Реклама

В одном из интервью Жандильда Маканов подтвердил старую истину о том, что для мужчины важно, от кого родиться, у кого учиться и на ком жениться. Сам он женился на Нине Крампец.

О своей жене он говорит так:

– Немецкая девушка, с которой мы пять лет учились вместе в пединституте, сначала покорила мое сердце, потом сердце моей мамы, потом сердца всех моих родственников. А теперь она стоит во главе целого клана: наши дети, наши внуки и племянники в ней души не чают…

Ход истории

Жандильда Маканов – человек известный в Костанайской области и не только. Три десятка лет отдал государственной службе. Человек ученый, образованный, с глубокими народными корнями. Он родился в том же ауле, что и Герой Советского Союза Султан Баймагамбетов:

– Он – мой троюродный брат. В ауле Коянды Агаш Аулиекольского района в 1957 году установили памятник Султану. С того времени я о нем и услышал. Моя мама рассказывала, что сдавала деньги на танк, которому дали имя Султана. В нашем селе было всего 40 дворов. Но отсюда вышли: Герой Советского Союза, один доктор наук, пять кандидатов наук; 100 уроженцев села получили высшее образование. С этим я связываю вторую свою удачу – учителей. У нас была восьмилетняя казахская школа. С первого по четвертый класс меня учил Сайран Баянов, далее – известные всему Казахстану педагоги. Жумагали Даненов возглавлял Мендыкаринское педучилище, которое выпустило из своих стен целую плеяду казахской интеллигенции. Потом я учился в знаменитой школе имени Чокана Валиханова в Аулиеколе. Здесь когда-то преподавал Ахмет Байтурсынов. Я могу очень многое рассказать о своих школьных учителях. Но что особо подчеркну: учитель работает для того, чтобы ученик его превзошел. Мне и моим землякам повезло на таких педагогов.

Истина о браках

– Мою маму звали Камиля, она родилась в 1915 году, отец был старше. Его взяли на фронт в 42-м году в возрасте 40 лет он дошел до Берлина. При этом отец не любил вспоминать войну, только моим старшим братьям кое-что рассказывал о том времени. Например, как возил с собой косточки для кумалака. Когда выдавалась минута, бросал их прямо на землю. Однажды в такой момент мимо проходил строй солдат. И отец услышал сказанное на казахском: «Это тот джигит играет, который вернется с войны домой здоровым». Так и вышло. Но здоровья отца хватило только на мое детство, он умер, когда мне было 12 лет, я был младшим в семье. Когда я родился, отцу исполнилось 52 года. Мне надо благодарить родителей, что у них не было сомнений в моем праве на жизнь, хотя сами они уже были немолоды.

Семья Макановых

Нина Иосифовна родилась в 1957 году, отец её был 1900 года рождения. Поздний ребенок, и это не случайность, а ход истории. «Родители отца жили на территории Западной Украины в Житомирской области. Там и покоится их прах – они умерли еще до войны. Отца же в октябре 41-го года прямо с работы отправили в Казахстан – он разделил судьбу всех этнических немцев СССР. Одна его сестра в эти же годы оказалась в Германии – отец нашел ее только в 60-м году. Вторую забросило в Россию.
Иосиф Юлусович Крампец (иногда писали Юлисович, видимо, не зная, как от имени Юлиус образовать отчество) остался в Казахстане навсегда. Женился на украинке Елене Емельяновне. Жили в Аулиекольском районе, родном и для Жандильды Маканова. А потом, еще не зная друг друга, Нина и Жандильда поступили в Кустанайский пединститут на исторический факультет. Их роман и женитьба не были скоропалительными.

– Мы начали дружить на первом курсе, поженились в конце пятого, в 1979 году. Наши отношения и наш брак имели прочный фундамент к тому времени – по интересам, психологической совместимости, по отношению к старшим, – по словам Нины Иосифовны, муж очень старался понравиться ее родителям. – Слова «тёща» он никогда не произносил, только «мама», моего отца называл «папой». И хотя, когда мы поженились, родственники с той и с другой стороны не бросались друг другу на шею, очень сдержанно встретили наше решение, постепенно мы сгладили все шероховатости в отношениях и с теми, и с другими…

Удалось это просто, хотя и потребовало полной душевной отдачи: через уважение и понимание, что родителям надо уделять равное количество тепла, доброты, хороших слов, что приезжать надо и к тем, и к другим со счастливыми улыбками, искренностью и стараться соблюдать традиции того и другого дома. Все это у них получилось.

Крепкий сплав

– Когда родился сын, не было споров, какое имя дать мальчику. Дали красивое и знаменитое: Олжас. Потом родилась дочь, ее назвали Асиёй, ласково зовем Асенькой, – Нина Иосифовна считает, что если у ребенка казахская фамилия и отчество, не надо вклинивать между ними негармоничное имя. – Это была моя композиция: фамилия, имя, отчество удачно дополняли друг друга.

Асия выша замуж за турка. Олжас женился на казашке, у него трое детей: сыновья Диас и Амир, дочь Жансая. Проявляются ли немецкие гены?

– Все переплавилось, конечно, Но, к примеру, Амир у нас такой аккуратный и пунктуальный, что мы, конечно, связываем с лучшими немецкими качествами,– улыбается Нина Иосифовна. – А со старшим внуком Диасом мы ещё и футбольные болельщики. В тех турнирах, в которых не участвует Казахстан, болеем за Германию. Как говорил Диас в юном возрасте: «Я ведь наполовину немец».

В Германию уезжать никто из Макановых не хотел и не хочет. Жандильда Кожахметович сказал семье: «Буду создавать вам условия здесь, чтобы вы не говорили, что в Германии жить было бы комфортнее».

Старший Маканов сделал большую и, если так можно сказать, глубокую карьеру – много знает, блестяще анализирует, сопоставляет, убеждает. Редкий человек умеет говорить так, как Маканов: по-русски не хуже, чем по-казахски, и наоборот. В 1995 году окончил Российскую академию Госслужбы при Президенте РФ, получил специальность советника-эксперта по вопросам социального управления, защитил кандидатскую.

Соответствовал своим высоким должностям, среди которых – заместитель председателя Комитета культуры Министерства культуры РК, главный инспектор социально-политического отдела Администрации Президента Республики Казахстан. Жандильда Кожахметович возглавлял департамент внутренней политики в Костанайской области, занимался и продолжает заниматься научно-преподавательской работой.

В духе семьи

Как же реализовала себя Нина Иосифовна? Может быть, в духе так называемых «трёх «К» – истинного предназначения матери и жены: «Kinder. Küche. Kirche», предписанных немецким женщинам, по одной из исторических версий, кайзером Вильгельмом II?

Судите сами: в юности Нина мечтала стать музейным работником или библиотекарем. На факультет истории и обществоведения поступила, исходя из этой своей мечты. Казалось, диплом историка открывал многие двери большого мира. Но долгие годы ей нужно было входить лишь в те двери, которые открывала карьера мужа. Если его направляли работать в район, то ей находилось занятие по призванию, если в совхоз –
трудилась в школе, преподавала историю. Семья часто переезжала, обживала предоставленные квартиры, оставляла их, обосновывалась в другом месте.

– Я ни разу не сказала, что хватит ездить и надо остановиться – работа есть работа. С дипломом педагога рабочее место и мне находилось всегда. Но самый интересный период, ту самую мечту юности, я осуществила, работая в Президентском центре культуры в Астане. Это было начало становления Музея Первого Президента Казахстана. Тогда Центр культуры формировался из трех сегментов – я работала старшим научным сотрудником именно в музее. Столько интересных встреч и событий –
даже мечтать не могла! А когда мы вернулись в Костанай, я еще год создавала исторический зал в структуре «Казтелекома».

Сейчас Нина Иосифовна, прежде всего, – заботливая бабушка, хозяйка уютного дома, помощница мужу во всех делах.

– Жандильда Кожахметович – классический ученый. Он любит работать с книгами. Цитирует великих из первоисточников, а не из интернета. Он не любит спешить с выводами, ведущий интеллектуал в нашей семье. Главенство за ним. Может поэтому я не против трех «К» в нашей, почти сорокалетней совместной жизни. По большому счету, ценности немецкой и казахской женщины – равнозначны.

Людмила Фефелова

Добавить комментарий