Реклама

В этом году отмечается 40 лет со дня создания региональной группы землячества в Ландсхуте, председателем которой с 2005 года является Эльвира Гиллерт. Супруг и дети тоже с увлечением принимают участие в ее работе. Землячество немцев из России сталo частью жизни семьи Гиллерт, как и многих других семей, возвратившихся на историческую родину. В юбилейный год состоится торжественное празднование, которое намечено на 22 октября 2016 года и будет проходить в Bürgersaal des Marktes Altdorf Dekan-Wagner-Str 15. А пока репетиции, приятные волнения и, конечно же, аплодисменты преданных слушателей.

История рождения хора «Любящие сердца», который радует зрителей уже около двадцати лет, необычна. Она началась не в консерватории и даже не на сцене сельского клуба, а в одном из отделений крупнейшей клиники Баварии, где медсестра, переселенка из бывшего СССР, после утомительной смены тихонько напевала себе под нос что-то незатейливое, а другая, обратив внимание на ее голос, пригласила землячку к себе в гости попеть. Вместе с ней в тот вечер на посиделки пришли еще несколько женщин, союзниц по духу. Их всех с того момента объединил аккордеон Эльвиры Гиллерт, героини этого интервью. Начались репетиции, а после них выступления на мероприятиях группы землячества. Вместе с успехом ширились ряды участниц. Многие благодаря пению улучшали знания языка и расширяли познания в области немецкого песенного фольклора. Вскоре в хоре переселенок зазвучали несколько голосов местных немок. Не сосчитать количество состоявшихся концертов, но больше всего песен спето для пожилах людей. В альтерсхаймах «Любящие сердца» ждут больше чем где бы то ни было. Сердце Эльвиры Гиллерт уже давно без остатка отдано её творческому детищу.

В канун торжественной даты она любезно согласилась рассказать о своей интересной работе.

– Что было самым сложным при создании хора и поддержании его деятельности все это время?

– Наши замечательные солистки Анна Мюллер и Гильда Рот срывают аплодисменты на каждом концерте. Их голоса – ключ к общему успеху. Репертуар – народные песни. Неповторимые в своем роде костюмы шьет для коллектива Эмма Гартунг. Долгие годы она организовывала работу с детьми, проводила прекрасные рождественские праздники. Жаль, что в нашем хоре не задерживаются мужчины. Только споемся, а они или работу найдут, или по какой-то другой причине уходят. Эмма Гартунг нам в утешение смастерила соломенного певца. Мы его используем, исполняя народную песню «Изабелла». Выходит очень артистично. Зрители покатываются от хохота!

Все это время репетиции проходили где придется: знают наш коллектив в Volkshochschule, Gemeindehaus der Kirche, Landshuter Netzwerk. Благодаря городу вот уже год как мы обрели свой «островок Родины», «Heimatinsel», получили помещение, где теперь встречаемся в удобное для нас время и чувствуем себя уютно и спокойно. Наши концерты приобрели новое качество, и мы продолжаем радовать наших слушателей, просветлять пространство своим музыкальным творчеством. Ведь в каждом из нас солнце, только нужно дать ему светить.

– Эльвира, кем были ваши предки?

– Первое упоминание о семье Вальтер, в которой я появилась на свет, берет начало из местности Остпосен-Гнезен (сегодня Польша) и связано с именем Августа Вальтера. В 1862 году мои предки переселились на Волынь, в Украину, где стали зажиточными хозяевами. Среди других групп российских немцев волынские немцы печально знамениты тем, что пережили несколько депортаций. В сентябре 1915 года русский царь Николай II издал так называемый ликвидационный закон. Моей бабушке Паулине Кнодель было 14 лет, когда она пережила первую депортацию – в Оренбург. Ко времени второй депортации семьи в 1936 году, теперь уже в Казахстан, моему отцу Эргардту Вальтеру исполнилось 13 лет. Благодаря устным преданиям бабушки и моего папы события того страшного времени запечатлены в нашей семейной хронике.

– Когда и где вы родились, что определило ваши жизненные интересы?

– Я появилась на свет в месте ссылки моих родителей в селе Леонидовке в Северном Казахстане в сентябре 1958 года в семье, где нас у родителей было «семеро по лавкам».

Этогo поселения не былo на карте, но благодаря упорству и прилежанию сосланных немцев за 60 лет голая степь превратилась в цветущий оазис. Наши родители придавали огромное значение религии и воспитали нас в духе христианских ценностей. Они открыли нам путь к образованию, возможности получить которое их поколение ввиду потрясений ХХ века оказалось лишено. Мои старшие сестры и братья служили мне примером. Они были хорошими учениками. Как и они, я была развита спортивно, любила читать, играла на аккордеоне и проявляла интерес к языку.

– Кому вы, прежде всего, благодарны своим блестящим владением немецким языком?

– Моя бабушка Паулина научила меня готическому шрифту. Она была рассказчицей от Бога. При этом в детстве я была очень любознательной почемучкой.

В 1964 году по инициативе родителей и моей первой учительницы Галины Эммануиловны Гармель мы стали со второго класса изучать немецкий язык как родной парaллельно русскому языку. Родители дома говорили с нами по-немецки. Я мечтала поступить в московский Иняз им. Мориса Тореза, который был знаком качества специалистов по иностранным языкам. Но при поступлении мне помешало мое немецкое происхождение, хотя оценки в аттестате были отличными. В Москве мне сказали: «Езжайте туда, откуда вы приехали». Декан похвалил меня за хорошее знание языка, но потом прозвучал его вердикт: «Здесь немцы не учатся, вас здесь кончат!» Так я стала студенткой отделения немецкой филологии педагогического института в Кокчетаве и горжусь тем, что мне посчастливилось учиться у талантливых педагогов Вилли Бельца, Валентина Майера, Паулины Гарвардт и таких известных художников слова как Райнгольд Ляйс и Венделин Мангольд. Они сумели пробудить в нас любовь к родному языку. Когда на третьем году обучения я как лучшая студентка курса была премирована поездкой в ГДР, как немке по происхождению мне отказали в визе, а вместо этого предложили отправиться на выбор в Чехословакию или Румынию. Три недели на родине бравого солдата Швейка в дружественной стране социалистического лагеря изменили меня так, что с того момента желание перебраться в Европу стало моей заветной мечтой. После успешного окончания вуза мое желание преподавать немецкий язык в институте не осуществилось. Вместе этого меня отправили в отдаленный аул, где мальчик-казах, мой ученик Марат Салилов, задал своей молодой учительнице вполне логичный вопрос: «Почему вместо родного казахского языка я обязан учить немецкий?» Сегодня его дети изучают казахский, а мои дети и внуки немецкий. Довелось мне семь лет поработать и в музыкальной школе родной Леонидовки.

– В каком году вы оказались в Германии и с чего началась ваша деятельность в Землячестве?

– Когда в 1989 демократические изменения в ГДР были в самом разгаре, я занялась подготовкой документов на выезд. Так с мужем, его родителями и двумя нашими детьми в 1990 году мы оказались в Германии и стали жить в баварском городе Ландсхуте, где жили наши родственнники. Первые полгода я провела в библиотеке Ландсхута в поиске информации по профессиональному ориентированию. Мечталось продолжить педагогическую деятельность, но консультатант в арбайтсамте как ушатом холодной воды окатила меня неприязненной тирадой: «Шансы закончить учебу у вас есть, но вы никогда не получите рабочее место, потому что вы евангелической веры, а Бавария земля католическая…». Я хотела работать. Волею судьбы, посещая очередные курсы, попала на практику в больницу. В этот момент пришло известие из Москвы, где из-за тяжелого сердечного заболевания нашего 68-летнего отца застряла вся семья, направлявшаяся через столицу на ПМЖ в Германию. Московские врачи были готовы отца прооперировать, но для этого был необходим кардиостимулятор.

Как практикантка я обратилась за советом к профессору кардиологии клиники Ландсхута. Он пообещал, что благодаря нехитрому устройству для поддержки деятельности сердца можно продлить отцу жизнь на десять лет. На следующий день мой брат вылетел в Москву с немецким кардиостимулятором в чемодане. Наш папа прожил еще 23 года и первый в нашем роду достиг возраста долгожительства в 91 год. После удачной операции в ноябре 1991 года мои родители прибыли в Ландсхут. Я была настолько поражена человечностью и достижениями медицины в Германии, что никаких сомнений в выборе профессии у меня больше не оставалось. Я получила образование и с 1991 года занята в сфере медицины.

– Что бы вы пожелали тем, кому интеграция в немецкое общество еще только предстоит? С чего им начинать?

– Главное – получить немецкое образование. Это нелегко, но если этот период будет преодолен, то шансы влиться в новое общество высоки. Хорошее знание языка – дорога к успеху. А также нужно быть верным культурным ценностям, в которых сформировался, не изменять своим принципам и творческому духу. Иными словами – оставаться собой! Примером могут служить участницы нашего хора, состоящего из учителей и медиков, которые, пройдя все сложности вживания в новую среду, не разучились петь, смеяться и сохранили свои любящие сердца.

Добавить комментарий