртвое», возвеличивает незначительное, видит то, чего никогда не увидят другие, одним словом является творцом собственного мира, который одновременно и проекция и антоним того мира, в котором живем мы с вами:

Своими руками творить
пищу жизни
отправляя посылки посевов
по самым важным
адресам лета
возделывать собой пространство
невзирая на драматизм
ушедших дней

преобразовывать необратимость

и протирая стекло времени
каждое утро
пробираться сквозь
ветви домов к своему
одиноко стоящему сердцу

22/02/08

Добавить комментарий