Реклама

Всезнающая Wikipedia на запрос об этимологии слова «кружево» говорит нам, что это «текстильное изделие с ажурными узорами, образующееся за счет переплетения…Кружевоплетение является одним из видов декоративно-прикладного искусства и народного художественного промысла (ремесла)…». Немецкие женщины, хранительницы домашнего очага, ответственные за воспитание детей и уют в доме, владели им в совершенстве. Среди них и Сусанна Вибе (урожденная Тиссен), судьба которой связала свой замысловатый кружевной узор, тесно переплетенный с историей казахстанских немцев в ХХ в.

«Уважаемые дамы и господа, прошу вашего внимания! Снимаю!». Возможно, именно эти слова говорил Дмитрий Багаев, фотограф и владелец единственного в Павлодаре фотопавильона, а позже и первый краевед Павлодарского Прииртышья, когда в начале 1910-х запечатлел на семейной фотографии-портрете известного в городе немецкого предпринимателя Ивана Тиссена (Johann Thiessen) со своей супругой Неттой Янцен в окружении красивых восьмерых детей в модных городских костюмах и платьях начала ХХ в., среди которых стоит старшая дочь – та самая Сусанна Тиссен, 1892 г. р. И в небольшом уездном городе Степного края Павлодаре, в солнечном фотопавильоне со стеклянным потолком, на фоне большого панно с растительным орнаментом и мебелью из красного дерева появился очередной фотоснимок – портрет, ставший впоследствии семейной реликвией потомков этой семьи.

Когда при подготовке к печати монографии о немцах Павлодарского Прииртышья я выбрала именно это фото семьи Тиссен, хранящееся в наши дни в запасниках павлодарского историко-краеведческого музея, я и предположить не могла, что когда-нибудь познакомлюсь с их потомками.

Дело в том, что легенды у данного музейного экспоната нет, и информация о судьбе самого И.П. Тиссена и его семьи долгие годы практически отсутствовала. В современных изданиях сведения о нём тоже отрывочные.

В частности, указывается, что наряду с такими немецкими предпринимателями, как Корнис, Герцен, Шмитт, Грингот, Щульц, Нейфельд и др. Тиссен являлся предпринимателем и общественным деятелем в Павлодарском Прииртышье в конце XIX – начале XX вв. В первом десятилетии ХХ в. хортицкий меннонит Тиссен с семьей переселяется в Павлодар, где становится мукомолом.

В 1910 г. начинает работу его современная на тот момент мельница – вальцевая, автоматическая, крупчатая, которая имела паровой двигатель в 44 лошадиные силы, 6 вальцевых станов, отапливалась каменным углем и на которой работало 9 наемных работников, сам Тиссен и старшие дети. Так, по воспоминаниям Сусанны Вибе (Тиссен), она сама трудилась здесь – зашивала мешки с мукой. В сутки мельница намалывала 1 200 пудов, в год – до 300 тысяч пудов муки и крупчатки, отличное качество которых было отмечено золотой медалью на сельскохозяйственной выставке в литовском городе Поневеж в мае 1913 г.

Семья хортицких меннонитов обрела свою новую родину на казахстанской земле, верила в Бога и надеялась на благополучное будущее. Тиссены рожали и воспитывали детей, трудились, как и полагает протестантской этике, но…все закончилось практически в одночасье. Революционный вихрь лишил главу семейства собственного производства (в 1920-х г. мельница была национализирована) и разбросал семью: сообщается, что сам Иоганн какое-то время оставался на ней, дальнейшая его судьба до сих пор неизвестна. Мельница продолжала работать в Павлодаре до 1970-х г.

Сусанна Тиссен вышла замуж за П. Вибе и в начале 1920-х г. переехала в г. Славгород Алтайского края, а в 1930-х – в меннонитское поселение Нью-Йорк Донецкой области Украины.

Но перипетии судьбы старшей дочери павлодарского предпринимателя на этом не закончились. Осенью 1941 г. Сусанна Вибе (Тиссен) с мужем и единственным сыном вновь оказалась в Казахстане, как и сотни тысяч советских немцев, депортированных сюда из компактных мест проживания в Поволжье, на Украине, Кавказе и других регионов. Они находились на спецпоселении в Акмолинской области в п. Кийма, откуда после 1964 г. переселились в Алматинскую область, где Сусанна в 1972 г. в возрасте 80-ти лет умерла. О семье и своем известном отце-предпринимателе она говорила мало и неохотно, вероятно, сказывались боль и обида за исковерканные судьбы, страх повторения несправедливого и жестокого отношения к родным и близким со стороны властей тоталитарного государства.

Жарким алматинским летним днём мы с её правнучкой О. Баймлер рассматриваем семейный фотоархив. Вот портрет матери и отца Сусанны, Нетты и Иоганна Тиссен, сделанный в конце XIX – начале XX вв. в Екатеринославле: красивые благородные лица, совсем ещё не знающие о тех испытаниях, которые им доведется пережить. На другом фото – в городском платье начала XX в. Сусанна со своими школьными подругами по гимназии.

А ещё любуемся принадлежавшими ей и великолепно сохранившимися специальными ножницами для рукоделия с клеймом фирмы «Boker&Co», а также кружевными изделиями, которые вязала Сусанна как настоящая немецкая женщина. Многое в непростой истории И.П. Тиссен и его семьи предстоит ещё выяснить, и это важно не только его потомкам, но и в целом казахстанским немцам для сохранения исторической памяти о немцах-предпринимателях, внесших свой вклад в экономико-социальное развитие регионов Казахстана в начале ХХ в.

Юлия Подопригора

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here