Реклама

«По национальности мой отец немец, но в моем паспорте написано, что я русская. Времена были такие, приходилось скрывать свою национальность и близких, – с горечью вспоминает жезказганка Анастасия Иваненко. Её близкие, как и миллионы других, ни в чём не повинных репрессированных – немцев, корейцев, калмыков и многих других, были подняты с нажитых мест и в товарных вагонах отправлены в лагеря или депортированы.

Анастасия Эмильевна Иваненко.
Анастасия Эмильевна Иваненко. | Фото предоставлено автором

У отца Анастасии Эмильевны, Эмиля Эдуардовича Беткина, были два брата и сестра. Все они жили в городе Куйбышев. Каждый занимал ответственную должность. Эмиль Эдуардович работал инженером в секретной химлаборатории. За считанные часы его судьба и судьба родных изменилась. В одночасье их погрузили в товарные вагоны и отправили кого куда. Эмиля – на Урал, братьев Павла и Романа – в Сибирь и Узбекистан, а сестру Лидию – в Казахстан. Их встреча спустя годы запечатлена на снимке.

– Что пережил мой отец на лесоповале, я знаю по его рассказам, – делится Анастасия Эмильевна. – Голод, холод, не было одежды, обуви. Спать приходилось в продуваемых ветрами бараках и работать в любую погоду. Кормили какой-то похлёбкой. Заболевших надзиратели не щадили, избивали палками. Люди умирали сотнями за день. Спрашиваете, что помогло моему отцу выжить? Вера в справедливость. Он был рьяным коммунистом и верил, что правда восторжествует.

На Урале Эмиль Эдуардович пробыл два года, пока ходатайство его сестры Лидии не было услышано и Эмилю, уже обзаведшемуся семьёй, разрешили приехать в казахстанский посёлок Рудник. Анастасии было пять лет, но она помнит, как в их доме на все праздники собирались друзья отца, пели, делились воспоминаниями. Мама готовила штрудель, кухен и суп с клёцками.

– Вроде бы жизнь налаживалась: переехали в посёлок, построили свой дом, завели хозяйство, отец работал заместителем начальника отдела оборудования управления капитального строительства (УКС) Джезказганского горно-металлургического комбината, но при этом каждую неделю ходил отмечаться в комендатуру, – Анастасия Эмильевна помнит горькое чувство несправедливости, когда приходилось скрывать, что она дочь немца. – Люди всё понимали, но сторонились. Время было такое. После смерти Сталина, когда депортированные народы были реабилитированы, Эмиль Эдуардович повторял: «Я знал, что справедливость восторжествует!»

Вместе с супругой они вырастили двух дочерей. Анастасия Эмильевна продолжила дело отца, после политехнического института работала в тресте «Казмедьстрой» инженером в производственном отделе, была начальником отдела капитального строительства УКСа.

Каждый год 31 мая Анастасия Эмильевна приходит на митинг к памятнику жертвам политических репрессий и оставляет там цветы, как символ памяти всем перенесшим депортацию народам, всем безвинно погибшим. Не забудем и мы.

Людмила Ульрих

Добавить комментарий