Реклама

Для немцев везде были перекрыты дороги, многие годы они должны были чувствовать свою глубочайшую вину за национальность, их намеренно вдавливали как неблагожелательных в пучину страха и ущербности. Будто человек виноват, что родился немцем.

>> Продолжение. Начало в предыдущем номере.

Я с удовольствием прочла книгу Владимира Аумана, многое из написанного мне было уже знакомо из рассказов мамы, пережившей вместе с отцом рабство в трудармии. В 17 лет она была заточена за колючую проволоку, познала тяжелейший, неженский труд на лесоповале, когда тупыми пилами приходилось спиливать толстые стволы деревьев, стоя весной по колено в воде при таянии снега, или в снегу в зимние стужи. За невыполнение плана урезалась пайка хлеба, а это верная смерть.

Мой коллега по областной газете, журналист Павел Лефлер так рассказывал о пережитом в трудармии: «Весной мы ели траву, ползая на коленях, как коровы…». А мама с болью вспоминала, что кроме голода и холода их мучили немытые тела, иногда кусок хлеба меняли на обмылок. Я писала об этом в своих документальных повестях «Трудармейки» и «Ангел в белом». Меня удивило, что многие мои знакомые, прочитав эти повести, были поражены открывшимся страшным фактам, подчеркивая, что ничего не знали о пережитом российскими немцами во время войны. Ну почему же тогда надо до сих пор об этом умалчивать?!

Много интересного и познавательного извлекла я из книги о Герольде Бельгере. Восторг Владимира Аумана от того, что ему поручили написать о таком человеке, я тоже разделяю. Сколько лет я мечтала познакомиться с автором многочисленных строк о немцах, о казахах, об их дружбе и многом другом, но судьба не подарила мне этой встречи. Особенно я верила, что увижу Г.К.Бельгера, когда ехала на пятый съезд немцев Казахстана в 2004 году. Но его там не было. Жаль! Поэтому я жадно вчитывалась в строки о жизни и творчестве выдающегося человека. Даже тяжелая болезнь, какой страдал Герольд Карлович, не была помехой для активной и плодотворной работы. Всегда импонировали его страстные высказывания, критика, его дерзость и смелость, хотелось следовать такой же дорогой, также искренне стараться привлекать свое перо на улучшение жизни людей.

Книги Герольда Бельгера. Фото из семейного архива.

Герольд Карлович Бельгер был критиком в высоком смысле этого слова. На него не обижались, наоборот, к нему прислушивались, его уважали за справедливость, за умение привлекать к своему иногда достаточно едкому, сатирическому слову все больше поклонников. Помню, как мы в редакции рвали друг у друга из рук журнал «Нива», на страницах которого Герольд Бельгер давал емкие советы. Как умело и просто он писал, как вызывал всеобщее любопытство своим умением выражать мысль, никого не унижая, но хлестко и добротно врываясь в наболевшее! Читала его рассказы о немцах, казахах и тоже всегда удивлялась его умению завораживать, привлекать читателя.

Автор книги «Герольд Бельгер: Такая выпала стезя» описывает страдания юного Герольда, оторванного от своей родины, которую хорошо помнил: праздники в Поволжье, приветливые лица родственников и односельчан, опрятные жилища, веселые свадьбы, клубы-читальни, музыкальные духовые и струнные оркестры, велосипеды, пряники и пончики-брецели… Как слушали на патефоне «Прощание славянки», как маршировали под ритмы антифашистского «Единого фронта». Сколько было чистого, умиротворенного, доброго. «Эти радостные блики ушедшего бытия», – вспоминал писатель.

Читая строки о том, что в семье Бельгеров любили играть на музыкальных инструментах и петь под их мелодичные звуки, я вспомнила свою семью, когда мой отец вечерами брал в руки мандолину, балалайку, скрипку или гитару и прекрасно пел русские, украинские, немецкие, а позже и казахские песни, а мы, дети, охотно подпевали. Это были такие счастливые мгновения моего детства. Отец часто играл и на сцене, а вокалистами были мои младшие братья Александр, позже – Виктор.

Герольд Карлович Бельгер и Александр Петрович Винтер родились на одной земле, их поселки находились недалеко друг от друга, многое в их жизни переплеталось и было схожим. Многое было сродни жизненному пути великого человека Якова Германовича Геринга, о котором мне посчастливилось много писать. Патриархальные немецкие семьи растили своих сыновей и дочерей в старых, строгих традициях, со своим незыблемым укладом и щедрой на фантазии и мастерство культурой. Роднило их большое желание учиться, познавать, а потом применять знания на практике.

Разве Герольду Бельгеру и моему отцу не было больно сознавать, что процветающая республика в Поволжье, имеющая огромные ресурсы, умерла практически за несколько дней, растасканная по кирпичикам, варварски уничтоженная, разграбленная и никогда уже не возрожденная? Об этом Владимир Ауман тоже проникновенно написал в своей книге, вызывая в душе боль и отчаяние за варварство и жестокость. Страницы с описанием испуганных животных, оставшихся без заботливых хозяев, рвут душу.

Герольд страстно желал учиться, хотя понимал, что в высшее учебное заведение могут не принять, даже если он будет семи пядей во лбу. Правильно написано в книге, его соотечественникам прямая дорога была в ПТУ. О том, что немцы – народ-работяга, государственной верхушке было известно, вот и ковали комбайнеров, трактористов, посылали на фермы скотниками и на поля полеводами. Спасибо всем, кто помогал Герольду Бельгеру по жизни, верил в его способности.

Герольду надо было быть очень осторожным, высказывая собственное мнение (о чем его всегда предостерегал отец Карл Фридрихович), но его горячий, справедливый характер противился умалчиванию или лести. Даже в юности он смело высказал преподавателю свои мысли о Надежде Крупской, которые потрясли неожиданностью и дерзостью. Мне в юные годы такое даже в голову бы не пришло, марксистско-ленинские постулаты казались незыблемыми. А он своим глубоким проницательным умом доходил до истины.

Герольд Карлович жил, испытывая постоянную физическую боль, душевные страдания за свой народ, при этом плодотворно работал над переводами, над собственными прекрасными произведениями, написанными искренне, горячим сердцем, был активистом во многих начинаниях, постоянно ездил по стране, принимал участие в различных знаковых мероприятиях. И всегда рядом была супруга великого труженика – Раиса Закировна. Она пронесла любовь и уважение к мужу через всю жизнь, помогала и поддерживала в самые трудные минуты. Хочется пожелать ей здоровья, а также успехов и благополучия их дочери Ирине, ее супругу и внуку Герольда Карловича – Всеволоду.

Надеюсь, судьба сделает мне подарок и я лично пожму руку за талантливое произведение Владимиру Ауману.

Добавить комментарий