Реклама

 

«Миролюбовка наша Родина» — воспоминания и размышления потомка меннонитов.

— Господин Гамм, вами написано несколько книг, которые пользуются успехом. В издании «Миролюбовка наша Родина», вышедшем недавно в издательстве В. Вебера, вы затронули непростую и ёмкую тему «малой Родины». Расскажите, как возникла идея названия книги.

— Название носит дискуссионный характер и многим может показаться спорным, поэтому хочу сразу внести ясность в своё понимание слова Родина. Из публикаций русскоязычных СМИ Германии складывается мнение, что немецкие переселенцы из бывшего СССР вернулись на «историческую родину» из страны, которая была для них лишь временным пристанищем. Другое мнение вызывает негативную реакцию. Именно потому, что автор придерживается этого противоположного мнения, заголовок книги выбран утвердительный, а в чём-то даже плакатно-лозунговый. Я убеждён, что Родина моя деревня в Сибири, где прошли мои детские и отроческие годы, а в большом масштабе Россия. Наши предки, и в полной мере мои родители и деды, перенесли немыслимые страдания при всех социальных катаклизмах ХХ века в России и СССР, но как и многие люди других национальностей, они умели не благодаря, а вопреки созидать свою жизнь и радоваться ей. Моя память хранит детали и ощущения жизни с 1942 года, об этом я и повествую.

— Родину начинаешь по-настоящему ценить, когда появляется возможность сравнивать её с какими-то другими местами. Как вы чувствуете себя в Германии?

— В Германии чувствую себя уютно и достаточно комфортно. Как уже было сказано выше, при этом сохраняю деловые контакты с Россией и Украиной. Здесь с семьёй мы проводим все летние, а иногда и короткие зимние отпуска, можно сказать, что никогда и не порывали связи с Россией. А вообще Родина моя там, где работа поглощает всё время и полностью захватывает. В известной мере моя Родина это мой рабочий кабинет.

— Расскажите, как складывалась профессиональная судьба российского немца Егора Гамма в России и позже в Германии.

— В Казахстане и в России я жил интересной и насыщенной производственной жизнью. Всё остальное казалось мне попутным, вторичным. Когда в 1990 году переезжал в Германию, опасался, что не сумею найти здесь инженерную работу и выпаду из той сферы интересов, в которой жил три десятилетия. Но мне удалось при поддержке активнейшего германского предпринимателя из бывшей ГДР выстроить предпринимательскую структуру с расположением производства сначала в Москве, затем в двух городах Украины для производства и поставки товара обратно в Германию. Два украинских предприятия, находившихся на грани банкротства, снова ожили и до сих пор работают по этой схеме. Так что производственная жизнь с переездом в Германию не закончилась, и ушёл я из неё совсем недавно, передав дела сыну и плотнее обосновавшись за письменным столом.

— Как получилось, что вы занялись литературой?

— Я прожил достаточно напряжённую жизнь прагматика и никогда не мыслил заниматься литературным трудом. Да и нынешние попытки изложить на бумаге мысли и борения души я так называть не рискую. А вообще это отражение процесса перехода от атеистического мировоззрения к религиозному, христианскому. В «Миролюбовку …» элементы моего богоискательства тоже проникли, но я старался оставаться рамках истории моих предков-меннонитов и их жизни в тот период, который я мог наблюдать. В молодые годы я стал свидетелем драматического процесса трансформации меннонитства в баптизм, а позже раскола российской баптистской церкви. В Миролюбовке эти сложные процессы иногда оборачивались трагическими событиями. Об этом читатель «Миролюбовки …» тоже прочтёт.

— Для кого вы писали свою книгу и кто её потенциальный читатель?

— Сначала я писал «Миролюбовку…» для себя и ближайших друзей, но постепенно увлёкся историей меннонитства, куда самым естественным образом вплетались мои ближайшие и далёкие предки, и стало казаться, что книга может показаться интересной российскому читателю, который чаще всего слыхом не слыхивал о таком странном этносе в своём же сообществе. Ну и, конечно, потомкам меннонитов, которые с середины пятидесятых годов ХХ столетия незаметно для себя оказались в баптистской конфессии. По сути я рассказываю историю меннонитской деревни по своим личным впечатлениям и наблюдениям. Меннонитская деревня пережила «советское крепостное право», тогда колхозников всех национальностей намертво приписывали к селу, не выдавая им паспортов, позже произошло освобождение от этого крепостничества обо всех этих интересных фактах я пишу. Религиозные установки С. Менно, которые веками скрепляли общины меннонитов и делали жизнь этих сообществ уникальной, с конца тридцатых годов и до середины пятидесятых прошлого столетия сильно ослабли. И только потом начался ренессанс этой совершенно уникальной духовной культуры.

— В чём принципиальное отличие меннонитов от иных конфессий и каково их значение в истории России?

— Я прямой потомок меннонитов. Правда, от религии я отошёл лет в семнадцать, но связи с меннонитами никогда не терял. Приезжая в Миролюбовку, которая до войны была стопроцентно меннонитской общиной, правда, разделённой на «братских меннонитов» и «церковников», я всё меньше встречал на улице друзей, сверстников или просто знакомых. Но баптистская община, унаследовавшая всю догматику и дух строгих меннонитов-«братьев», здесь до сих пор весьма многочисленна и крепка. Можно упрекнуть их в консерватизме, но именно этот дух делает людей высоконравственными, жадными к работе и предприимчивыми, да и просто здоровыми. Какой контраст с людьми разуверившимися, потерявшими нравственные ориентиры или просто спившимися!
Я сейчас вне каких-либо церковных конфессий и это позволяет мне со стороны более или менее объективно судить о сегодняшних и прошлых меннонитах. В книге «Миролюбовка…» я уделяю много внимания истории, быту и религиозности меннонитов и при этом в высшей степени уважительно отношусь к предкам и нынешним меннонитам. Меннонитские общины в России никогда не пускали к себе немцев других конфессий и уж тем более людей других национальностей. При выборе места расселения в России из предлагаемых мест выбирали те, что подальше от городов, чтобы уберечь прежде всего молодёжь от соблазнов городской жизни. Браки с людьми из других конфессий не допускались. Управление общинами осуществлялось пасторами религиозных общин, т.е. в одном лице совмещались должности главы администрации и пастора общины. Кстати, мой прапрадед Дитрих Гамм был избран пожизненным руководителем Александертальской общины одной из самых мощных меннонитских колоний в России. Меннониты в России почти исключительно занимались землепашеством и животноводством. В этом они были непревзойдённые мастера как в окультуренных ими болотах Восточной Пруссии, так и в степях южной Украины, в лесостепной зоне Поволжья, Башкирии, Западной Сибири и Оренбуржья. Абсолютно непротивленческая иделогия и полный отказ от участия в военных действиях и ношения оружия во все времена, начиная от Пруссии и заканчивая Россией, периодически приводили к конфликтам с властями, иногда весьма серъёзным. Но не было случая, чтобы меннониты уступали давлению даже самых могущественных правителей. Но именно этот возведённый в культ консерватизм и нетолерантность в общении с другими общинами и народностями лишил их восприятия многих достижений цивилизации. Если немцы в России с давних пор, начиная от Ивана Грозного, достигали вершин административной власти, выделяли из своей среды великих музыкантов, учёных и даже литераторов, то замкнутый уклад жизни меннонитов этому не способствовал. Они, на мой взгляд, не выполнили и возложенной на них функции передачи русскому крестьянству огромного опыта работы на земле, на что очень рассчитывала императрица Екатерина Великая.

Приобрести книгу можно по следующему адресу: Waldemar Weber Verlag, Nordendorfer Weg 20, D-86154 Augsburg, Tel.: 0821-4190431 und 4190433, Fax: 0821-4190431. E-mail.:waldemar.tatjana@t-online.de

===============================================

Егор Гамм родился в 1937 году в посёлке Полудино Петропавловской области, в месте ссылки своего отца. Детство и отрочество Егора Гамма прошло в большом селе немцев-меннонитов на юге Омской области. После окончания МАДИ в Москве занимал руководящие посты на заводах шинной отрасли. С 1990 года живёт в Германии, занимается консультативной деятельностью по организации германо-российских деловых связей. Автор нескольких книг. В России в издательстве «Книжная палата» вышел его перевод сказочной повести «Момо» известного немецкого писателя Михаэля Энде и книга «Туринская плащаница» в издательстве «Алетейя». Новая книга «Миролюбовка наша Родина» посвящена истории меннонитства в России.

===============================================

07/12/07

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here