Реклама

Семьдесят лет минуло с 9 мая 1945 года, но нам трудно забыть те жестокие сражения на фронтах Великой Отечественной войны. Мы помним бедствия и тяжкий труд от зари до зари в тылу. Ничто не передаст глубину мук матерей, жён, горьких сиротских слёз.

Поэтому хочу немного рассказать о том, как жило, училось и трудилось моё поколение, отроческие годы которого (от 12 до 17 лет) пришлись на годы военного лихолетья, о том, как для нас началась война.

Я родилась в семье военнослужащего и вместе с родителями вела «кочевую жизнь» по всему Советскому Союзу.

В 1941 году мой отец служил в Эстонской ССР, в г.Таллине. 22 июня в 00 часов нас разбудил вой сирены: воздушная тревога! Нам эти сигналы были знакомы ещё с финской войны. Мы жили тогда в Ленинграде. Мы спустились в подвал дома, а утром нас успокоили: финский самолёт заблудился и пересёк границу… Потом начались дни и ночи с частыми воздушными тревогами.

А через неделю семьи военнослужащих эвакуировали (срочно, в чём были, без вещей) в тыл. Более месяца длилась наша жизнь на колёсах, а домом нашим были теплушки.
Только 1 августа мы прибыли в Алма-Ату. И уже через месяц нас, школьников седьмого класса неполной средней школы №42 отправили в колхоз «Луч Востока» на уборку овощей. Призыв «Всё для фронта, всё для победы!» стал непреложным законом того времени.

13 апреля 1942 года были приняты два постановления Совета народных комиссаров Союза ССР и Центрального Комитета ВКП(б) №№507, 508. В постановлении №507 («О порядке мобилизации на сельско-хозяйственные работы в колхозы, совхозы и МТС трудоспособного населения городов и сельских местностей») разрешалось для оказания помощи колхозам, совхозам и МТС привлекать учащихся 6-10 классов неполных средних и средних школ, техникумов и вузов, за исключением студентов выпускных курсов вузов. Это проводилось, как правило, во время летних каникул, и это был безвозмездный труд, если не считать того, что один-два раза в день нас кормили каким-нибудь супом. В пригородных колхозах мы даже ели хлеб, который могли получать по карточкам в магазинах города. Мы рано повзрослели и работали там самостоятельно, подчиняясь указаниям бригадиров колхозов…

Но и в течение учебного года наша помощь фронту не прекращалась: мы дежурили в госпиталях – помогали раненым писать домой письма, проводили концерты; помогали женсоветам, организованным при горисполкомах, в их обследовании жизни эвакуированных, в снабжении необходимыми материалами и сырьём надомниц, вязавших для фронтовиков шарфы, носки, рукавицы, шивших кисеты для махорки, изготавливавших множество нужных солдатам вещей. В определённые дни собирали их изделия и сдавали в пункты отправки на фронт.

Начиная с восьмого класса учащиеся проходили курсы радистов и сандружинников. Многие после их окончания стали участниками войны. В средней школе №4 им. Пушкина все помнили о Тоне Труцковой, добровольно ушедшей на фронт и погибшей. В классе, где она училась, висел её портрет.

Плохо одетые, часто голодные, мы старались хорошо учиться, чтобы не подвести своих родителей, помочь им. Как только ни изворачивались наши мамы, чтобы накормить нас. А летом мы переходили на подножный корм. В Прямой щели собирали крапиву, щавель, калачики, пучки и другие съедобные растения. И никто не жаловался в письмах своим отцам-фронтовикам, писали, что живут хорошо. А фронтовики своей уверенностью в победу подбадривали нас.

О праздниках не мечтали. А вот новый 1945 год встретили в школе, в «новой» одежде – гуманитарной помощи из США (тогда мы узнали, что она называется «из вторых рук»), а также в туфлях (верх – брезент цвета хаки и очень жёсткая подмётка). И к первомайской демонстрации (1945 г.) долго готовились. Мы должны были пройти маршем, это был смотр силы и духа.

1945 год стал для учеников знаменательным: после выпускных экзаменов в 10 классе ученики получали новый аттестат зрелости, отличники получали в награду золотые и серебряные медали. Учителя на классных собраниях знакомили нас с условиями экзаменов и рекомендовали посещать Дни открытых дверей вузов города, где можно было познакомиться с новыми приборами и многим другим из того, чего не было на уроках в школе, но должно было пригодиться на экзаменах. В это напряжённое время и было объявлено о нашей Победе.

9 мая я готовилась к экзаменам. Было раннее утро, тёплое и солнечное, цвела сирень. На веранде дома, где мы снимали комнату, я никому не мешала.

И вдруг на веранду влетает сосед и кричит: «Победа!» (в их семье был приёмник). Это услышали другие соседи и тоже выскочили на улицу: все обнимались, смеялись и плакали. Это были слёзы радости и горя: у многих фронтовики так и не вернулись… Мой отец погиб в 1944 году под Винницей.

В школе на уроках только об этом и говорили. Позже мы пошли в Парк культуры и отдыха, где был громкоговоритель, все слушали обращение И.В.Сталина к народу: «Великая Отечественная война завершилась нашей полной победой. Период войны в Европе закончился. Начался период мирного развития».

Во время войны в парке постоянно проводилась работа по патриотическому воспитанию трудящихся. Здесь можно было почитать в витринах центральные и местные газеты, принять участие в тематических гуляниях (например, День танка, сбор от которого был направлен на постройку танковой колонны). В парке в июне 45-го мы отметили окончание школы: после торжественного вручения аттестатов гуляли всем классом до рассвета…

Мы прожили 70 послевоенных мирных лет. И в День Победы, в этот щемящий и радостный праздник мы будем вспоминать тех, кто воевал и не дожил до сегодняшнего Мая.

Мы должны сохранить этот праздник Победы для тех, кто будет встречать его после нас, потому что память о героизме предков священна и потому, что «Победа 1945 года – это одна из опор в нашем историческом сознании, память об этой Победе должна помочь нам и нашим потомкам пережить и другие трудности». Эти слова писателя и историка Роя Медведева актуальны и сегодня.

Добавить комментарий