Реклама

Дом у Иртыша. Луначарского, 2. В просторной павлодарской квартире на втором этаже многое напоминает о главе семьи, известном в Казахстане человеке, профессиональном партийном работнике, мудром руководителе, любящем отце и влюблённом во внуков дедушке Канате Болатовиче Даржумане.

Достаточно провести один вечер в беседе с его супругой Фарузой Айдархановной, рассказывающей о нём, и почувствуешь — Канат-ага никуда не ушёл. Он жив, здоров и, как раньше, весь в делах. Просто непривычно тихо сидит рядом, улыбается и слышит каждое слово, произнесённое о нём…

Слово первое. Знакомство

В 1958 году, когда Фаруза Айдархановна Жумабекова окончила педагогическое училище, ей предстояло работать в одном из сельских районов. В областном отделе народного образования она попросилась в село Чёрное Лебяжинского района, где жили её родители. Приехала в местную сельскую школу: на месте не оказалось ни директора, ни завуча — девушке сказали, что заявление о приёме на работу она должна отдать некоему Канату Болатовичу Даржуманову, которого на работе тоже не оказалось. Фаруза пошла к нему домой, но и там его не застала, зато познакомилась с родителями своего будущего жениха. Они, размышляла Фаруза позже, Канату Болатовичу и рассказали, что по его душу приходила молодая, красивая да ещё и незамужняя девушка.

Потом они встретились. В одну из первых мимолётных встреч с Канатом молодая Фаруза и ещё двое новых учителей сидели в кабинете. К. Даржуман, парень старше Фарузы на два года, весь в делах и заботах, зашёл на минуту к ним, что-то стал искать на столе и опрокинул карандашницу. Проворно собрал все упавшие на пол карандаши и снова вышел. Через пару лет он, уже законный муж девушки, признался, что нарочно уронил их…

В этой школе она стала работать учителем начальных классов, а он преподавал историю и физкультуру. Кстати, Фаруза Айдархановна вспоминает, что поклонников у неё было немало, но её сердце завоевал именно Канат Болатович — высокий и крепкий, деловой трудяга-парень. При всём этом он не был ни занудой, ни «ботаником» — с этим человеком девушке было весело, и с ним она чувствовала себя защищённой. К. Даржуман провожал её каждый день домой. А чтобы красавица, чего доброго, не отказала ему в любезности быть сопровождённой до дома, Канат Болатович прятал за пазуху то шапку, то шарфик девушки, возвращая ей их позже, на улице… Дружили полгода, потом сыграли свадьбу.

Главное дело — Ассамблея

Юрий Поминов, член Ассамблеи народа Казахстана, редактор «Звезды Прииртышья»: «Канат Болатович Даржуман состоялся как партийный работник — в качестве первого секретаря Баянаульского, а затем Качирского райкомов партии. В этих районах он оставил о себе добрую память. Он занимал ответственные посты, но главным делом его жизни в девяностых годах прошлого и начале нынешнего века была Ассамблея народа Казахстана. Он стал не только одним из её вдохновителей и создателей, но и душой её на многие годы.

Павлодарцы, кстати, создали базу для будущей ассамблеи едва ли не первыми в республике. Именно у нас рождались многие ценные инициативы: первый (ещё до нынешнего) Дом дружбы, первая в республике школа национального возрождения, первый фестиваль национальных культур. Одним из главных организаторов этих и других добрых дел был Канат Болатович. Ассамблея была его любимым детищем, он жил её заботами.

Он выстроил взаимоуважительные отношения с лидерами национально-культурных центров, умел говорить с ними, не боялся спорить, к нему можно было прийти за советом. Он был прекрасным рассказчиком, но умел и слушать, поэтому к нему всегда тянулись люди, он всегда был в центре внимания.

Канат Болатович знал цену печатному слову, вместе с нашей газетой Ассамблея народа провела немало творческих конкурсов и других акций. На объявленный нами совместно с Ассамблеей конкурс для детей под названием «Село моё родное» пришло столько работ, что мы даже не могли их все опубликовать, и поэтому решили издать их отдельной книжкой, подарив её затем каждому юному автору. И сегодня нельзя без волнения читать эти бесхитростные, искренние детские признания в любви своим аулам и деревням… Мы вместе работали над первой большой книгой-фотоальбомом «В семье единой», которая рассказала обо всех национально-культурных центрах области.

Нельзя не сказать и о том, с каким достоинством и мужеством переносил Канат Болатович испытания, выпавшие на его долю в последние годы жизни. Несмотря на то, что передвигаться ему приходилось в коляске, он оставался жизнерадостным и деятельным. Именно таким — полным любви к жизни и людям, его окружавшим, мы и будем его помнить».

Слово второе. Дочери

С семьей на отдыхе.После свадьбы Канат Болатович и Фаруза Айдархановна прожили один год в селе Чёрное, потом ещё три — в самом Лебяжьем. В 1960 году К.Даржумана перевели в Павлодар, в обком комсомола. Позже молодая семья на четыре года уехала в Ташкент, где К.Даржуман учился в высшей партийной школе, которую окончил в 1966 году. Там же его молодая жена (сам Канат Болатович оказался на практике в Жамбылской области) пережила сильное девятибалльное землетрясение…

Фаруза Айдархановна и Канат Болатович вырастили двух дочерей — Гульнару и Гульсару — и четырёх внуков. Гульнара Даржуманова, старшая дочь, пережила отца всего на полдесятка лет. Девочки любили его, и он от них был без ума.

На родительские собрания к девочкам, как правило, ходила Фаруза Айдархановна. Канат Болатович появлялся в школе в основном перед большими праздниками. Но выговоров от учителей за своих детей он не слышал: девчата старались учиться отлично, чтобы не позорить папу.

С ним было легко

Зара Кожахметова, председатель Павлодарской областной Лиги женщин-мусульманок: «С Канатом Болатовичем мы познакомились задолго до того, как образовалась Лига женщин-мусульманок. Он был человеком тактичным, настоящим патриотом: любил свои обычаи, народ, язык, почитал ислам. Говоришь с ним и понимаешь, что перед тобой — глубокомыслящий, далеко планирующий свою жизнь и все свои дела человек.
К.Даржуман был очень высоким, крепким мужчиной, этаким казахским батыром, но очень нежным и ранимым в душе. Он никого из своего окружения не делил ни по национальности, ни по тому, какую религию человек исповедует, ни по возрасту, ни по занимаемой должности, а оценивал по совести, по личным качествам. Канат Болатович был очень честен, дружбу с некоторыми людьми он сохранил с молодости до последних дней своей жизни. К.Даржуман всегда готов был помочь людям, был конкретен и точен в своих обещаниях, не бросал слов на ветер и не давал пустых обещаний. Если знал, что может чем-то помочь, тут же брался за дело, не откладывая его в долгий ящик.
Когда К.Даржуман стал заместителем председателя Ассамблеи народа Казахстана Павлодарской области, я узнала его ещё ближе. Он всегда бережно относился к нашим чаяниям, стараниям и ко всей нашей работе. Канат Болатович чувствовал свою ответственность за весь наш дом, в котором жили и работали больше десятка национально-культурных центров. Как политик, идеолог и просто грамотный человек он из любой ситуации мог найти верный выход, а каждой проблеме — мудрое решение… Нам было легко с ним работать. Многие наши планы он предвидел, значительно опережал своим собственным видением работы национально-культурных центров.
Когда Канату Болатовичу отняли часть правой ноги, я пришла к нему в больницу. Когда увидела этого богатыря в палате, с такой травмой, мне стало плохо. Видеть его немощным было тяжело. Но духом он не падал. Канат Болатович говорил: «Одному человеку и одна нога — нога!..» Свои страдания он старался нам не показывать. И всё же было тяжело смотреть на то, как грузного, высокого К. Даржумана привозили в инвалидной коляске на работу. При этом, повторю, он ни мимикой, ни на словах своей боли старался не проявлять, а, напротив, находил шутки, чтобы сгладить неловкие паузы или неудобные ситуации. Жаль, что мы всю его боль чувствовали, но помочь ничем не могли. Единственное, что мы смогли в этой ситуации для него сделать, — это работать сплочённо и дисциплинированно, чтобы не подвести Каната Болатовича».

Слово третье. Весёлый и мужественный

Канат Болатович был душой всякой компании. Мало того, что обладал отличным чувством юмора, так ещё и пел. Обожал, например, песни «Подмосковные вечера» и «Казакстаным», теперь ставшую государственным гимном нашей страны. Его страстью было чтение. В квартире Даржуманов была библиотека из трёх-четырёх тысяч книг: собрания классиков русской, казахской и зарубежной литературы, серия «Жизнь замечательных людей», сочинения В.Ленина, Л.Брежнева и многое другое… Любил К.Даржуман и спорт. В школе увлекался футболом, чуть позже — волейболом; обожал шахматы, дома наращивал мышечную массу при помощи штанги, любил с друзьями сходить в баню, был непрочь при любой возможности искупаться в озере или в реке.
Был такой случай. Суровой зимой 1971-1972 года совхоз им. XXI партсъезда в Баянаульском районе из-за бурана оказался отрезанным от остального мира — требовалось срочно доставить туда продукты. В Павлодаре собрали 16 машин с провизией. А ехать по бурану в этот район городские водители побоялись. В одну из машин сел сам К.Даржуман и помог сориентироваться каравану в степи.

Конечно, Канату Болатовичу, первому секретарю Баянаульского райкома партии, тогда влетело от более высокого начальства: мол, должен ведь сидеть в своём кабинете, а ты катаешься по заснеженной степи. Зато сам К.Даржуман знал одно: они спасли совхоз, обеспечили его продуктами питания. Только самому ему эта поездка потом вышла боком — Канат Болатович сильно застудил почку, и впоследствии эта простуда превратится для него в страшное испытание…

Испытание

В 1987 году в Москве Канату Болатовичу врачи объявили, что его правая почка не работает. Орган удалили. К тому времени К. Даржуман был назначен первым секретарём Качирского райкома партии, сменив на этом посту Аубакира Ибраева. Фаруза Айдархановна вспоминает, что он стал болеть, но мало себя жалел. Однажды на сельском складе произошёл пожар — К.Даржуман тушил его вместе со всеми. Когда в Баянауле строили новый дом культуры, Канат Болатович находился на стройплощадке вместе с рабочими: таскал стройматериалы, работал.

В старом здании ДК он устроил спортшколу и занимался физкультурой вместе с детьми… Всюду — на стройках, на устройстве дорог — он работал вместе со всеми.

В 1989 году Даржуманы переехали в Павлодар. Канат Болатович стал чаще жаловаться на недомогание, слабость, боли в коленях, но продолжал заниматься спортом, ходил на лыжах, играл в волейбол, поддерживал физическую форму и работал, работал… Он прошёл серию процедур диализа, лечился в Алматы и в Павлодаре. Прошло время, болезнь усугубилась, и в том же 2005 году Канату Болатовичу отрезали ногу выше колена. Но он продолжал работать, ездил в офис областной Ассамблеи народа Казахстана. Через полгода — за это время к К.Даржуману по вызову из-за сердечного недомогания не раз приезжала «скорая» — его не стало. Сердце не выдержало этих болей. Второго апреля Канату Болатовичу исполнилось бы 75 лет.

«Нам очень его не хватает…»

Минир Галеев, председатель Областного татаро-башкирского этнокультурного объединения, руководитель совета старейшин Областной Ассамблеи народа Казахстана: «Канат Болатович всем сердцем и душой болел за ассамблею. Он был для нас руководителем, наставником и товарищем одновременно. Его энергии и трудолюбия хватало на все национально-культурные центры, на всех руководителей и на все творческие коллективы, действовавшие в ассамблее при нём. Он всегда оставался прямолинейным и говорил людям то, что думал, независимо от их ранга.

Поразительным было отношение этого человека к людям и к своей работе. Когда у К.Даржумана уже была отнята нога и он передвигался на инвалидной коляске, Канат Болатович был на сабантуе Павлодарского областного татаро-башкирского центра. Он лично вручал нашим старейшинам и активным членам объединения грамоты и благодарственные письма ассамблеи, хотя, конечно, мог по состоянию своего здоровья попросить меня сделать это. Но нет, он сам благодарил членов татарской и башкирской диаспор за их вклад в укрепление межнационального согласия и сохранение культурного наследия своего этноса. А через три дня этого человека не стало… Нам его очень не хватает».

Добавить комментарий