Реклама

 

Молодой немецкий дирижер Ян Мориц Онкен, художественный руководитель симфонического оркестра Tonkia в Берлине, приехал в Казахстан по приглашению Института им. Гёте г. Алматы с целью сотрудничества с казахстанскими музыкальными коллективами и с желанием передать нашим музыкантам опыт западной симфонической и камерной музыки, тем самым оказывая поддержку казахстанскому исполнительскому искусству в важный и сложный период его развития.
/Фото Ирины Митиной/

Ни для кого не секрет, что профессия классического музыканта в Казахстане не является высокооплачиваемой и многие талантливые музыканты нашей страны ищут свое счастье в оркестрах Европы, где талант и профессионализм всегда в цене.
Г-н Онкен поделился многовековым опытом Германии, сформировавшим особую схему, по которой работает вся немецкая музыкальная индустрия, а также высказал свое мнение о ситуации, сложившейся в Казахстане на сегодняшний день в области классической музыки.
Эта система делит все оркестры на четыре категории A, B, C, D, определяющими факторами принадлежности к той или иной категории являются: состав инструментов, количество музыкантов, а также зарекомендованное имя оркестра и профессионализм.
Отсчет начинается с категории А, в которую входят оркестры, способные исполнять произведения любой сложности, требующие любого количества музыкантов, а также самого разнообразного состава инструментов. Это самые крупные оркестры, музыканты которых имеют высокую заработную плату, порядка 4-5 тысяч евро.
Следом идут оркестры группы В, которые имеют более скромные ресурсы, но при этом немногим уступают оркестрам группы А, они в основном исполняют симфонические и оперные произведения. И так дальше, категории С и D, по убывающей.
До недавнего времени в немецких оркестрах превалирующей была система контрактов «на всю жизнь», то есть с музыкантом могли заключить контракт, который обеспечивал ему пожизненную службу в том или ином оркестре с постоянной заработной платой.
Но, по словам Морица Онкена, эта система не была идеальной, потому что музыкант, получивший гарантию пожизненной службы в оркестре, успокаивался, переставая уделять должное внимания самосовершенствованию и работе над собой. Тем самым понижался уровень самоответственности и саморазвития, что пагубным образом сказывалось на качестве работы оркестра в целом.
В данный момент эта система постепенно уходит в прошлое, и в условиях постоянной конкуренции оркестры имеют тенденцию обновления и качественного развития, таким образом, постоянно повышая свой уровень.
Также все немецкие оркестры можно условно разделить на несколько групп, отличающиеся между собой источниками финансирования. К первой группе относятся городские, оперные и симфонические оркестры, существующие за счет городского бюджета.
Вторая группа это оркестры, создающие собственный фонд, за счет меценатов и спонсоров, балансирующие между коммерцией и социально-значимыми программами. Такие оркестры существуют на взаимовыгодных условиях со своими «дарителями», это очень престижные оркестры с громкими именами, пример такого альянса самого крупного оркестра города и самого крупного банка Германии Deutsche Bank оркестр «Берлино-филармоника», по сути являющийся некоммерческим предприятием.
И третья группа это оркестры радио и телевидения. Их бюджет складывается частично из государственного бюджета, от части от прибыли радио и телепрограмм, а также из процентов, поступающих ежемесячно от радиослушателей и телезрителей.
Также существуют оркестры, созданные на коммерческой основе. Они являются коммерческим юридическим лицом и полностью работают на себя, существуя за свой счет. В таких коллективах каждый оркестрант является совладельцем данного предприятия. Только в Берлине насчитывается порядка 45 оркестров, включая и непрофессиональные.
И при всем этом многообразии и разности музыкальных коллективов работает «союз музыкантов», который занимается защитой прав перед правительством и работодателями, а также согласует условия труда музыкантов.
Помимо этого, в каждом музыкальном коллективе есть свой совет директоров, который самостоятельно решает все организационные и художественные вопросы, а также работает над вопросами развития. В этот совет входят участники оркестра, выбранные самими же членами коллектива. Выборы в совет директоров проходят каждые два года. Таким образом, государство не вмешивается в «кухню» оркестра, а лишь определяет желаемые направления, но при этом все решения внутри коллектива принимаются независимо, что позволяет создать атмосферу самоопределения и высокой ответственности у оркестрантов.
Но даже при такой высокой организации не обходится без проблем. На данный момент по всему миру падает спрос на классическую музыку. Все меньше и меньше молодежи интересуется классикой и все реже их можно увидеть в концертных залах. И Германия не исключение, но немецкие пиарщики ищут новые пути привлечения молодой аудитории. С помощью неординарного подхода к рекламе они стараются поменять представление, сложившееся веками, о классике как о чем-то очень серьезном и недоступном обывателю. Они стараются сделать отношение и восприятие серьезной музыки более приближенным к представлениям, которые на сегодняшний день являются доминирующими. И тем самым помогают многим потенциальным слушателям услышать совершенно неожиданную для них интересную музыку. Создаются проекты, направленные на сближение классической музыки и молодежи: проект Tonika, Educationproject, Sir Simona Rattle, которые ищут новые пути взаимодействия шедевров мировой классики и ее молодого слушателя.
Но это все опыт Германии. Как говорит Ян Мориц Онкен: «Мы через кровь к этому шли и наша демократия это история Европы, и все это пришло не сразу »
В Казахстане же, по мнению г-на Онкена, на данный момент происходит удивительный процесс новой идентификации, пересмотр канонов, уникальный процесс самоопределения, уникальный шанс в истории казахского народа, перед которым стоит выбор новых ценностей, отличающихся от ценностных ориентиров других стран. Лучший исторический выбор, включающий вопрос о том, какой ценностью является казахстанская музыка и вообще искусство в XXI веке, в контексте глобализации и мировой интеграции не только для правительства и президента страны, но и для социума как такого.

— Мистер Онкен, сейчас большинство казахстанских классических музыкантов стремятся получить хорошее образование и работать за рубежом. Мало кто мечтает продавать свой талант на родине. Считается престижно работать на западе, где за профессионализм щедро платят. Как, на ваш взгляд, можно изменить эту ситуацию? Как удержать молодых талантливых исполнителей на казахстанской сцене?

— Без соответствующей поддержки казахстанского правительства у колоссально одаренного молодого поколения казахстанских музыкантов, которые стремятся совершить прорыв в развитии классики в своей любимой стране, на своей родине, не будет большого стимула остаться в Казахстане. Необходим определенный ценностный ориентир и готовность ставить развитие профессиональных оркестров и оперных театров одним из важнейших приоритетов духовного развития страны. Отношение сверху и спрос снизу, понимание цены такого развития, такого искусства. Отношение к музыкантам и деятелям искусства как к настоящим носителям духовных ценностей, которые нужно беречь и развивать, в которые нужно вкладывать все самое лучшее, что есть в этом мире

— В Казахстане сейчас очень мало оркестров, да и вообще музыкальных коллективов, которые могли бы обеспечивать рабочими местами молодых исполнителей, окончивших музыкальные вузы. Какие условия должны быть в стране, чтобы подобные коллективы имели возможность и желание создаваться?

— Пока не изменится отношение к способным коллективам, готовым реализовать себя в профессиональном плане, ситуация не изменится, потому что без понимания ценности таких музыкальных коллективов для общества не будет готовности дать им все необходимые жизненные условия. Включая достойную заработную плату, чтобы они чувствовали себя не только востребованной малой, лучшей частью социума, но и важной и нужной составляющей частичкой в развитии любимой родины

— При сложившейся малочисленности между оркестрами почти отсутствует конкуренция. Одни и теже музыканты играют сразу в нескольких составах, потому что оплата музыкального труда в Казахстане довольно низкая. Вам уже приходилось работать с нашими оркестрантами, что вы думаете об уровне заинтересованности в алматинских оркестрах?

— Пока музыкантам не дадут интерес и выгоду со стороны государства, ничего не изменится. Зарплата, существующая в Казахстане на данный момент, не позволяет даже думать о музыке. А я здесь не только как профессионал, но и как коллега и партнер переживаю за мой оркестр и за другие оркестры Казахстана. Глубоко сочувствую не только молодым музыкантам, но особенно учителям и старшим, которые при всем при этом должны воспитывать будущие личности. Не удивляет, что в сложившихся условиях мотивация у многих музыкантов отсутствует. И только самые сильные не падают духом, но и они не железные. Нужно увидеть, услышать, поддержать пока еще слабых, поскольку не бывает только сильных. И с другой стороны, внутри творческого коллектива должна быть жесткая установка, направленная на качество, когда руководитель ради качества готов прощаться с теми людьми, которым не нужно развитие, которые не хотят развиваться. Смириться с посредственностью нельзя, здесь или жизнь или смерть, жесткий и жестокий отбор, как в природе, выживает самый сильный…

В данный момент мистер Онкен работает со студенческим симфоническим оркестром Казахской Национальной Консерватории им. Курмангазы. Проект запланирован на два года. Оркестр становится показателем того, что может сделать с молодыми музыкантами, регулярная работа с ведущими молодыми дирижерами мира, такими как Кристоф Мангу (Франция), Ренат Ибрагимов (Великобритания) и в данный момент Ян Моритц Онкен (Германия), показать какую ценность они могут принести своей аудитории при постоянной правильно-организованной работе. Мистер Онкен признался, что по истечении двух лет, на которые запланирован проект, он намерен выступить со студенческим оркестром в Карнеги-холле.

— Алматы может стать местом реализации для молодых амбициозных музыкантов Казахстана, если создать для этого новые и лучшие условия. Я желаю Казахстану достойного и интересного развития, чтобы у музыкантов были аргументы возвращаться и оставаться на родине. Я восхищаюсь ректором Казахской Национальной Консерватории, народной артисткой Жанией Аубакировой, она сделала очень смелые и рискованные шаги для этого раньше других, развивая международные контакты, открывая большие ресурсы для развития студентов и молодых талантов. Она одна из тех очень ценных и редких личностей, кто создает каждый день новые, сильные аргументы, чтобы молодые музыканты верили в свое будущее и в свою страну

Интервью Ирины Митиной

18/01/08

Добавить комментарий