Реклама

 

На основе ведущихся в течение нескольких лет переговоров по крупным нефтегазовым структурам Курмангазы, Хвалынское и Центральное, расположенных на стыке национальных секторов морского шельфа в Северном Каспии, наверное, можно издать пособие для международников.

Причины этого, наверное, неразрешимого вопроса «Каспий», как отметил Президент РК Н. Назарбаев, кроются в весьма сложной истории договоров 1921 и 1940 года и различной интерпретации сторонами их правовых последствий применительно к сегодняшним реалиям. Предложения Тегерана поделить Каспийское море поровну оказались неприемлемы не только для Москвы, но и для Астаны и Баку. По договорам 1921 и 1940 годов, Тегерану принадлежит всего 13 процентов береговой линии. На переговорах в Ашхабаде в 2002г.иранский лидер Хатами потребовал поделить море поровну — каждому по пятой части Каспия. Хатами объясняет: если это было общее море СССР и Ирана, то Тегерану должна достаться его половина, а вторую пусть делят бывшие советские республики. Позиция России, Азербайджана и Казахстана принципиально иная: «делим дно, вода общая». Россия предлагает провести национальные секторы по дну Каспия от береговой линии до середины моря. При этом Ирану доставался небольшой участок дна за пределами советско-иранской границы. Ашхабад в последнее время тоже склоняется к этому варианту. Но к общему знаменателю в Туркмении в 2002г. прийти не удалось, поэтому Москва, Астана и Баку решили отложить коллективный раздел Каспия.

В 1998 году президенты двух государств России и Казахстана Борис Ельцин и Нурсултан Назарбаев — нашли решение, по формуле которого можно поделить дно Каспия.

Деление между российским и казахстанским секторами производила линия разграничения полномочий республиканских нефтегазовых министерств Азербайджана, Казахстана, Туркменистана и РСФСР, установленная в 1978 году Министерством нефтяной промышленности СССР. Поэтому, когда в конце 1997 года Минтопэнерго РФ, не дожидаясь решения вопросов разграничения морского шельфа, объявило тендер на право пользования недрами на участке «Северный», включив туда и часть структуры Хвалынское, Казахстан заявил протест. Сложность следующего этапа переговоров состояла в том, что крупнейшие месторождения оказались на стыке пограничных секторов. Соблазн некоторых компаний, рвавшихся начать освоение оспариваемых месторождений, по сути, явочным порядком, мог привести к еще большему осложнению и без того проблематичных переговоров. Когда с российской стороны частная компания начала освоение ресурсов Хвалынского месторождения, с казахстанской было объявлено о проведении тендера по восточному блоку Курмангазы. В итоге, как известно, в 2002 году стороны договорились о том, что три спорных месторождения Центральное, Хвалынское и Курмангазы будут осваивать совместно. Два первых отошли под юрисдикцию России, а последний остался в юрисдикции Казахстана. Тогда и было решено, что структуру Курмангазы НК КазМунайГаз будет разрабатывать совместно с российской компанией Роснефть. Распоряжениями правительств Казахстана и России обе компании в 2002 году были определены уполномоченными организациями в этом проекте.

Тогда же с обеих сторон было оговорено и участие других компаний. С российской стороны предполагалось также участие Зарубежнефти, получившей опцион на возможность выкупа 25% от российской половинки. А КазМунайГаз также заявляла о намерении привлечь инвестора для разработки структуры Курмангазы, в частности, упоминая Total, хотя среди претендентов были и другие западные компании. В 2003 году по результатам проведенных внутренних тендеров среди многих компаний, которые хотели бы участвовать в данном проекте, лучшие результаты показала все-таки компания Total Казахстан. Позже казахстанская сторона акцентировала внимание на том, что вопрос об участии французской компании Total в проекте освоения структуры Курмангазы будет решен после подписания СРП с российским партнером. Именно проект СРП стал очередным рубежом в переговорах. Сначала казахстанская сторона изучила вариант, представленный российскими партнерами, тогда в республике не было еще своего закона о СРП, а в самой России шли дискуссии о том, что СРП невыгоден в целом, но его использование допустимо лишь на достаточно сложных, трудноразрабатываемых месторождениях. Однако уже в прошлом году в казахстанские парламентарии рассматривали проект закона по СРП. Запасы Курмангазы оцениваются в 0,7-1,0 миллиарда тонн нефти, а стоимость проекта — в $10 миллиардов. Предполагается, что ее разведка займет 2 года, 3 года понадобится для оценки и объявления коммерческого открытия на этой структуре, 4-5 лет необходимо для обустройства месторождения и начальной добычи. Только после этого начнется коммерческая добыча углеводородов. После подписания СРП стороны еще в 2003 году намеревались начать на Курмангазы бурение первой скважины. Но, по всей видимости, именно условия Соглашения о разделе продукции и некоторые детали в освоении месторождения стали очередным камнем преткновения в переговорах. После вступления с 1 января 2004 года в силу новых законов, увеличивших налоговое бремя на нефтяные операции, иностранные инвесторы активно лоббировали отмену некоторых положений. Российская компания, несмотря на то, что условия налогообложения в Казахстане по сравнению с российскими значительно мягче, также высказала сомнения в выгодности проекта Курмангазы. Роснефть предлагала дополнить существующий протокол к межгосударственному соглашению пометкой о том, что СРП должно действовать в том налоговом режиме, который существовал на момент подписания данного протокола в 2002 году. Однако в 2005 году налоговый режим в Казахстане существенно смягчился: поправки в законодательство предусматривают снижение минимальной доли государства в СРП. В конце прошлого и начале нынешнего года, как известно, состоялся ряд встреч казахстанских и российских чиновников. Переговоры по проекту Курмангазы активизировались. На встрече с президентом России Путиным президент РК Н.Назарбаев акцентировал внимание на том, что условия по разработке трех поделенных пограничных месторождении должны рассматриваться в одном пакете. То есть они должны быть адекватными для находящихся в российской юрисдикции месторождений и Курмангазы. В феврале этого года состоялась также встреча российского топливного министра В.Христенко с премьером РК Даниалом Ахметовым. Чиновники заявили о возможности «завершения переговорного процесса и выходе на подписание документа». Российская сторона заявила также о возможности подписания с правительством РК Соглашения о разделе продукции до конца 2005 года.

Сегодня, наверное, можно говорить о том, что казахстанско-российские переговоры могут стать, в некотором смысле, пособием в помощь другим странам каспийской пятерки. Хотя у каждой из стран есть и свои нюансы в решении вопросов, связанных с пограничными месторождениями.

 

24.2.2005 — Политика

Добавить комментарий