Реклама

Много лет в Павлодарском областном обществе немцев «Возрождение» состоит как член организации и её попечитель Виктор Деймунд. Человек непростой судьбы, он известен многими делами и социально важными проектами. Виктор Георгиевич прошёл Чернобыль и теперь бьётся по всей республике за права ликвидаторов той аварии, организовал в Казахстане скаутское движение, позже вошедшее во Всемирную организацию скаутинга, занимался военно-патриотическим воспитанием молодёжи, работает депутатом городского маслихата… Рассказывать о нём можно много и интересно. Неизменной в нём всегда была одна черта – Виктор Георгиевич никогда не был равнодушным к тому, что происходит вокруг.


– Виктор Георгиевич, в Казахстанском объединении немцев «Возрождение» вы курируете вопросы молодёжи. Чем именно вы занимаетесь?

— Когда в «Возрождении» произошла «перезагрузка», на Республиканской Конференции в октябре 2017 года меня выбрали в состав Попечительского совета. Я тогда предложил разработать Стратегию по работе с молодёжью и наладить системную работу клубов с детьми. У меня имеется определенный опыт работы с ними, исходя из чего мне и поручили это направление.

Сегодня я участвую в работе заседаний, принимаю участие в разработке стратегических документов, продвигаю идею разработки образовательной программы для детей и молодёжи, а также инициирую вопросы развития деятельности Союза немецкой молодёжи Казахстана.

В мои обязанности также входит деятельность в составе конкурсных комиссий по предоставлению грантов на различные проекты: изучение немецкого языка за рубежом, проведение молодежных лагерей и площадок, поддержка студентов, воспитание социальной ответственности молодежи через реализацию социально-значимых проектов и т.п.

– Много лет вы возглавляли Организацию скаутского движения Казахстана (ОСДК), почему оставили пост главного скаута страны?

— Я был организатором и создателем скаутского движения в Казахстане. Это было в 1987 году. Более двадцати лет руководил этим движением, а оставил руководство по двум причинам. Во-первых, когда один и тот же человек долго руководит организацией, это неправильно. Нужна периодическая ротация. А во-вторых — устал…

Мы делали очень много интересных дел, в том числе по немецкой линии. К примеру, скауты из Германии приезжали в Казахстан, а наши ребята ездили к ним по обмену. Когда мы только создавали скаутское движение в республике, в мире было порядка 150 стран, где уже развивался скаутинг. После принятия во Всемирную организацию скаутского движения стран бывшего Советского Союза, их стало 160.

Соответственно это дало нам международные связи, участие в форумах, палаточных лагерях численностью до 35-40 тысяч человек. Долгое время всё проходило за свой счёт, на деньги родителей. Было тяжело, но я хотел, чтобы у казахстанских детей была возможность в этом участвовать. Ведь это хорошая система всестороннего развития ребёнка, и на сегодня я не встречал лучшей системы дополнительного образования, чем скаутинг.

В данный момент президентом организации является депутат Мажилиса Павел Казанцев, и мы надеемся, что скаутингу будет уделяться больше внимания.

Затем я шесть лет был заместителем председателя Евразийского скаутского комитета. В Евразийский регион входят десять стран: Казахстан, Россия, Азербайджан, Грузия, Украина и другие государства бывшего Советского Союза. И это третья причина, по которой я сложил свои полномочия: там нельзя руководителю национальной организации быть членом комитета. Конфликт интересов.

Последние годы в ОСДК я руководил рабочей группой по разработке новой образовательной программы «Скауты Великой степи». За три года программа прошла все возможные доработки и сейчас мы внедряем на базе некоторых школ. Успех школьного скаутинга показывает пример  Азиатско-Тихоокеанского региона, где мы побывали: в Малайзии, Сингапуре, Тайване, на Филиппинах.

Эта программа превосходно воспитывает автономные личности, лидеров в различных областях. И тому пример первых руководителей тех стран, с которыми я имел честь познакомиться.

Десятки тысяч молодых казахстанцев прошли через скаутинг, и сейчас многие стали лидерами. Мы выпустили большое количество методической литературы, которая применяется во многих направлениях. И накопленный потенциал я хочу применить в нашем обществе «Возрождение». Я 30 лет этим занимался, многому научился. Сейчас мы решили реализовать ещё один проект — создать образовательный центр для детей. Ведь главное – чтобы они стали успешными, счастливыми людьми.

– Виктор Георгиевич, особое место в вашей биографии занимает командировка в Чернобыль и многолетняя забота о ликвидаторах последствий той страшной техногенной катастрофы.

— В 1986 году я принимал участие в составе воинской части Среднеазиатского военного округа 20040 в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в качестве замполита роты. Поехал туда добровольно. Это мой характер, моё воспитание. Я был в то время офицером запаса и постоянно просился в Афганистан, однако после разговора с начальником мобилизационного отдела я «покатил» в Чернобыль.

Спустя три года после того, как мы вернулись, появиллась сильная организация — Чернобыльская республиканская ассоциация, которую я возглавил, когда перестал руководить скаутским движением. Кое-какие вопросы удаётся решать, такие как право «чернобыльцев» на льготный проезд в общественном транспорте, льготы на оплату зубопротезирования и т.д. Но это не самые большие проблемы. Социальная защита «чернобыльцев» в Казахстане очень низкая. И это плохо. Надо заботиться о ветеранах, чтобы воспитывать молодежь.

Например, я был патриотом, человеком с активной гражданской позицией и пошёл туда добровольно. Будучи замполитом, постоянно находился среди личного состава и личным примером вдохновлял солдат. В результате в моем подразделении не было ни одного случая отказов от выхода в зону высокой радиации. А когда у одного из солдат слетел защитный комплект, вынес бойца на себе.

Я воздействовал разными методами: и убеждением, и нажимом. И постоянно чувствую на себя ответственность за этих людей. К тем, кто защищает Родину, отношение должно быть другое. Люди заслужили, чтобы о них заботились, но, к сожалению, социальную поддержку от государства получают по остаточному принципу…

Из Павлодарской области на ликвидацию аварии в Чернобыле призывалось примерно 1200 человек. Сегодня в регионе их проживает около 260-ти: кто уехал, но большая их часть умерла. Облучение радиацией получили все, кто там был. Мы начали хоронить ребят с 32-40 лет.

«Чернобыльцы» уходят очень быстро, а их проблемы не решаются. Остаются их дети, и имеется большой риск врожденных патологий в третьем-четвёртом поколении. Я предложил создать государственный регистр «чернобыльцев», их детей и последующих потомков. Ведь страна может получить сотни тысяч людей с тяжёлыми заболеваниями, инвалидов. Наука развивается; возможно, появятся препараты, который нейтрализует это действие, чтобы радиация не уродовала следующие поколения.

– В 2009 году в Павлодаре вышла ваша книга «Чернобыль в моей судьбе». Продолжите ли вы писать?

— Я хочу написать книгу-воспоминание о скаутинге, планирую создать электронную книгу памяти «чернобыльцев» Казахстана. Мы уже собираем данные о ликвидаторах, живших и живущих в Павлодарской области. Это пригодится потом и для создания регистра.

Ещё планирую издать сборник стихов. Он будет состоять из трёх частей. В первую часть (она уже сформирована) войдут произведения уже ушедшего товарища, во вторую — стихотворения о Чернобыле, которые написали дети. Стихи совсем простые, но в них есть душа. А третья включит в себя стихотворения чернобыльцев и современных авторов.

– Какие проекты вы реализуете как депутат павлодарского городского маслихата?

— В настоящее время я занимаюсь вопросом создания территориального совета местного самоуправления в своем избирательном округе. Павлодар поделён на 25 округов, поэтому должно быть 25 советов, главная цель которых — повысить социальную активность населения, чтобы люди не ждали, что придёт чужой дядя и отремонтирует детскую площадку. Горожане приватизировали квартиры, и это теперь — их собственность, но подъезды ими же загажены, а они ждут, думают, что кто-то придёт и наведёт им чистоту.

Практически все дворы и дороги во дворах Павлодара находятся в нормальном состоянии: благоустроены, в них установлены детские площадки, тренажёры, корты. Через пару месяцев обходишь, а их уже сломали. Поэтому нужны такие структуры, чтоб население само следило за сохранностью дворового имущества и за благоустройством. Ведь даже для уборки в подъездах не нужно денег — достаточно лишь графика дежурств; тогда и ценить чистоту будут. Нужно вовлекать население в эти процессы.

Сейчас мы отрабатываем это направление, делаем опрос жителей, проводим конкурсы на лучший двор, лучший дом в округе, культурно-спортивные мероприятия, чтобы замотивировать.

– Виктор Георгиевич, немного о наболевшем. Как вы смотрите на то, что молодёжь учит язык в основном для эмиграции в Германию, а не для сохранения языковой культуры в Казахстане?

– Да, такой процесс происходит, и меня это не очень радует. Но для начала обозначу свою позицию: лет 30 назад, когда началась массовая эмиграция, я с осуждением смотрел на людей, которые решили уехать в Германию навсегда, а в последние годы я где-то даже начинаю их понимать. Я посетил порядка 50 различных стран, во время поездок многое увидел.

Так, однажды я приехал в Берлин, где меня встретил парень из Тараза. Он на тот момент учился в Германии в аспирантуре на третьем курсе по специальности «Физика высокопрочных материалов». Мы сидим, общаемся за ужином, я ему: «Уже заканчиваешь учёбу, а куда потом? Домой, на родину?». А он говорит: «Да нет, дома максимум, что я смогу, это работать преподавателем в университете, а я хочу заниматься практической физикой. В Германии и в России по моей теме самые большие наработки».

Такой парень, и он уже потерян для нашей страны. И как его осуждать? Ребята учат язык, едут, потому что видят там перспективу в жизни, могут реализовать свой потенциал. Поэтому, конечно, жаль. Хотелось бы, чтобы такая молодёжь, грамотная, способная, талантливая, отдавала свои силы для развития нашего родного Казахстана. Ведь родина там, где ты родился.

Интервью: Александра Боярчук.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here