Реклама

Ей всегда нравилось путешествовать, восхищала красивая форма бортпроводниц и большие самолеты. Она знала, что обязательно покорит небо, и ее мечта сбылась! Более 35 лет назад немка из Караганды Людмила Бургер стала одной из лучших бортпроводниц Советского Союза.

В далеком 1972 году Людмила узнала о том, что в карагандинском аэропорту объявили конкурс на бортпроводниц. В то время на эту работу принимали девушек до 27 лет, имеющих прекрасные внешние данные, высшее образование и в совершенстве владеющих иностранным языком.

22-летняя красавица Людмила Бургер прошла по конкурсу. В 1973 году после учебы в Алма-Ате в летно-тренировочном отряде она начала летать. Уже через два года она приняла участие в Конкурсе профессионального мастерства авиаработников, и среди многих бортпроводниц Советского Союза Людмила стала одной из лучших. За эту победу она получила награду, подобной которой нет ни у одной бортпроводницы в Казахстане.

«Я работала в Советском Союзе, и тогда слово стюардесса произносить было неприлично, я была бортпроводницей. Летали часто и много, по 100 часов в месяц по всему Советскому Союзу. Были и спецрейсы, чартерные загранпоездки в Европу, но о них нельзя было распространяться. Летали под грифом «секретно». Я имела возможность одной из немногих побывать в родной мне Германии, в Болгарии, в Чехии, в Югославии, вообще благодаря профессии мир смогла посмотреть», — вспоминает Людмила Борисовна.

Во время работы было много разных внештатных ситуаций. Стюардессе однажды пришлось даже роды на борту самолета принимать.

«Посадки на нашем АН -24 были очень тяжелые, и у беременной пассажирки внезапно начались схватки, а затем женщина начала рожать. Я нашла среди пассажиров бабушек, которые могли бы принять роды, а сама руководила процессом, освободила багажное отделение, которое находилось в хвосте самолета, от сумок и пакетов, постелила на пол чистые полотенца. Потом, когда мы благополучно приземлились, роженицу уже ждала «скорая помощь». Родилась прекрасная девочка. А однажды, когда мы летели в Минеральные Воды, нам сообщили о том, что в самолет заминирован. Пока искали взрывчатку, весь экипаж находился на борту самолета, а ведь если разобраться, то мы рисковали своими жизнями. Но все обошлось, нам сказали, что ничего не нашли и сообщение было ложное. Не знаю, может, что и было, просто нам не сказали об этом, тогда вообще ни о чем никто не имел права распространяться. Вообще за время моей работы бортпроводницей раза четыре сообщали о том, что самолет заминирован, — вспоминает Людмила. — У людей по время полетов часто случалась паника. Из-за резких перепадов погоды, а часто летали в жаркие страны, от самолета шел пар, а пассажиры думали, что что-то горит и начинали паниковать. Приходилось объяснять, что так и должно быть».

«Работа была очень интересная, разнообразная, но опасная, требующая постоянной собранности и внимания. Здоровье требовалось отличное, если хоть где-то, хоть какая-то болячка была, то в полете она сразу же обострялась и невозможно было работать. В моей работе был такой один случай. Был очень тяжелый рейс, а я полетела с легким насморком, во время полета у меня развился такой отек, что я могла бы оглохнуть или даже умереть. Надо было срочно лечиться. Мне пришлось остаться на десять дней в санатории в другом городе. Экипаж улетел домой, родным, правда, не сказали о том, где я. Говорили: «Она задерживается», но ведь мои коллеги уже вернулись в Караганду, и у родителей началась паника. Но все обошлось», — говорит стюардесса.
Муж Людмилы Борисовны относился к работе супруги с пониманием, он гордился женой. Все ее близкие и друзья с восхищением слушали рассказы о разных городах.
«Отработала ровно столько, чтобы выйти на пенсию. Я всегда знала, что наша профессия не долговечна, здоровье не позволит долго работать. У меня была другая специальность, ведь я закончила педагогическое отделение Карагандинского университета, но я не рассталась с авиацией и потом много лет проработала директором гостиницы «Старт»», — делится Людмила Бургер.

Она всегда вела активный образ жизни, была избрана депутатом Карагандинского городского совета народных депутатов, работала гидом-экскурсоводом, вела домашнее хозяйство и воспитывала дочь.

«Для меня развал Советского Союза, как и для многих жителей бывшего СССР, тоже стал крахом. Аннулировались все мои льготы, наработки и достижения. Мы все работали и для того, чтобы обеспечить свое будущее. Из высокооплачиваемого специалиста (в некоторые месяцы я получала от 300 до 500 рублей) я превратилась практически в нищую. Сейчас я социально не защищенный человек. Раньше имела много льгот: бесплатно могла лечиться в санаториях, раз в год совершить поездку по всему СНГ, мой муж и дочь имели пятидесятипроцентную скидку на проезд, а что сейчас?» — сетует Людмила Борисовна.

А сейчас 62-летняя пенсионерка вынуждена сидеть дома, хотя очень хочет путешествовать, особенно попасть на родину предков в Германию. Но несмотря ни на что она старается не унывать, зимой бегает на лыжах, а летом катается на велосипеде, ведет активный образ жизни.

Добавить комментарий