Реклама

Многие годы мне казалось, что в СССР немецкий язык преподавали на идеальном уровне. В школе, начиная с пятого класса, мы неторопливо выводили буквы, учили слова, писали диктанты, запоминали наизусть короткие стихи.

До девятого класса немецкому языку меня учили русские учительницы. И я сама немецкий учила «по-русски». Произношения не усвоила, так как не было примера для подражания – того, кто говорил бы правильно фонетически. Однако, всегда получая пятерки (потому что читала и писала без ошибок), знала все, что было положено.
В старших классах немецкий вела Эльвира Львовна, в девичестве Рау. Отношения у нас сложились очень хорошие. Новая учительница приложила немало усилий, чтобы исправить мое произношение, но безуспешно. Но я могла читать без словаря и многое понимала. Проблема была с восприятием немецкого на слух. Когда говорили на «чистом» немецком, правильно произнося слова, начинались мои мучения.

Но и это не могло переубедить меня в том, что немецкий преподавали идеально. Переубедил ответ на простой вопрос, заданный самой же себе: а многие ли мои ровесники, изучавшие немецкий в школах и вузах, владеют им? Вопрос риторический, как это принято говорить.

Сегодня на базе семи общеобразовательных специализированных школ с уклоном немецкого языка реализуется проект «Немецкий языковой диплом», предоставляющий выпускникам возможность получения образования в вузах Германии. Вот это мотивация! Многие мечтают обучаться в ФРГ, да и желающих перебраться на постоянную работу или «пмж» тоже немало. Курсы немецкого в региональных обществах «Возрождение» и в Институте им. Гёте не пустуют. К этому можно относиться хорошо, а можно – ревностно. Немцы Германии вправе спросить: почему язык не использовать там, где живешь? Нет языковой среды? Создайте её!

Как создать языковую среду?

Если посмотреть национальный состав населения, к примеру, Костанайской области, то на сегодняшний день здесь проживает 15 процентов от числа всех этнических немцев Казахстана. Можно ли на этом фундаменте создать языковую среду и кто должен это делать? Когда сокрушаемся по поводу того, что немецкий язык «вымывается» из общеобразовательных школ, неплохо было бы спросить, если откроются немецкие классы, вопрос решится? 10-20 человек, которые придут в каждый из этих классов, будут зубрить, читать, слушать или же вяло перебиваться с тройки на четверку?

Как говорит Елена Кашкова, преподаватель Центра немецкого языка (SLZ) партнера Института им. Гёте в г. Костанае, надо открывать перспективы: «В советское время перспектива заключалась в простом и в то же время основополагающем мотиве: около миллиона немцев проживало в республике – со своей исторической памятью, семейными связями, любовью к далекой Германии и к языку, конечно. Сейчас большинство из них уехали в Германию, на историческую родину. Благодаря госпрограмме трёхъязычия в системе школьного образования английский язык, как язык международного общения, занял лидирующую позицию. Тем не менее, интерес к немецкому языку и немецкой культуре не ослабевает. Все больше молодых людей понимают, что знаний только английского языка недостаточно. Немецкий, напротив, открывает большие перспективы. Но, к сожалению, о них мало кто знает…»

Деревенские перспективы

В Костанае, в областном центре, немцев в процентном соотношении больше, чем в целом по региону? Это не случайно – из сел немцев уезжает больше, чем из городов. Может быть именно перед сельскими немцами надо в первую очередь открывать перспективы? Нельзя ли построить «немецкую» улицу?.. силами местных немцев с финансовым участием Германии?.. открыть немецкую сыроварню или маслобойню, пекарню или скорняжный цех? Создать прецедент. Помочь тем, кто учит немецкий или знает его.

«Легче» всех вопросов не решает

26-летний Всеволод Болгердт приехал из Германии к родителям в Костанай. Здесь он учился в пединституте (специальность – иностранный язык), проходил практику в физико-математическом лицее и в гимназии им. Горького. В лицее преподавал английский, в гимназии – немецкий. В свое время обучался на языковых курсах Костанайского общества немцев и Института им. Гёте. Сейчас Всеволод учится в университете города Кобленца. Некоторое время преподавал немецкий язык беженцам – сирийцам и афганцам. Говорит, что сирийцы особенно старательно учат язык. Их мотив – интеграция в европейское пространство, желание выжить на чужбине и даже в чем-то преуспеть.

По поводу изучения немецкого в Казахстане Всеволод отзывается просто: «Каждый может овладеть языком, если ему это интересно и есть желание. Конечно, со школьной парты учить легче, но «легче» всех вопросов не решает. Даже в Германии не все переселенцы-немцы учат язык. Приезжают с минимальным объемом знаний и с этого уровня не сильно стремятся перейти на более высокий. Трудно сказать, какой там процент аутсайдеров, но они есть. При стопроцентной языковой среде язык на первый план не выходит».

Там, где хорошо работают

Эта тема, конечно, дискуссионная, но она того стоит. Чтобы немецкий в Казахстане был в почете, то есть собирал классы и аудитории, надо приложить усилия, прежде всего, самим немцам.

Чтобы возродить интерес к немецкому языку и немецкой культуре нужно поддерживать партнерские отношения на практическом уровне – оказывать материальную помощь культурным центрам, чтобы они выходили за рамки разовых мероприятий. Чтобы там, где идет интенсивная работа, будь то крупный бизнес или малый/средний, звучала, в том числе и немецкая речь.

Добавить комментарий