Реклама

Заслуженный тренер Казахстана по волейболу… Отличник просвещения РК… Почетный гражданин Ерейментауского района… Плюс еще полдюжины республиканских медалей. В принципе, уже этого хватило бы на несколько персон для общественного признания. У нас всеми этими регалиями владеет один человек – Александр Дукарт. Добавим еще факт: сорок два года Александр Францевич руководил детской спортивной школой (ДСШ) Ерментауского района и тренировал волейбольные команды юниоров.

На день рождения мама раздобыла тогда 12-летнему Саше волейбольный мяч – новый, настоящий! Почему сообщаю об этом с таким восторгом? Потому что шел 1956 год, и приобрести такой подарок было почти подвигом. Мяч был со шнуровкой, с внутренней камерой и накачивался велосипедным или даже автомобильным насосом. Владелец такого сокровища был неоспоримым авторитетом в любом дворе. Ведь какие тогда еще мячи…

Люди еще не отошли от войны, многие донашивали военную форму. И село Новодонецкое тогдашнего Макинского района не миновали лишения. В волейбол – любимую народную игру – часто играли чем попало. Играли взрослые и дети. Хозяина почти драгоценной обновы сразу пригласили в команду старшие игроки. И все. С этого дня волейбол стал смыслом жизни, главной ценностью в судьбе подростка.

Мамин мяч попал точно в цель: семиклассником Дукарт играл и за сборную школы, и за взрослую команду села, а потом почти сразу и за сборную района. Каким-то чудесным образом они нашли друг друга: Дукарт и волейбол. После школы уже вполне квалифицированный игрок стал собирать документы в физкультурный институт. Но отец, Франц Дукарт, всю жизнь отработавший по технической части с механизмами и металлом, наложил вето на решение сына. А в немецких семьях дети слушались родителей. «Всю жизнь с мячиком прыгать? Не наигрался?»

Возразить было нечем, и юный Дукарт поступает в Целиноградский пединститут на общетехнический факультет. С учебой не сложилось: в те времена брони для студентов не было, и со второго курса Александр загремел в ряды Советской Армии – на целых три года. Служил в Бакинской ПВО, в радиотехнических частях. Но и здесь все три года с мячом не расставался, играл за различные войсковые сборные. Неожиданно для себя пристрастился к военному семиборью: бег, плавание, стрельба… И уже на гражданке одно время разрывался между волейболом и стартами семиборцев.

Узел развязал неприятный случай. На областных соревнованиях по семиборью, на стрельбе, он ни разу не попал в мишень, будучи к тому моменту лидером с огромным отрывом по сумме этапов. Получил нагоняй от начальства, дескать, зазнался. Но потом по секрету шепнули: «Прицел тебе сбили, Саня, а ты по запарке и не заметил». Назвали и того, кто это сделал. Разбираться Дукарт не стал, просто снялся с соревнований и больше никогда на старты семиборья не выходил.

А физкультурный институт он все-таки закончил заочно в Алматы, работая учителем и тренером в своей любимой Журавлевке, в той же школе, в которой когда-то учился сам. И много играл: за село, за район, за область и даже за Целинный край, промелькнувший в истории нашей страны в шестидесятых годах прошлого века. Туда же, в любимое село, привез и невесту Клавдию. Тоже педагог, по физике. Познакомились давно, еще в пединституте, где оба тогда учились. Но потом служба в армии и другие события развели их на годы. А встретились опять на волейболе…

В совхозе им выдали ключи от комнаты в общежитии, там и жили некоторое время, терпеливо ожидая своего жилья. Но когда родился сын, они засобирались в дорогу. Удержал директор совхоза: куда? Сразу двух педагогов теряем!

И уступил молодым учителям свой кабинет в конторе – до той поры, пока не решит проблему с жильем. Квартирный вопрос, но уже в Ерментау, определил вскоре их дальнейшую судьбу.

Чета Дукартов любила этот чистенький ухоженный райцентр, часто приезжала сюда в гости к друзьям, родственникам, на соревнования. И вот в один из таких приездов Александра Францевича, учителя и тренера, пригласили на беседу в районо. Мол, у нас вакансия очень даже престижная – директор ДСШ. В самый раз для вас!

Дукарт сразу «поставил блок» по квартире. Ему опять стали обещать: через год-два обязательно дадим. Но опыт, сами знаете, сын ошибок трудных… Скитаться по углам уже никак не хотелось, хотя и предложение было лестным. Уехали обратно в тихую Журавлевку. Через год уже новый заведующий районо повторил то же предложение: принять ДСШ. А Дукарт – свое условие. И уже на следующий день супруги поднялись на четвертый этаж кирпичного дома по улице Аль Фараби, где проживают и по сей день.

Новая должность – новая жизнь

Молодой директор работал еще и тренером по волейболу, да и сам постоянно выходил на площадку в разных командах. Но ДСШ – это не только волейбол. Футбол, баскетбол, ее величество легкая атлетика, шахматы. Это подготовка к зиме, руководство коллективом, ремонт помещений, кадровые вопросы. А еще показатели на школьных олимпиадах и ожидание руководителями района только стопроцентных достижений.
Когда ехал к Александру Францевичу, думал, встречу в дверях атлета под два метра, косая сажень в плечах. Даже со скидкой на возраст: все-таки семьдесят пять уже человеку. Не угадал. Передо мной стоял среднего роста пожилой человек, седой, но с какой-то светлой улыбкой счастья. Сейчас таких нечасто увидишь. Спрашиваю: «Вы всегда такой? На тренировках, во время игры, а когда были директором, еще до пенсии?» И понимаю, что задал риторический вопрос. Никогда не кричал, не наказывал, никого не выгонял из команды.

«Хотя нет, – вспоминает ветеран. – Был у меня мальчишка, очень хотел играть в волейбол. Старался изо всех сил, а получалось не очень – роста не хватало. Но когда мы на тренировке играли в футбол – тут ему равных не было: он такие финты выдавал! Просто загляденье!» Вот ему опытный уже тогда тренер по волейболу предложил уйти в секцию футбола.

И ведь не ошибся: сейчас парень живет в столице, играет за солидные команды.
Виктор – механик, Петр – электрик, Иван и Нина – учителя немецкого языка, Мария – доярка, Вера – просто рабочая. Это братья и сестры Александра Францевича. Никто не ослушался отцовского наказа и с мячом всю жизнь не бегал. Признаться, и наш герой тоже не всегда в игры играл: учил детей добиваться цели, терпеть поражения, подниматься и снова идти за победой. Мяч-то ведь не сам летает, куда хочет, им управлять надо уметь. Ну, и с людьми, в основном с игроками, тоже надо уметь обращаться.

Вот, например, еще в юности, раскатывая по республике на различные соревнования, Дукарт заметил: в поездах спортсмены часто режутся в карты, нередко на деньги, покуривают тайком или в открытую вместе с тренером. Дукарт накупил несколько партий шашек, учредил стимул, и все его волейболисты режутся сейчас в эту азартную игру на хорошем уровне, некоторые даже выступают на соревнованиях.

Вообще, когда хватало здоровья, Александр Францевич брался за решение почти любых задач. Научился сам и научил жену играть в пинг-понг и стрелять из спортивного оружия. Уже выйдя на пенсию, обнаружил на свалке остатки бильярдного стола. Перевез к себе в подвал, ветерану охотно выделили место, навели там порядок.
Полгода Дукарт восстанавливал по книгам сложнейшее и дорогое спортивное оборудование. По ним же учился играть в сам бильярд. Игра сложнейшая, но в чем-то похожая на любимый волейбол: тоже глазомер требуется, координация, ну, и сила духа. Короче, стол введен в строй, и Дукарт даже выступал на соревнованиях в разряде сеньоров.

Спросите, почему не называю имена и фамилии учеников? Отвечаю: их сотни, назвать всех невозможно, выделить кого-то – обидеть других. Не буду перечислять завоеванные кубки и грамоты: кубки в ДСШ, грамоты в двух объемных папках, их около сотни, и это еще не все. Скажете: ну, вот, звезда районного масштаба… По номенклатуре – может быть. А по сути все совсем иначе. Люди везде живут и еще работают. И то и другое делают по- разному, по таланту. Тем она и любопытна, наша жизнь.

Уже на прощание Дукарт показал мне свою гитару и небольшую книжку-блокнот: там аккуратным почерком записаны его стихи, посвященные жене, сыну, природе. Некоторые он прочитал. Они, эти стихи и просто строчки, такие же светлые, как его лицо и улыбка.

Валерий Шевалье

Добавить комментарий