Реклама

О каком композиторе Роберт Шуман сказал: «Шапки долой, господа, перед Вами гений!»? Это был Фредерик Шопен. В сегодняшнем выпуске клуба критики мы публикуем окончание очерка Наримана Шелекпаева «Несколько мыслей о Шопене».

 

Автор очерка проводит интересные параллели между миром музыки и литературы. Шопен и Сергей Есенин, Шопен и Реймон Радиге Столь неожиданные контексты заставляют задуматься о едином поле искусства, о точках соприкосновения между различными его видами. Если имя Сергея Есенина знакомо всем, то о Реймоне Радиге здесь нужно сказать несколько слов. Французский прозаик и поэт Реймон Радиге прожил совсем недолго. Его годы жизни: 1903 1923. Уже при жизни писатель был удостоен негласного титула «очарованного принца французской литературы». Роман «Дьявол во плоти» (другой перевод «Бес в крови») о любви шестнадцатилетнего юноши и молодой замужней женщины был написан Радиге в 17-летнем возрасте Юный автор вошёл в историю мировой литературы как неординарный, талантливый писатель, способный дать скрупулёзный анализ психического состояния героя. Итак, слово Нариману Шелекпаеву.

Несколько мыслей о Шопене
Феномен Шопена приводит на мысли о многом. Например, о Сергее Есенине.
Шопена и Есенина роднит то, что на протяжении всей жизни их обоих не покидало щемящее чувство тоска, ипохондрия, которая то исчезала, то вновь появлялась. И их творчество пронизано этим чувством.
Шопен и Есенин подлинные поэты, оказавшие огромное воздействие на людей с чувствительной душой. Их аудитория огромна. Поэзия «привязана» к своему языку (то, что можно условно назвать географическим критерием) и уступает музыке, чей язык универсален и не нуждается в посреднике. Еще: и Шопен, и Есенин мастера миниатюры, от их произведений не устаешь, форма компактна, а внутри льющаяся славянская лирика. Но все-таки Шопен и Есенин это разные эпохи и разная боль. Шопен элегантнее, он весь полутон, mezzo piano, piano, pianissimo Есенин совсем другой. Он родился в другой семье и вырос в другое время. Благочестивый русский хулиган.
И если Шопен умел собирать полевые цветы, не проронив с них ни капли росы (цитата из эпитафии Циприана Норвида), то Есенин, мало заботясь о сохранности росы, предпочитал воспевать красоту самого букета. В этом, пожалуй, разница между ними.

Другая параллель Шопен и Реймон Радиге
Радиге начал писать очень рано. Умер в 21 год. Думаю, его последний роман явление такое же исключительное, как и первый (фа-минорный) концерт Шопена. Оба были новыми для своей эпохи. Оба были написаны художниками, которые потрясающе рано созрели. Но, увы, у Радиге не было времени на шлифовку. Если бы солдаты Господа Бога не расстреляли его так рано, он, возможно, стал бы для литературы двадцатого века тем, чем стал Шопен для музыки века девятнадцатого.
В отличие от Есенина, Радиге с Шопеном объединяет способность избегать общих мест, смотреть на привычные модели и приемы в искусстве другим взглядом. Рецептом Радиге было стремление во чтобы то ни стало избежать новизны. А Шопену, как ему удается избежать шаблонных мест? Иногда кажется что все-таки не удается, но, слушая внимательно, смотря в ноты, понимаешь, что эта шаблонность возникла позже, благодаря укоренившимся ошибкам в интерпретации. Чтобы исправить их, нужны такие, как Рихтер, которые смогли бы счистить патину со штампов. А потом все опять забывается, и все опять начинают играть по-старому, пока не появится новый pensieroso. Последнее очень яркое тому свидетельство выступление Юн Ди Ли на варшавском конкурсе в 2000 году.
А ошибки повторяются, варьируясь в зависимости от эпохи и моды. Несмотря на предостережения, поверх Нейгауза, Падеревского и логики. Каждая эпоха придумывает что-то свое. Когда-то пытались сглаживать шероховатости, искусственно пытаясь сделать Шопена более аристократичным, забывая, каким новатором он был для своего времени. Экспериментировали с отходом от rubato и прочее. Но Шопен смотрит на это свысока. Он переживет все это.
Несмотря на многочисленные исполнительские трудности, Шопен продолжал и продолжает оказывать огромное влияние на музыку в целом, и на музыкантов, в особенности, молодых.
Рихтер говорил, что Шопена нужно играть неожиданно. Все-таки он не прав. Шопена нужно играть естественно. А самое главное, играя его, нужно любить, любить по-настоящему.

20/07/07

Добавить комментарий