Реклама

 

Сложен мир человеческих отношений, сложны, порой почти необъяснимы стихийные порывы людских сердец, человеческих душ, временами таких странных и почти не поддающихся разгадке. Впрочем, может быть, не все следует раскладывать на составные, а просто отнестись к удивительному факту как к таковому.

«Любите ли вы уличное пение?» спрашивает Раскольников.
«Я люблю, как поют под шарманку, в холодный, темный и сырой осенний вечер, непременно в сырой, когда у всех прохожих бледно-зеленые и больные лица. Или еще лучше, когда снег мокрый падает, совсем прямо, без ветру, знаете? А сквозь него фонари так и блистают…»

И так везде у Достоевского. Живой тяжестью давят читателя его туманы, сумраки и моросящие дожди. Мрачная отъединенная тоска заполняет душу. И вместе с Достоевским начинаешь любить эту тоску какой-то особенной, болезненною любовью.
Такой любовью полюбил русского Достоевского Зигфрид Альборн, самый что ни на есть настоящий немец.
Зигфрид Альборн является автором несколько книг: «Читаем географию», «Звезды, люди и драгоценные камни», «Компас географии медицины». А в середине этого года он написал сценарий по одноименному роману Федора Достоевского «Идиот».

Почему именно Достоевский, почему именно этот роман?
Первую «русскую» книгу, — поделился Зигфрид, — я прочитал в 1975 году. Как вы догадываетесь, это был именно «Идиот». Нет таких слов, которыми я мог бы описать мое восхищение этим произведением. А спустя годы вернулся к Достоевскому совершенно сознательно: тогда я уже работал с душевнобольными людьми. И роман «Идиот» учил меня терпению, состраданию, пониманию психологии тех, для которых мир выглядит иначе, чем для нас с вами. Учебники по психотерапии то, без чего не обойтись, но ни в одном учебнике вы не найдете того понимания внутреннего мира человека, который есть в романе Достоевского. Я уверен, что никто из немецких классиков не сумел бы более талантливо и неповторимо описать возвышенную любовь к ближнему. Это прерогатива русской литературы, русской ментальности.

Что стоит для вас за этими словами: русская ментальность?
Вот когда слова С.Есенина «Выткался на озере алый свет зари. На бору со звонами плачут глухари…» перевести на немецкий язык, даже самому несведущему в русской литературе станет понятно: это она, русская ментальность. Ее ни с какой другой не спутаешь. Все от сердца, с надрывом, со страстью, иногда без меры, не проверяя алгеброй гармонию.

Кстати, по поводу «осведомленности — неосведомленности»: изучают ли в местных школах русскую литературу?
К сожалению, нет. Возможно, что-то раньше изучали в школах ГДР, но это в любом случае — самый минимальный минимум. Очень жаль. Думаю, как взрослые, так подрастающее поколение должно быть знакомо с русскими классиками. Как и с многими другими мастерами мировой литературы, поднимающими вопросы вечные: счастье, нравственность, мораль, любовь.

Как бы вы охарактеризовали мир Достоевского?
Как мир истинного художника. Это и память, и совесть его народа, а в конечном итоге всего человечества. В центре этого мира всегда Человек, как в центре нашей Вселенной солнце. Вместе с тем человек сам себе целый мир, необъятная вселенная своей души. Достоевский — художник и в большом, и в малом, как бы заново открывает окружающий мир, вместе с тем он творит свой мир мир красоты и трагедии человеческого духа. Этот мир у Достоевского, как и у каждого художника, впрочем, неповторимо индивидуален и имеет свою социально-классовую точку отсчета, свою родовую взлетную полосу жизни.

Главный герой романа «Идиот» несет в себе начало высокой духовности, противопоставленное бушующей вокруг чувственной стихии, непорядочности, разным другим человеческим грехам. Является ли для вас в какой-то мере князь Мышкин идеальным началом?
В общечеловеческом смысле да. Тут мне остается только процитировать слова самого Достоевского, которые отражают все, что только мог бы я сказать по поводу своего отношения к князю Мышкину: «Главная мысль романа изобразить положительно прекрасного человека. Труднее этого нет ничего на свете, а особенно теперь. Все писатели, не только наши, но даже все европейские, кто только ни брался за изображение положительно прекрасного, — всегда пасовал. Потому что это задача безмерная. Прекрасное есть идеал, а идеал ни наш, ни цивилизованной Европы еще далеко не выработался».

С тех пор, как Достоевский произнес эти слова, прошло 137 лет. Ваше мнение: как обстоит нынче дело с идеалами «в цивилизованной Европе»?
С идеалами во всем мире сейчас обстоит не очень хорошо. Люди увлечены только материальным. Разумеется, тому можно найти объяснения, вполне конкретные причины. Но это другая тема. Мне просто хотелось сказать: именно сейчас, в период духовного кризиса, как никогда ранее, нужны такие писатели как Достоевский.

Сценарий написан. Что дальше?
Я надеюсь, что найду единомышленников, которые захотят сыграть спектакль по моему сценарию.

На какого зрителя вы рассчитываете? Русского или немецкого?
На того, и другого. На зрителя, стремящегося к духовности.

_____________________________________________________

Из личного досье Зигфрида Хайнца-Юргена Альборна
Родился в 1949 году.
С 1968 по 1971 годы учился в школе верховой езды в Швейцарии и до 1973 года работал в Англии учителем верховой езды.
С 1972 по 1973 руководитель туристических групп, Швейцария.
Некоторое время работал санитаром и воспитателем душевнобольных в одной из больниц Швейцарии.
1976-1980 годы: учеба по специальности «врач-гомеопат» в Мюнхене.
С 1980 года работает врачом-гомеопатом в Борхене (Падерборн).

18/11/05

Добавить комментарий