Реклама

Российские немцы в своем нынешнем положении проживают весьма дисперсно, но эта территориальная их распыленность обусловлена объективными и от их желания не зависящими причинами – депортацией и персональными репрессиями в отношении представителей немецкого населения в годы сталинского лихолетия. Незаконные со стороны властей бывшего Союза политические и иного рода репрессии (именно их следует отнести к главной причине ассимилированного состояния представителей российского-немецкого народа в настоящее время) являются необоснованными не только с позиции международного права, но и абсолютно незаконными даже с позиции действовавшего в те далекие теперь уже годы советского законодательства. И это признанный на сегодняшний день многочисленными исследователями исторический факт.

Именно в этом контексте возникает оправданный вопрос – почему начатый еще в далекие 50-е годы прошлого столетия в отношении других депортированных народов реабилитационный процесс не коснулся российско-немецкого народа? Обратимся к фактам: карачаевцы – депортированы в 1943 г., территориально реабилитированы в 1957 г; калмыки – депортированы в 1943 г., территориально реабилитированы в 1957-1958 гг.; балкарцы – депортированы в 1944 г., территориально реабилитированы в 1957 г.; чеченцы и ингуши – депортированы в 1943 г., территориально реабилитированы в 1957 г.

Однако, если вести речь о депортированных в далеком августе 1941 года по сфабрикованным предлогам советских (российских) немцах, то о территориальной реабилитации речи не ведется даже после принятого в России теперь уже тоже в далеком 1991 г. ФЗ «О реабилитации репрессированных народов» от 24 апреля. На закономерный вопрос почему – можно найти ответ в опубликованной отягощённого научными регалиями Д.Гавриловым статье «Двойные стандарты в оценке внутренней политики стран антигитлеровской коалиции в годы Второй мировой войны» (Воен.-ист. журн. 2012. № 1. С. 3–9). Обстоятельная критика по поводу данной публикации уже дана в ряде публикаций-опровержений. Остается лишь в дополнение к критическим замечаниям сделать тривиальное дополнение – размещение подобной публикации в наши дни в журнале, издаваемом под эгидой Министерства обороны РФ, просто нонсенс, весьма негативно отражающийся на межнациональных отношениях в России и в принципе свидетельствующий о том, что предвзятое отношение к российским немцам не изжито до сих пор. Именно в этом контексте уместны слова Герольда Бельгера: «Российские немцы десятилетиями находились в числе униженных и оскорбленных. И за это должны стыдиться не они, а та мерзейшая власть, та гнусная идеология и политика, та рухнувшая империя, что считала себя в праве унижать и оскорблять. И это надо помнить. Всегда». Именно в этом контексте можно оправдать лавинообразную эмиграцию российских немцев в перестроечные годы и в вялотекущем режиме продолжающуюся в наши дни.

Управленческие решения, связанные с вопросами реабилитации и являющиеся обязательными для исполнения, может принимать только Власть, формирование которой в постсоветское время происходит в условиях демократических выборов – другого варианта придания легитимности властным структурам просто не существует. Быть авторами выборного процесса, связанного с борьбой за власть, имеют право только политические партии, к таковым отнести себя Ассоциация не имеет возможности, так как по национальному признаку политические структуры утверждаться не могут. Отсюда следует простой вывод: Ассоциация в лице ее лидеров может только озвучивать национальные проблемы депортированного российско-немецкого народа, к диаспоре которого в принципе и должны относить себя немцы Республики Казахстан. Кроме отмеченного, Ассоциация, являющаяся членом Ассамблеи народа Казахстана, именно на ее форумах представляет интересы своей диаспоры – в лице общества казахстанских немцев, в свою очередь, являющегося частью единого целого – Сообщества российских немцев, к которому относят себя, причем обязательно добровольно, российские немцы, проживающие на постсоветском пространстве (исключением не являются российские немцы, эмигрировавшие в Германию).

Сформировавшееся в условиях современности Сообщество российских немцев являет собой гетерогенное по своему составу и структуре этнокультурное образование.

Социальная, конфессиональная и иная неоднородность весьма негативно сказывается на решении задач становления российско-немецкого народа. В сложившейся ситуации весьма важно выявить мотивационные аспекты в стремлении представителей российско-немецкого народа (особенно у общественно-активной его части) сохранить не только свою этнокультурную компоненту, но и свой генетический код. С позиции науки этнологии подобную мотивацию следует отнести к такому специфическому понятию как этническое. В содержательном плане этот термин отражает нечто специфическое, в виде особенности присущее представителям конкретного народа (в наших исследованиях этот феномен в отношении российских немцев называется немецкостью). Понятие этническое позволяет, сохраняя свою этническую принадлежность, российским немцам в контексте их немецкости быть полноправными гражданами многонационального Казахстана. В этой связи должно быть уместным сослаться на высказывание премьер-министра Англии Д.Кэмерона, прозвучавшее в его выступлении весной 2011 г. на парламентской ассамблее Совета Европы. Он высказался за то, чтобы Власти относились к национальным группам как к части единого целого, вместо выделения их различий, делали бы акцент на принадлежность этих групп к более широкой общности, работающей на благо всей страны (в данной статье речь следует вести о народе республики Казахстан).

Рассматривая немецкость с позиции духовно-нравственного подхода с ориентацией на ее ценностное измерение, то по результатам проведенного анкетного опроса экспертного сообщества из числа активистов российско-немецкого возрождения можно отметить следующее.

Во-первых. Трудолюбие как характерная черта российско-немецкого народа, присуща и их нынешним представителям! В этой связи хотелось бы обратить внимание читателей на интересное суждение по этому поводу российского писателя, члена Академии российского телевидения А.Максимова: «Патриот – это человек, который честно работает… любой человек, который честно работает, приносит Родине пользу». Итак, можно сделать реверанс в сторону нынешнего поколения российских немцев с позиции их высокой гражданственности, как в прошлом, так и в настоящее время, а значит их «ценности» в качестве граждан страны их проживания. Таким образом, между одним из индикаторов немецкости и гражданским позиционированием российских немцев нет рассогласования.

Во-вторых. Российские немцы всегда славились большими семьями, и в этом ключе их отношение к семейным ценностям было всегда очень трепетное. От традиционного семейного воспитания российских немцев нельзя оторвать такой атрибут немецкости, как владение родным языком – муттершпрахе. Именно в кругу семьи, которую обычно рассматривают как базовый компонент социума, детский лепет переходит в осмысленную разговорную речь, что, в свою очередь, в дальнейшем приводит к возможности ему коммуницировать уже в широкой общественной среде. Происходить это должно эволюционным путем, суть которого состоит в постоянной достраиваемости коммуникационной системы, посредством, прежде всего, расширения круга общения взрослеющего человека. Параллельно расширяется и предметная сфера материального мира, связанная с жизнедеятельностью человека, также расширяющая его кругозор. В конечном итоге, сформировавшейся личности (российскому немцу), связывающему свое происхождение с немецкими корнями, помимо знания муттершпрахе, как правило, базирующейся на диалектической основе, необходимо знание немецкого литературного (при этом обязательным условием является владение государственным языком страны проживания).

Вместе с этим необходимо отметить факт наличия большого процента у российских немцев смешанных браков (в количественном отношении для некоторых государств, образовавшихся после распада СССР, этот процент в семьях российских немцев достигает примерно 70). Не нужно быть провидцем, чтобы отметить – в смешанных семьях овладение традициями и обычаями, способствующими формированию традиционной немецкости у подрастающего поколения, следует отнести к числу вопросов проблемного характера.

Возвращаясь к вопросу о семейных ценностях, в результате анкетного опроса нами было выявлено, что более 50% респондентов указали на необходимость соблюдения, если вести речь о становлении этнокультурного общества российских немцев, национальных обычаев и обрядов. В то же время необходимо также подчеркнуть, что именно эти атрибуты немецкости – с точки зрения их соблюдения – носят иногда весьма специфический характер, который конкретно связан с укладом их жизни в месте нынешнего проживания. Понятно, что респонденты не обходят стороной и такой важный компонент немецкости как конфессиональная принадлежность.

Завершая краткий анализ анкетного опроса, подчеркнем, на наш взгляд, главное – ни один из числа опрошенных респондентов не указал на то, что российских немцев ничего не объединяет!

В целом результаты анкетного опроса подтверждают, в той или иной мере, оправданность определения, сформулированного нами ранее в виде рабочей версии и данного понятию немецкость (Э. Вольф, В. Рудель, А. Беллер. Об историческом контексте национальных проблем российско-немецкого народа и его современное состояние// журнал «Культура Немцы Сибири» № 1 (20) Омск, 2011, с. 58-62). Данное определение имеет особое значение для оценки состояния этнонациональной проблематики, связанной с животрепещущими вопросами выживания сообщества российских немцев в инокультурном (с точки зрения их ментальности) и в иноконфессиональном (с позиции их традиционных верований) социуме.

Возникновение проблемы рассогласования между необходимым для бесконфликтного проживания созвучием гражданской и этнокультурной идентичностями не происходит, если рассматривать немецкость российских немцев как проявление этнического при их проживании в условиях поликультурного и многоконфессионального социума. Поэтому именно сохранением, а во многих случаях и становлением немецкости российских немцев должны заниматься общественные структуры, защищающие национальные интересы российско-немецкого народа и действующие на территориях государств, возникших на постсоветском пространстве, например, в Республике Казахстан. Ставя своей целью сохранение немецкости у представителей Сообщества российских немцев (в прошлом российско-немецкого народа) легитимным лидерам необходимо всегда помнить о тех печальных результатах, которые последовали после весьма непродуманного решения, принятого в 1979 году, по вопросу учреждения автономии советских немцев на территории Казахстана. Поэтому преследование общественными объединениями российских немцев политических целей на территории унитарного (с точки зрения государственного устройства) Казахстана не только не целесообразно, но и не может быть обоснованно ни с исторической, ни с правовой точек зрения.

Восстановление исторической и юридической справедливости необходимо осуществить только на территории России! Более того, на территорию любого из возникших на постсоветском пространстве государств вряд ли ринутся российские немцы, даже, если гипотетически предположить образование Автономии российских немцев. Отметим, на территории Средней Азии и Казахстана, представители немецкого (германского) народа появились уже в середине XVIII века и благодаря присущим им трудолюбию и целеустремлённости добились больших высот в политике, армии и других сферах жизнедеятельности человека. Именно к такому положению дел и должны стремиться российские немцы, проживающие в настоящее время на территории суверенного государства Казахстан. Однако добиться этого весьма непросто, особенно для российских немцев – стартовые возможности их семей более чем скромны. Осуществить служебный рост через использование социального лифта для российских немцев будет облегчено, если благоприятный климат для этого будет создан посредством деятельности общественных объединений российских немцев, проживающих на территории республики Казахстан. Вместе с тем необходимо понимать, что возможности подобных структур значительно возрастают, если они осуществляют свою деятельность при активном взаимодействии с Властями и умеют изыскать реальную поддержку со стороны внешних и внутренних спонсоров.

Спонсорская помощь, поступающая в адрес Ассоциации, носит целевой характер, а это значит – должна быть направлена прежде всего на сохранение, а в настоящее время во многих случаях и возрождение немецкости у российских немцев, являющихся гражданами республики Казахстан. По этим причинам весьма важно быть всегда начеку при использовании поступающих целевых средств. Стремление «присоседившихся» к процессу становления общества немцев РК использовать поступающие по гуманитарной линии средства для сугубо личного обогащения должны решительным образом пресекаться. Отсутствие у «присоседившихся» морально-нравственных подпорок (в виде немецкости) приводит к появлению в среде немецкого социума разброду и шатаниям. Главным активом в противостоянии этому губительному процессу служит интеллект нации, в лице ее национальной элиты, если под этим термином подразумевать российского немца, прототипом которого может быть упомянутый Бельгер Герольд Карлович, относящийся к числу последних представителей традиционной элиты российских немцев, проживающих в Казахстане в наши дни. «Прозаик, переводчик, публицист, эссеист, литературный критик, исследователь литературы российских немцев» – таковым он, родившийся в 1934 году, предстает в одной из своих книг «Координаты». По нашему глубокому убеждению, именно такие представители элиты немецкого социума должны служить ориентиром как для обычных, так и общественно-активных его членов – лидеров национального возрождения, которые, в свою очередь, должны не увлекаться лозунгами и призывами, а умело прокладывать маршрут пути становления и развития Сообщества российских немцев, т.е. находить «проход» между этнонациональной идентичностью, своеобразной Сциллой, и гражданственностью – Харибдой. Этот «проход» невозможно осуществить практически, если не использовать программно-целевой подход при реализации маршрутной карты. Претворение этого в жизнь требует обязательной проектной работы, которая без ресурсов вряд ли осуществима. Сама проектная работа не может оставить без внимания ее главную составляющую – целеполагание.

Процесс целеполагания состоит из ряда конкретных этапов и процедур, доминантой в которых выступает формулируемая цель. Правильно сформулированная цель конкретного проекта в последующем при его реализации позволяет адекватно оценить и полученные результаты, что, в свою очередь, дает возможность оценить эффективность, достигнутую при выполнении конкретных проектов. Понятно, что эффективность напрямую связана с таким понятием, как «польза для российских немцев» (так предлагает оценивать результаты проектной работы германская сторона). Однако термин «польза» все-таки требует содержательного наполнения с точки зрения узаконенного с 1991 г.

термина «реабилитация». Однако раскрытие данного вопроса является темой отдельного рассмотрения.

В качестве критерия по формальной оценке термина «польза», получаемой от осуществленной проектной работы, желательно предложить отношение «цена-качество», широко используемое в работах экономического плана. Адаптируя этот критерий к рассматриваемому вопросу, отметим, что с трактовкой термина «цена» проблем не возникает – его можно представить в виде прямых финансовых затрат. С термином «качество» вопрос интерпретации сложнее, так как он напрямую коррелирует с термином «польза», а значит и вопросом реабилитации! В первом приближении качественно выполненный проект можно оценить с точки зрения роста числа тех, кто принимает обдуманное решение обратиться к своим немецким корням, если таковые ранее скрывались. Подобная самоидентификация будет напрямую связана, на наш взгляд, с проявлением такого феномена как «немецкость». Думается, что именно предложенный подход к проводимой проектной работе может позволить конкретно оценивать (с качественно-количественной позиции) эффективность получаемых от выполненных проектов результатов.

Добавить комментарий