Реклама

В свою книгу Роберт Корн включил три Auszüge aus dem literarischen Nachlass von Georg Samuel Löbsack. Это серьёзные, капитальные работы, характеризующие творчество Лебзака: «Volksschicksal — nationaler Kulturgeist — Nation. Wolgadeutsche Studien»; «Vergessene deutsche Weltkriegstote»; «Mit Russen in Reih’ und Glied».

Продолжение. Начало в предыдущем номере.

Я эти Auszüge прочитал с большим интересом и пользой.

В четырнадцати главах дотошный Роберт Корн изложил все этапы драматической жизни даровитого литератора и верного летописца истории, судьбы, культуры и быта колонистов Поволжья. Автор воссоздал большой отрезок жизни наших предков, о чём мы, потомки, повсеместно забываем.

Вторая часть книги «Zwei Sänger der Wolga» целиком уделена творчеству Александра Виртца (Würtz). Часть имеет подзаголовок – «Ein Leben der Flucht».

Вся жизнь поэта складывалась из лишений, тяжкого труда, преследований, гонений, тюрьмы, страданий, душевных терзаний, отчаяния и тоски, бытовых неурядиц и тягот. Поэзия его – своеобразный дневник мучительной судьбы. Кажется, поэт находил утешение только в стихотворчестве и излагал свои нравственные, моральные и физические муки в поэтических строках – трагических, болезненных, жалобных, порой наивных и беспомощных. Вся его поэзия соткана из таких слов: Angst, Qual, Ein armes Jahr, mein Herz ist krank, Not und Pein, Enttäuschung, Schmerz, Gram und Leid, Elend, Schreck und Graus, Sehnsucht, Hunger, Tränental, Jammertal, Armut, Wehe, armer Sünder, Schinden und Plagen, Kummer, Mühe, Lasten, Beschwerden, Tod, Kummer, Jammer, Seelenschmerzen, Sorgen и т.д. и т.п. Эти слова варьируются бесконечно.
Я не осуждаю – констатирую.

Nur das Hasten | unter Lasten, | unter Sorgen, Qual | zeichnet heute | alle Leute | – unzählbar an Zahl.

Или:
Ach wie schaurig, | schwer und traurig | ist der Menschen Los, | Denn ihr Hasten | unter Lasten | Geht nach Nahrung bloß.
Иногда А.Виртц бодрит себя, воспевает волю, силу духа, упорство, деяние, свет, солнце, весну, лето, труд.

Nur der Wille, stark, beharrlich
Lenkt durchs Meer das Lebensschiff.
Nur der Wille bringt zum Ziele
Überwindet Sturm und Riff.

Однако явно преобладают пессимистические нотки:

Warum, warum so bitter
Wird mir mein Menschenlos?
Warum muß ich so kämpfen
Und finde Elend bloß?

Поэт не находит ответа. Так сложилась его личная судьба. Тяжёлая доля выпала и на его земляков, односельчан. Голод, разруха, разлука с семьёй, безнадёга, засуха, нелады, невезения, горе, беспросветность преследовали поволжских колонистов.
Ещё один неизменный мотив творчества вечно печального, преследуемого поэта – неизбывная любовь к родной земле, к Поволжью. Эти мотивы ярко звучат в таких стихотворениях, как «Der Rusche-Baum», «Die Wolgaheimat», «Die Wolga», «Unsere Wolgadeutschen».

O du Heimat meiner Väter,
Liebes deutsches Wolgaland,
Wo seit hundertsechzig Jahren
Emsig werkt die deutsche Hand –

Trotzt der Nöte, trotzt der Plagen,
Die wir Deutsche litten hier,
Muss ich dennoch dieses sagen
Über alles gehst du mir.

В стихах А.Виртца запечатлены картины колонистского быта, их нравственные ориентиры, уклад жизни, крестьянский труд, манеры, обычаи, юмор, заботы и тревоги. Можно сходить, они отражают ту жизнь наших предков, которая навсегда ушла в небытие.

В заключение книги приведены прозаические и стихотворные юморески А.Виртца под общим названием «Damals bei uns daheim».

Это колоритные зарисовки колонистских деревенских типажей с сочным юмором, диалектными вкраплениями, с живыми характерами.

Стихи А.Виртца расположены не хронологически, а тематически: Enttäuschung, Familie, Hoffnung, Hunger, Lehrer, Natur-Romantik, Religion, Stimmung, Verfolgung, Willenskampf, Wolgaheimat. В общей сложности 90 стихотворений.

Должен заметить, что при чтении книги Р.Корна меня не покидало ощущение давнего знакомства. И я в книжных завалах на балконе разыскал-таки ту самодельную (без обложки) книгу, присланную лет тринадцать назад неким благодетелем.

В книге обнаружил письмо внука поэта Виктора Даля (Dahl) из Аахена от 30.02.2000 года, адресованное ныне покойной Норе Пфеффер.

Вот две выдержки из того письма, проливающего свет на некоторые обстоятельства; «Alexander Würtz war mein Großvater mütterlicherseits. Der Name ist Ihnen bestimmt schon bekannt, meine Tante Selma Würtz hat ein Paar seiner Gedichte in der Zeitung ‚Neues Leben‘ veröffentlicht. Tante Selma ist Leider schon von 6 Jahre gestorben. Jetzt bin ich mit den Handschriften beschäftigt, ich habe schon alles mit PC bearbeitet. Die Geschichte dauert ziemlich lange, früher hatte ich keinen PC zu Hause. Der Großvater hat in den 20-er Jahren für sich zwei Bücher gemacht, eins davon – religiöse Gedichte, Kirchenkalender und Epitaphen. Die Bücher sind gut erhalten, nur ein Paar Blätter ausgerissen und überhaupt fehlt der Zeitraum 1936-1941. Und damit hatte ich Schwierigkeiten, es zu entziffern. Sie können auch auf meine Fehler stoßen (dann teilen Sie es mir bitte mit).

… Lesen Sie einfach durch, wenn Sie Zeit haben. Ich habe das Buch nicht einbinden lassen, weil es nur Probedruck war, hier habe ich nur persönliche und religiöse Gedichte weggelassen».

Выходит, сделав кое-какие карандашные пометки и прочитав, по-видимому, всего несколько стихотворений, Нора Густавовна сочла нужным переслать книгу мне, тогдашнему редактору альманаха «Феникс», на моё усмотрение.

Не все стихи той рукописной книги вошли в труд Роберта Корна.

Самодельной книге, любовно собранной и набранной внуком почти забытого поэта, предпослано короткое предисловие его дочери Selma Würtz. Считаю нужным воспроизвести его здесь полностью.

«Alexander Würtz (Pseudonym Alexander Wolgaer), wurde am 18.08.1884 in Nieder-Monjou, Saratow Gouvernement, geboren. Sein Vater Theodor Würtz war ein Schneider und wollte, dass auch sein Sohn das Schneidern lerne. Aber Alexander wollte studieren und arbeitete eine Zeitlang als Schulmeister, als das dann aber unmöglich wurde und man anfing, ihn deswegen zu verfolgen, begann er Deutsch zu unterrichten, zuerst in einer Mittelschule, dann in Hochschulen. Er hatte eine große Familie: Frau, 10 Kinder (davon starben aber 4 im Kindesalter), Mutter, Vater und zwei Schwestern, welche er dann verheiratete. Er wurde sein Leben lang verfolgt, saß einige Male im Gefängnis.

Am 3. August 1941, als er in Swerdlowsk im Pädagogischen Institut arbeitete, wurde er verhaftet und 3.04.1943 kam er im Alter von 59 Jahren in dem berüchtigten Mariinsker Lager ums Leben. Wurde postum rehabilitiert».

Читая любезно присланную мне книгу Роберта Корна «Zwei Sänger der Wolga», я испытываю большое удовлетворение и благодарность автору за то, что он осветил огромные белые пятна в литературе российских немцев, осуществил то, что обязаны были осуществлять его предшественники (вероятно, и я в том числе), которые в плену ложной идеологии и политической конъюнктуры прошли мимо того, что составляло правду, боль и гордость нашего трагического прошлого.

Собственно, это я и хотел внушить современному, катастрофически редеющему читателю.

Добавить комментарий