Реклама

C 30 марта еще шесть городов Казахстана закрыты на карантин. Несмотря на многочисленные предупреждения, многие оказались не совсем готовы к такому сценарию. Население словно разделилось на два лагеря: одни тщательно соблюдают рекомендации медиков и скрупулёзно следят за статистическими данными распространения болезни в республике. Другие же упорно отказываются осознавать масштабы надвигающейся опасности, подсчитывают убытки, полагая, что экономические последствия будут куда более страшными. Прокомментировать ситуацию мы попросили Владимира Крайсмана, кандидата медицинских наук, независимого эксперта Министерства здравоохранения РК, члена Американской Ассоциации сердца, Германского и Европейского обществ кардиологов, члена Попечительского совета Общественного фонда «Казахстанское объединение немцев «Возрождение».

– Владимир Антонович, имея за плечами столь колоссальный опыт и наблюдая за распространением коронавируса во всем мире, насколько вы оцениваете его опасность?

– Меня, конечно же, сильно удивляет, что люди до сих пор не могут осознать всю реальность происходящего и ту угрозу, которую несет пандемия. Человечество должно отнестись к этому очень серьезно, ведь оно впервые столкнулось с таким вызовом. Новый коронавирус, обнаруженный в Ухане, был неизвестен и для исследователей, и для иммунной системы человека, которая оказалась не готова к такому роду возбудителей.

Все это и создало предпосылки для эпидемического распространения коронавируса до масштабов пандемии. Обсуждались различные версии относительно его происхождения, среди них и конспирологические с предположительно лабораторным конструированием, что было исследователями исключено сразу после детального изучения структурных компонентов вируса. Доминирующим в научном мире стало предположение о природно-очаговом происхождении по аналогии с возникновением и распространением предыдущих вирусных инфекций таких, как MERS, SARS, ВИЧ.

Вспышка COVID-19 в Ухане привлекла внимание медиков к природным резервуарам коронавирусов – летучим мышам. Будучи невосприимчивыми к вирусам из-за природного устойчивого иммунитета, мыши могли послужить источником распространения в связи с употреблением их в пищу. Еще более вероятным стало данное предположение при обнаружении возможных переносчиков – панголинов.

Питающиеся муравьями и термитами эти своеобразные чешуйчатые млекопитающие относятся к пресмыкающимся. Чешуя их без какой-либо обработки входит в состав традиционных китайских лекарственных средств, а мясо употребляется в пищу.

В связи с серьезными основаниями в отношении этих источников новой коронавирусной инфекции, были немедленно закрыты местные обширные рынки, где в условиях антисанитарии сосредоточены разнообразные представители фауны. Естественно, риск передачи инфекции с мутацией возбудителей очень высок. Закрытие рынков улучшило местную эпидобстановку. Сейчас важен другой вопрос – где именно мутировал этот вирус? Если в природной среде в процессе эволюции, то тогда угроза новых вспышек сохраняется, поскольку возбудитель продолжает циркулировать среди носителей. Но если вирус мутировал внутри организма человека и приобрел заразный характер, то это облегчает ситуацию в связи с постепенным спадом вирулентности. Пока можно лишь констатировать очень высокий уровень заражения инфицированными пациентами окружающих.

Полагают, что каждый носитель способен заразить до момента выявления и начала лечения 3-4 человек. Хотя в отдельных случаях число зараженных может достигать десятков и сотен. Приводится наблюдение из Южной Кореи, где одна из заболевших прихожанок стала источником заражения в церкви 1 200 человек. Этому могут способствовать различные факторы: особо вирулентные подтипы вирусов, тесный контакт с окружающими, их возраст, состояние иммунитета и др.

– Какие меры безопасности, на ваш взгляд, наиболее эффективны в данном случае?

– Единственно верный подход – это соблюдение личной гигиены, что широко освещается средствами массовой информации и разрыв прямых коммуникаций между людьми. Ведь по статистике у 80 процентов инфицированных заболевание протекает бессимптомно или же в легкой форме, но при этом они являются источником заражения других. Это же касается и детей, большинство из которых переносят болезнь в легкой форме. Для пожилых COVID-19 нередко представляет смертельную опасность, и около 20% из них нуждаются в госпитализации, в 4% необходима респираторная поддержка – искусственная вентиляция легких.

Печальные вести приходят из Италии, Испании, где врачи вынуждены выбирать, кому оказывать помощь в первую очередь. Мы всегда руководствуемся правилом – в приоритете тяжелобольные, те, кто находится в критическом состоянии. Но коронавирус диктует свои условия. Из-за острой нехватки аппаратов ИВЛ итальянские медики отдают предпочтение молодым, тем, у кого больше шансов справиться с болезнью и выжить. Врачи сообщают об этом со слезами на глазах.

Сейчас важно понимать всю серьёзность ситуации: легкие симптомы такие, как повышение температуры, боли в груди, кашель, с которыми ранее мы привыкли справляться самостоятельно, должны теперь настораживать. Это может быть опасно, так как вирус распространяется с большой скоростью.

– Люди действительно не привыкли с первыми симптомами ОРВИ обращаться за медицинской помощью, а теперь еще и боятся подцепить коронавирус в стенах больницы. Каковы отличительные симптомы?

– Помимо уже названных – сухого кашля и повышения температуры, утомляемости и боли в мышцах – в отдельных случаях может наблюдаться диарея, специалистами был отмечен один специфический симптом – потеря обоняния и вкуса. Это объясняется отеком слизистой носа и горла в связи с поражением обонятельных и вкусовых рецепторов. Если внезапно появились такие симптомы – необходим срочный анализ на коронавирус.

– Владимир Антонович, утешительны ли прогнозы? Насколько быстро нам удастся справиться с ситуацией?

– Всем известно, что прогнозы – дело неблагодарное. Наряду с самоотверженной борьбой, которую ведут медики всего мира с пандемией COVID-19 и напряженной работой исследовательских лабораторий разных стран по выявлению всех аспектов диагностики и лечения новой инфекции, остается ряд вопросов.

Во-первых, механизмы передачи инфекции. Почему в одних странах, например, в Южной Корее и Японии вирус удалось локализовать достаточно быстро, в то время как в других складывается критическая обстановка.

Полагают, что в Европе распространен отличный от азиатского подтип коронавируса, и этим объясняется высокий уровень заболеваемости в Италии и Испании, особенно среди пожилого населения, что сопровождается повышенной смертностью. А как же тогда Япония, которая лидирует в мире по долгожителям? Да и плотность населения в Японии и Южной Корее весьма значительна.

Необходимо отметить значительные различия по уровню смертности среди заболевших в разных странах, даже в пределах одного региона. В европейских – от
0,79 (Германия) до 11,03 (Италия) процентов, в Китае – около 4% по состоянию на конец марта 2020 года. Цифры заболеваемости COVID-19 по разным странам обновляются ежедневно.

Что касается Казахстана, ситуация общеизвестна, и осуществляется постоянный мониторинг с информированием населения о происходящем в регионах.

Уверен, дальнейшее развитие событий будет зависеть прежде всего от нашей приверженности к личной гигиене и другим профилактическим мерам, соблюдения карантина и других ограничительных правил. В мире пока никто не берется обозначить масштабы и временные границы распространения пандемии. Как врач, я все-таки смотрю на ситуацию оптимистично и надеюсь, что общими усилиями нам удастся справиться с новой бедой человечества – COVID-19.

– Большое спасибо за интервью.

Интервью: Олеся Клименко

Добавить комментарий