Реклама

 

Немецкий историк и журналист Райнхард Крумм закончил расследование. Не журналистское, но почти детективное. В свет вышла первая биография «русского Мопассана», «Одесские рассказы» и «Конармия» которого были популярны в 30-е годы в советской России, Германии, Франции, а также Соединенном Королевстве и Соединенных Штатах.

«Наша литература обогатилась еще одним истинным писателем», — сказал о нем Максим Горький после первой встречи и благословил его. Исаак  Бабель мог бы стать в 1933 году, по мнению авторитетного немецкого критика Марселя Райх-Раницки, лауреатом Нобелевской премии в области литературы, как Иван Бунин. У Бабеля был «особый подход к журналистике». Примечателен был социальный анализ произведений этого «экстраординарного автора» и человека блестящего ума. Они были, согласно критику Вячеславу Полонскому, «острые как спирт, цветистые как драгоценные камни». Ныне его творчество известно и пользуется уважением, но о самом Бабеле, его жизненном пути до сих пор известно немного.
Исаак Эммануилович Бабель был публичным человеком, у него было много друзей, «он был известен и в театральном мире, и в мире кино и, конечно, он знал людей на самых высоких постах государства, не только в Москве, но также в Украине, на Кавказе и в Париже». Жизнеописанием Бабеля до сих пор никто не занимался. «Жизнь моего отца описать невозможно», — воскликнула дочь писателя от первого брака Натали Бабель, когда Райнхард Крумм рассказал ей о своем намерении. Писать для Исаака Бабеля было «жизненной страстью». Таким же чувством был движим автор биографии писателя. Райнхард Крумм провел исследования в двенадцати архивах  Германии, Франции, Бельгии, США, Украины и  России (включая архив ФСБ), проанализировал тринадцать интервью с родными и близкими писателя. Он изучил 177 исследований (из них 52 на русском, 125 на немецком, английском и  французском языках) и 70 статей (42 на русском, 28 на немецком и английском языках). А еще была случайная (или все же закономерная?) встреча с человеком, приведшим историка Крумма к исследователю, по случаю купившему архив писателя. Его продала супруга Бабеля, не желавшая более хранить его архив. На это ушло более четырёх лет. А началось все, конечно, с произведений самого Бабеля, на русском и немецком языках.  Так зарождалась эта книга
С первых страниц легко можно почувствовать атмосферу Одессы в последние десятилетия царской России, тепло родного дома Бабеля, его увлечение учебой и особенно французским языком, углубленное изучение Торы и религии, а также  появившееся желание писать и открывать мир для себя. Далее читателю буквально слышится шум с Невского проспекта, проникающий в залы библиотеки. Это было начало осознанного творчества в Петрограде. И все эти события происходят на живописуемом фоне общественно-политической жизни и экономического развития Российской империи.
Для тех, кто считает, что они вполне знакомы с биографией писателя, будет небезынтересно прочитать предисловие Райнхарда Крумма к «Конармии» и «Конармейскому дневнику 1920 года» под названием  «Загадка Исаака Бабеля задача детектива», выпущенного также издательским центром «Интерлигал». Есть метод, называемый «методом погружения», т.е. когда для понимания природы персонажа, его духовности и формирования мировоззрения актеры, журналисты, историки отправляются в родные места героя. Хотя д-р Крумм не путешествовал верхом, как, в свое время, писатель, он «взял вместо этого автобус, чтобы увидеть область, где Бабель работал в ходе польской кампании как военный корреспондент у Семена Буденного».
Код жизни Бабеля, который пытался раскрыть автор, основывался на событиях его жизни. И он попытался «найти эти тонкие ключи и вывести их значение». В этом заключалась задача Райнхарда Крумма. Творчество Исаака Бабеля проецировалось на его судьбе. Его наставником был Максим Горький, его другом был Леонид Утесов, он бывал в гостях у Ежова, он имел свободу передвижения по СССР и Европе в 20-е-30-е годы «экстремального» 20-го столетия. Конармия, контакты с НКВД, ГУЛАГ. Бабель искренне веровал, «что только он был способен документировать экстраординарные изменения, которые переживала Россия», и он «документировал историю молодого государства посредством литературы». Одной из вех его удивительной жизни стала Конармия, «он присоединился к Красной Коннице Семена Буденного как военный корреспондент, чтобы испытать жизнь». Однако он стал тем писателем, «кто косвенно документировал неудачу Сталина». Этого ему не простили. В январе 1940…
После его реабилитации в 1954 году было написано много статей и книг о творчестве писателя, вновь опубликованы его рассказы о гражданской войне, о жизни евреев в Одессе и Галиции (историческое название части западно-украинской и польской территории), но личность его замалчивалась. «Его работы были реабилитированы, но не сам автор».
Эта книга сослужит хорошую службу желающим поближе рассмотреть личность Исаака Бабеля. И станет поводом еще раз вернуться к его произведениям. А некоторые счастливчики прочтут их впервые. В добрый путь.

07/04/06

Добавить комментарий