Реклама

Сегодня в мире насчитывается около 100 млн. немцев, большая половина которых живёт в Германии, остальные же обосновались за ее пределами. Если с историей немцев Австрии, Швейцарии, Лихтенштейна и Люксембурга все более-менее понятно, то как же образовалась этническая группа в далеком Узбекистане? Эти и другие вопросы мы обсудили с руководителем Немецкого культурного центра «Wiedergeburt» в Узбекистане Еленой Мироновой.

— Елена, расскажите, как начиналась работа Немецкого культурного центра «Wiedergeburt»?

— В должности председателя я работаю два года, до этого с 2008 года занимала пост заместителя. В движение немцев Узбекистана мы пришли в 1998 году, когда дочь стала участницей танцевального кружка при центре. Спустя некоторое время я стала членом правления и руководителем медико-социальной станции.

История появления немцев в Узбекистане несколько отличается от истории переселения этого этноса в другие постсоветские страны. Да, основная масса – это репрессированные, так называемые Wolgadeutsche, но есть и те, предки которых осели в этих краях гораздо раньше: меннониты (конец XVII – начало XVIII вв. – во времена Хивинского ханства) и переселенцы периода освоения Туркестанского края Российской империей в конце XIX века. В 1989 году в Узбекистане насчитывалось около 40 000 немцев, сейчас цифра сократилась до восьми тысяч. Этому способствовали волны переселений разных лет.

Свою работу Немецкий культурный центр «Wiedergeburt» ведёт c 1990 года,
его цель – объединение немцев, возрождение языка, культуры, обычаев и традиций. Сегодня в стране насчитывается пять центров, расположенных в местах компактного проживания: в Фергане, Бухаре, Самарканде, Ташкентской области и самом Ташкенте, где базируется головная организация. При каждом центре работает клуб немецкой молодёжи.

— Как вы оцениваете перспективы немецкого этноса Узбекистана?

— Узбекистан – уникальная страна, насчитывающая 130 национальностей. Политика государства нацелена на сохранение мира и согласия, благодаря чему мы имеем возможность беспрепятственно осуществлять свою деятельность.

Могу сказать, что с каждым годом работа все больше активизируется. Причиной тому служит осознание неоспоримого факта, что нас становится все меньше. Ведь для того, чтобы сохранить себя как немецкий этнос и не ассимилироваться безвозвратно, нам необходимо ещё больше трудиться. Сегодня мы понимаем, насколько важно мобилизоваться, чтобы не потерять себя и не забыть свою немецкую историю.

— Безусловно, вы осуществили множество проектов. Какие из них стали наиболее запоминающимися?

— Расскажу о недавнем проекте, осуществлённом при колоссальной поддержке узбекского государства. В январе 2019 года состоялся визит Президента Узбекистана в Германию, в рамках которого он посетил Берлин и Мюнхен.

Особенным для нас стало то, что совместно с делегацией концертное турне по городам Германии совершила танцевально-вокальная группа «Jugendstern» культурного центра немцев Узбекистана. Мы продемонстрировали песни и танцы немецкого народа, представили узбекскую культуру. Европейские девушки в узбекских костюмах танцевали под мотивы Азии… Это было очень колоритно и вызвало бурю впечатлений как у зрителей, так и у нас, выступающих.

В составе ансамбля много ребят из Ташкента, Бухары и Самарканда. «Jugendstern» часто представляет культурный центр на различных мероприятиях, в особенности на праздновании Дня независимости и Навруза, но возможность выступать на таком уровне представилась впервые. Хочется отметить, что все расходы по гастролям взяло на себя узбекское правительство.

Также на Международном научно-культурном форуме «Наследие Великого шелкового пути как мост между Узбекистаном и Германией» в Берлине мы презентовали иллюстрированную книгу-альбом «Культурное наследие Узбекистана в коллекциях Германии».

— Сохранился ли немецкий язык среди узбекских немцев?

— Несмотря на компактное проживание, язык теряется. Из молодёжи им владеет всего 40%. Однако на всех наших мероприятиях обязательно присутствуют элементы немецкой речи, также центр предоставляет языковые курсы. Отрадно, что к нам приходят дети начиная с трёх лет. Есть дошкольная, младшая школьная, молодёжная группы, два класса взрослых и уникальная группа сеньоров, которая не просто изучает язык, а сохраняет исконное знание его с учётом диалекта.

— На ваш взгляд, есть ли различия между немцами вашей родины и других стран? Оказывает ли влияние на культуру место проживания?

— Безусловно. Когда один этнос долгое время проживает в отличном от исторической родины месте, происходит взаимопроникновение культур. Подтверждение тому было продемонстрировано в Узбекистане на фотовыставке «Немцы вчера и сегодня. На перекрестке двух культур». В работах нашла отражение наша современная жизнь в мусульманской стране без проблем и притеснений в религиозном отношении.

Сравнить жизнь в восточном государстве вчера и сегодня удалось узбекскому немцу, переехавшему в Германию в начале 2000-х и спустя 15 лет посетившему Узбекистан. Свою историю нам рассказал Алекс Шмидт:

— В Германию из Узбекистана я переехал 9 сентября 2004 года. Эта дата запомнилась на всю жизнь… Момент, когда ты бросаешь все и уезжаешь в другую страну, не зная языка и будучи лишь частично знакомым с её культурой, невозможно забыть.

Весь процесс от подачи документов до получения приглашения на переезд длился около четырёх лет. Как и все, сначала мы приехали во Фридланд, оттуда нас отправили в Дармштат. Активная интеграция началась в лагере, где мы прожили полтора года. Школу я окончил в городе Ханау, соседнем Франкфурту. Это было увлекательное и беззаботное время. Пожалуй, единственным его минусом стало отсутствие немецкоговорящих одноклассников.

Столкнувшись с нехваткой языковой практики, я нашел решение: в изучении немецкого языка помог спорт. Став членом немецкой команды по баскетболу, я существенно улучшил свои знания. Сначала объяснялся как мог, используя жесты, мимику и базовые знания английского. Спустя короткий срок общаться стало проще. Дальше был университет… Сейчас я магистр-инженер (Master of Engineering). Работа по специальности приносит мне колоссальный опыт и удовольствие.

В Узбекистане я не был с момента переезда. Сейчас, после общения с друзьями и родными, кажется, что и не расставались вовсе! Узбекский колорит, менталитет, архитектура, вкусная еда – атмосфера моего детства. Переехал я в довольно юном возрасте, но многие особенности и традиции родины сохранились в памяти. Они остаются неизменными по сей день. Конечно, со временем я привык к европейской культуре, но Восток остался близок моему сердцу. Родной город – Ташкент – заметно преобразился, сегодня он не уступает многим городам, где мне удалось побывать.
Я с удовольствием приеду сюда вновь!

Интервью: Анастасия Королева

Добавить комментарий