Реклама

О критическом, даже можно сказать катастрофическом положении с водой в Караганде свидетельствуют протоколы различных технических заседаний. 26 октября 1930 года ведущие сотрудники Карагандинского управления «Рудстрой» отметили: «Для снабжения населения водой необходимо или найти способ очищения воды из шахты «Герберт», или подвозить её по железной дороге в закрытых банках, сделав на реке Нуре временную водокачку. Главная магистраль водопровода от реки Нуры до Караганды должна быть закончена и введена в строй 1931 году».

Однако строительство развёртывалось медленно из-за малоосвоенности района, отсутствия на местах специалистов, задержки с подготовкой технической документации и поставкой оборудования. На состоявшемся в Госплане СССР заседании комиссии по изучению Северо-Восточного Казахстана особо обсуждалась проблема водоснабжения Караганды: «Перспективы водоснабжения самые неблагоприятные. Имеется проект водопровода из Караганды. Необходимо достать, во что бы то ни стало, 3,5 тыс. тонн труб и насосы, чтобы закончить водовод к осени. Труб не дают».

Проект водовода разрабатывали инженеры «Союзводстроя». Предполагалось устроить временный водозабор из русла реки вблизи Самаркандского. Проектная мощность водопровода – 150 л/сек, сметная стоимость всей системы – 10 млн. руб. Проект был утверждён на совещании «Союзводстроя» 21 сентября 1931 года с участием представителя от Караганды Денисова.

К этому времени положение с водой в Караганде ещё более обострилось в связи с увеличением численности населения до 70 тысяч человек. Инструктор ВЦИК РСФСР З.Островский в июле 1931 года писал: «Шахтёр, выходящий на поверхность после 6 часов тяжёлого труда в грязи и угольной пыли, не имеет возможности помыться даже холодной водой».

Постановление Совета Труда и Обороны от 9 сентября 1931 года ускоряло работы по строительству водовода: «Немедленно приступить к сооружению водопровода с реки Нуры с тем, чтобы обеспечить пуск воды не позже 2 июля 1932 года, для чего обязать ВСНХ СССР обеспечить строительство к 1 апреля 1932 года необходимым количеством труб и насосов». Флагман всесоюзной печати газета «Правда» не раз писала о проблемах строительства карагандинского водовода: «Важнейшая первоочередная работа по сооружению водопровода с реки Нуры сорвана «Водоканалстроем» и «Гидротехстроем».

С начала 1931 года «Водоканалстрой» приступил к подготовительным работам. Планы строителей водовода и инженеров «Энергостроя» оказались не согласованы – плотину предполагалось разместить на участке водозабора для водовода. Проект пришлось срочно переделывать. Пуск водопровода в намеченный срок – в ноябре 1933 года – находился под угрозой срыва. Задерживалась доставка 8 тыс. тонн труб и оборудования для магистрального водовода Самаркандский – Караганда. С отставанием от графика прибывали и транспортные средства, так необходимые 25 машин и 30 тракторов марки «Интернационал».

Активный участник строительства водопровода Леонид Яковлевич Петров, вспоминая трудные и горячие дни строительных работ на «трассе жизни», как к тому времени стали называть магистраль, писал: «Первые строители Нуринского водопровода прибыли в посёлок Самаркандский, в долину реки Нуры. Расселились в глинобитных мазанках. Основная масса воды в Нуре проходила под землёй, и в районе посёлка строители, если надо было, переходили речку вброд. Для забора воды в первую очередь вели нитку 36-километрового водопровода диаметром 450 мм. Строители вдоль берега Нуры начали сооружать «нулевые» скважины с установкой оборудования для штанговых насосов».

Необжитый, суровый край осваивали крепкие руки строителей 30-х годов. Траншеи рылись лопатами, дикий камень-плитняк добывали ломами. На подводах, запряжённых верблюдами и лошадьми, возили трубы, которые потом сваривали автогеном на участки длиной в 1-2 км. Ежедневно на копку и засыпку траншей водопровода выходили 5-7 тысяч человек, среди которых было много шахтёров.

Много усилий делу строительства водовода отдали представители треста «Водоканалстрой» Воденко и Шершевский и инженер основного производителя работ – треста «Союзводстрой» – Лермонтов. Энергичными, знающими людьми остались в памяти старожилов ссыльный Павел Михайлович Соловьёв, возглавлявший Водное бюро, первый начальник строительства Константин Адамович Каминский, главный инженер Дамиан Антонович Джугуния, начальник технического отдела Константин Андреевич Ценин, начальник эксплуатационного отдела Эдуард Казимирович Барковский, прорабы М.А.Бугон, М.Солнцев, К.Левашов, И.Посохов, П.Петрунин, бригадир землекопов Абдрахманов, слесарь Калиниченко и другие.

В течение 1933 года водопроводные трубы были уложены на протяжении всей головной магистрали. Кроме этого, были сооружены и оборудованы две насосных станции с паровыми локомобилями Людиновского завода, выстроены четыре железобетонных резервуара.

В ноябре 1933 года была готова первая очередь Нуринского водопровода, запущенная в работу с 1 января 1934 года. Первые месяцы работы водовода отмечены частыми разрывами труб. Только с июня 1934 года водопровод заработал бесперебойно и был принят в эксплуатацию.

К этому времени уже стало очевидным, что развитие промышленности в Караганде и Самаркандском районе напрямую зависит от изученности водных ресурсов Нуры. Обширные гидрогеологические, гидрологические, инженерногеологические и топографические работы были выполнены в 1931-1933 годах в связи с сооружением водохранилища и тепловой электростанции у посёлка Самаркандский. Исследованиями руководили Н.Г.Кассин, М.С.Протасьев, В.И. (возможно, К.А.) Каминский, М.П.Коровкин. Были накоплены и изучены весьма полезные данные о режиме и стоке реки Нуры, о показателях испарения с водной поверхности, о водоупорности рыхлых отложений в районе проектируемых сооружений. Тогда же партия «Геологстроя» (руководитель А.А.Монин) обнаружила возле посёлка Самаркандский месторождение глины, пригодной для производства строительного кирпича и кровельной черепицы.

Прорабатывались самые разнообразные вопросы. Садовод И.К.Фертулатов, отбывавший срок в Карлаге, рассказывал в письме ко мне: «В июне и августе 1935 года я был дважды приглашён Управлением строительства Карагандинской гидроэлектростанции (КарГРЭС), размещавшейся тогда в посёлке Самаркандском для консультации проектирования озеленения будущего города. Я был тогда командирован на 2 недели и выполнил первую стадию этих работ».

В июне 1939 года было закончено сооружение Самаркандской плотины, и Нура начала заполнять Самаркандское водохранилище. Постепенно образовался водоём длиной до 20 и шириной до 7 км, площадью 82 кв. км с запасом воды в 240-270 тыс. кубометров. На берегах Самаркандского водохранилища началось строительство домов отдыха и создание подсобных хозяйств шахтами и предприятиями Караганды.

По данным учёных сектора физической географии АН КазССР, заполнение Самаркандского водохранилища продолжалось 22 года и закончилось весной 1961 года. Ныне водохранилище имеет максимальную глубину 12 м, среднее значение – 3,3 м. Прозрачность воды достигает полутора метров, цвет зеленовато-жёлтый, прогреваемость летом – до дна. Вода пресная, умеренно жёсткая, слабощелочная, отличается низким содержанием цинка, меди, марганца и железа. В водоёме обитают более десяти видов рыб, в том числе гамбузия, елец, ёрш, карась, корюшка, краснопёрка, налим, линь, плотва, окунь, язь, щука.

История строительства водопровода от Самаркандского водохранилища привлекает внимание и как пример разумного использования пресной воды. Оглядываясь назад, посмотрим, как в общих чертах представлялась перспектива развития водопотребления предприятий Самаркандского гидроузла в 30-е годы XX столетия. Корреспондент журнала «Наша страна» И.Ракитин побывал в посёлке Самаркандский осенью 1936 года. Он пишет: «Водопровод сегодня удовлетворяет Караганду. Даёт постоянное количество воды. Но завтра он может стать узким местом. Одно какое-нибудь сухое лето, и Нура, мелкая и немноговодная, может обмелеть, и Караганда может оказаться без воды, снова встать перед «водяной» проблемой. Чтобы этого не случилось, нужно создать водохранилище, и такое водохранилище – огромное озеро на 260 тыс.

кубометров воды – Караганда уже создаёт на реке Нуре близ села Самаркандского. Это озеро будет иметь 20 км в длину и почти 7 в ширину. Зеркало его поверхности будет равно почти 88-ми кв. км. Его берега будут сплошь засажены зеленью. Дома отдыха горняков Караганды, казахские колхозы, пригородные хозяйства вырастут в её тени.
Ныне у села Самаркандского развёрнуты вовсю работы по созданию этого озера. Село переезжает со всеми пожитками в места, указанные геологами и гидротехниками. Высоко в воздух взлетают комья взорванной аммоналом земли. Стучат катки. Пыхтят тракторы, работающие по укреплению будущих берегов будущего озера. Экскаваторы вгрызаются в землю своими стальными хоботами. Реку Нуру пустили по новому руслу – по искусственному каналу.

А в старом начали делать большую плотину. Сейчас идёт бетонировка этой плотины, у самого основания которой строится мощная электростанция на 100 тыс. кВт.

Уже в 1937 году первая очередь этой станции даст Караганде 25 тыс. кВт своей энергии. Остальные 75 тыс. кВт в течение 2-3 последующих лет. Этой энергии – 100 тыс. кВт – Караганде хватит за глаза. Она обслужит своё шахтное хозяйство бассейна, железную дорогу, уже существующие и намеченные к постройке предприятия. Окажется мало – станция будет расширена. Она строится с учётом на это расширение, она сможет дать до четверти миллиона кВт энергии».

Свидетельства очевидцев очень интересны и удивляют своей прозорливостью. Грандиозные планы стали явью. Верным оказалось и то, что со временем воды в Нуре стало не хватать, и водопровод, в конце концов, перестал брать воду из водохранилища. Нуринской водопровод выполнил свою задачу – снял с карагандинцев необходимость в течение полутора десятков лет сидеть на голодном питьевом пайке.

Добавить комментарий