Реклама

 

Поднимаясь вверх по Тургенскому ущелью, дух захватывает от вида величественных гор, местами настолько постаревших, что из-под цветущей зелени, словно крадясь, выступают обветрившиеся скалы. На фоне этого пейзажа виднеется красивый дом немецкой постройки. Как выяснилось, этот гостиничный комплекс владения Андрея Гардта, немецкого предпринимателя.

Что мы вкладываем в понятие «история»? И что для нас история отдельно взятого человека? Не так уж часто люди задумываются над такими вопросами. И, по-видимому, напрасно. Ведь, зная историю какого-либо человека, можно многое почерпнуть для себя из его жизненного опыта. А наслышавшись об успехах других, невольно возникает вопрос: как им это удается? Итак, вооружившись огромным желанием узнать о том, как живут и работают другие люди, мы отправились к Андрею Генриховичу Гардту, который поведал нам о себе.

Андрей Генрихович, как получилось, что вы оказались в Казахстане?

Вы знаете, что во время войны всех немцев выселили из западных районов, где они проживали. У меня отец жил на Кавказе, там же, где и мать перед войной. Сначала отца выслали в Казахстан, потом была трудармия, их направили в район Челябинска, там у них и прошла война. После войны мои родители поженились. У нас в семье трое детей и все родились там. А потом, в 1956 году, мы переехали в село Капал в Талдыкорганской области. Туда во время войны было выслано много немцев, в том числе и родственники моего отца. После того, как война закончилась, родственные связи восстановились, и так мы оказались в Казахстане.

Ваши родители оба были немцами?

Да, оба.

А вы сами говорите по-немецки?

Говорю, хотя и с акцентом, и с ошибками. Одно время вообще не приходилось говорить по-немецки. А сейчас я работаю по совместительству в одной немецкой фирме, поэтому довольно часто общаюсь со своими партнерами из Германии по-немецки. А если учесть то, что мой партнер любит долго говорить по телефону, можно сказать, что у меня хорошая практика в сфере владения языком. Прошлым летом я ездил с внучкой отдыхать в Турцию. Я был удивлен тому, что и персонал гостиницы и продавцы в магазинах все говорят по-немецки, причем очень хорошо.

А чем вы занимаетесь сейчас?

Да чем я только не занимаюсь! (Смеется). Сейчас мое основное занятие связано с селом Александровка, теперь оно называется Саймасай. Там мы строим небольшое предприятие по сельхозпроизводству. У нас акционерное общество, где порядка двухсот акционеров. Эти акционеры люди, которые в свое время получили земельные наделы, а потом поступило предложение объединить эти земельные доли и попробовать заняться там сельхозпроизводством. И так мы продолжаем наше дело уже с 1998 года. Мы занимаемся выращиванием кукурузы, пшеницы, немного кормовых культур. В меньшей мере занимаемся животноводством — крупнорогатым скотом. Имеем 425 гектаров земли это обобщенные наделы. В Есике мы принимаем заказы, касающиеся металла, на бывшем экспериментально-механическом заводе. За все эти годы мы успели попробовать себя в разных областях, таких как производство хлеба, большими партиями изготовляли кисель для Министерства обороны. Сейчас совместно с моим племянником мы построили дом гостиничного типа в Тургенском ущелье. А для себя я посадил сад и выращиваю овощи.

Удается ли вам поддерживать связь с другими немцами?

К сожалению, все связи растерялись. Вначале 90-х существовала структура, тогда она называлась Казахско-немецкое общество. Тогда еще был немецкий банк «Wiedergeburt». Но это длилось недолго и поэтому, как я уже говорил, связи были прерваны.

Сохранились ли в вашей семье национальные традиции?

Конечно же, Рождество и Пасха это незыблемые традиции нашей семьи, и мы стараемся их всячески сохранять. Что же касается языка, то на немецком говорим я и мой сын — он проучился в Германии два года. Сейчас я опасаюсь того, что он потеряет ту базу, которая у него была. И хотя при нынешнем темпе жизни нам не удается часто видеться, но при встрече мы все же стараемся говорить по-немецки. Приезжая в Германию, общаемся с родственниками на немецком языке. Когда я рос, то до школьного возраста даже не знал русского. Потом школа, друзья, товарищи и так мы сильно подзабыли язык. Поэтому для меня важно, чтобы мои дети не забыли свой родной язык.

Каковы ваши планы на будущее?

Жить и работать. Дай Бог только, чтобы здоровье было и в семье чтобы все хорошо было. Конечно, не всегда дети делают то, что от них ожидают родители. Я, например, очень хотел, чтобы мой младший сын получил образование в Германии. Он проучился там два года. Там были родственники, которые его обхаживали, так что он не остался без поддержки родных. Я даже купил ему машину, чтобы удобнее было передвигаться по Германии. В конечном итоге он на этой машине и приехал в Казахстан. Ну что ж, дети выбирают свой пути. И мы, как родители, безусловно, будем их поддерживать.

Благодарим А. Г. Гардта за интересную беседу и желаем ему успехов.

Интервью: Татьяна Маковей

02/06/06

Добавить комментарий