Неутомимый публицист, историк, филолог доктор Роберт Корн (Германия) издал в Verlag Robert Burau очередную свою книгу «Zwei Sänger der Wolga». Кто эти zwei Sänger? Georg Löbsack (1893-1936) и Alexander Würtz (1884-1943).

В моем библиографическом справочнике «Российские немецкие писатели» (Алматы, 1996) и в двух его «онемеченных» дополненных и расширенных изданиях в Германии оба эти имени не упоминаются.

К моему сожалению и досаде.

Причины такого явного пробела объясняются не какими-то идеологическими или политическими мотивами, а просто-напросто некомпетентностью автора. Почему-то эти имена не встречались мне в советской периодике и никто из моих старших коллег и наставников той поры (А.Геннинг, Д.Гольман, В.Клейн, В.Эккерт, Д.Вагнер, Р.Кёльн, Э.Кончак и др.) их даже не вспоминали.

Не знали? Или эти имена не вписывались в контекст времени?

Даже всезнающий Иоганн Варкентин нигде этими именами – ни в устных выступлениях, ни в печатных статьях-эссе – не щеголял.

Правда, в самом начале 90-х годов прошлого века в центральной «Neues Leben» помелькали несколько подборок (so nebenbei) стихов A.Würtz’a, но меня они каким-то образом не «зацепили».

Потом, когда я редактировал альманах «Феникс», мне кто-то прислал довольно объёмную (400 стр.) самодельную (без обложки) книгу стихов под названием «Wolgalieder». Кто её прислал? Viktor Dahl – внук поэта из Аахена? Или Нелли Ваккер? Или Нора Пфеффер?

Кто-то прошёлся по некоторым строкам вольным карандашом, но книгу до конца явно не дочитал. Я эту книгу довольно бегло просмотрел, и мне они – помню, показались однотонными, тематически ограниченными, несколько архаичными, плаксивыми и жалобными. И всё же я вознамерился дать подборку о родине, о Волге, о волжанах-колонистах, о родном языке, о нелёгкой судьбе выходцев из германских земель.
Не получилось. Альманах преждевременно скончался.

А о Georg’e Löbsack’e я, признаться, вообще никогда не слыхал. Значит, одна из несомненных и очевидных заслуг Роберта Корна то, что он «воскресил» этих незаурядных личностей, воспевших в своё время родную Волгу.

Я попытаюсь дать кое-какое представление современному нашему читателю о книге Р.Корна и об этих выдающихся, незаслуженно забытых персонах.

В авторском предисловии к книге Роберт Корн аргументированно развенчивает однобокий классовый подход к истории литературы российских немцев. Долгие годы возобладало идеологическое и политическое клише. Литераторов, которых в литературе российских немцев и без того было негусто, упорно делили на «наших» и «ненаших», на тех, кто поддерживал и воспевал советскую власть, и тех, кого огульно относили к «кулацко-поповской литературе». Из-за такого схематизма многие талантливые и образованные литераторы были напрочь отлучены от живого литературного процесса и преданы забвению.

Что было, то было.

Свою первую заметку о советско-немецкой литературе (тогда в ходу был именно такой термин) я написал на казахском языке в середине 60-х годов прошлого столетия и называлась она «Октябрьде туған әдебиет» («Литература, рождённая Октябрём»). Она была опубликована в «Қазақ әдебиетi». Это была информативная «жвачка» в духе того времени. Многого я тогда просто не знал. Не знаю и теперь.

Р.Корн смысл своего труда определил так: «Mit dem vorliegenden Buch wird der Versuch unternommen, die Namen Georg Löbsack und Alexander Würtz der Vergessenheit zu entreißen und der deutschen Öffentlichkeit zu präsentieren».Сразу скажу: цели своей автор достиг.

Что меня больше всего удивило в персоне Georg’a Löbsack’a – это его литературно-художественная хватка, его лексический и духовный горизонт, его словесная палитра, свободная и красочная стилистика, богатство изобразительных средств, раскованность в сфере родного языка.

По этим параметрам он заметно выделяется среди своих российских немецких коллег. Сразу видно, что он вырос и сложился как писатель не в сугубо поволжской среде. Он обладает своим ярким красочным стилем, и горизонт его видения широк.

Да, он родился в селе Франк береговой (горной) части Поволжья. Предки его из Верхнего Гессена перебрались в Россию ещё в 1766 году. А молодость Георг Лебзак проводил на Кавказе, где отец служил священником. В 14 лет он впервые очутился в Германии на семинаре адвентистов в Магдебурге. Он занимался журналистикой, сотрудничал с немецкими газетами, много публиковался и в России, и в Германии, воевал на русско-турецком фронте, изведал сполна все мытарства представителя изгойского племени («Hundevolk»), познал все тяготы инородца на разных участках социальной сферы, вращался в гуще российских потрясений в начале XX века, эмигрировал в Германию, вновь возвращался в родное Поволжье, трудился на славу родного края, активно ратовал за человеческие и гражданские права своих земляков, за счастье и благоденствие униженных колонистов.

Деятельная натура его не знала покоя. Он не мог быть равнодушным к изломанной судьбе немецких колонистов, он пробуждал в них духовность, чувство чести и достоинства, будучи в Германии, «болел» за родную Волгу, воспевал её, привлекал внимание германцев к нелёгкой участи своих собратьев в России, а будучи в родном краю, сотрудничал с немецкими газетами Саратова и Москвы, опять-таки поднимал острейшие проблемы духа, призывал к образованию, к культуре, «тормошил» земляков, изображал в художественном слове трагизм их судьбы.

Он беззаветно любил Волгу, Поволжье, родные немецкие колонии на просторах России, призывал к дружбе, к взаимопониманию, к любви и верности к возлюбленному краю.
Сие творческое и политическое кредо он выразил в стихах:

Bleib ihnen treu, dem Sterne, dem Land
wo du gelebt, wo du geboren,
die deiner Väter Arbeitshand
zur rechten Heimat dir erkoren!

Lass dieser Heimat Segen nicht,
dir in der Welt zerrinnen!
wer sie nicht Lieb hat, kennt sie nicht,
wer sie verlor, soll sie gewinnen! (1929)

Главный литературный труд Георга Лебзака – роман «Einsam kämpft das Wolgaland» – Ein Bericht aus sieben Jahren Krieg und Revolution. Mit sechs Bildern und drei Karten. Leipzig 1936.

В этот роман автор вложил всю свою любовь к родному краю и своему народу, всю боль, все страдания и душевные муки, все думы и чаяния, всю судьбу, всю свою жизнь и здоровье. Корн приводит в своём исследовании много выдержек и цитат из этого романа, и тексты эти впечатляют своей яркостью, красочностью, сочностью языка, событиями и людскими судьбами. Роман этот – живое, реалистическое изображение суровой жизни первопроходцев-переселенцев и их потомков на фоне драматической судьбы России в годы первой империалистической войны, революции и советизации страны.

В роман Георг Лебзак органически вплёл некоторые свои эссеистско-публицистические статьи и зарисовки, которые публиковались в разной германской и российской периодике. Я посчитал: в «Literatur-Verzeichnis» Р.Корн перечисляет 21 название публикаций Лебзака, увидевших свет преимущественно в 20-х годах прошлого столетия. Вот некоторые из них:

— Deutsche Sagen von der Wolga (1922);
— Zwei Jahre Schinell (1923);
— Gedanken über das Gefühlsleben der Russlanddeutschen (1923);
— Die Wirtschaftskraft der deutschen Kolonisten in Russland (1924);
— Acht Jahre wolgadeutsche Sowjetautonomie (1926).

И другие.

Продолжение в следующем номере.

Добавить комментарий