Реклама

 

Это латинское изречение, означающее по-русски «Жизнь есть дорога», Владимир Эйснер взял эпиграфом к одному из свих рассказов. Дорога архетип творчества Эйснера, его кредо, суть, штандпункт. Его герои вечно в дороге. Она манит, увлекает, зовет. Да и автор идет по жизни отнюдь не торной дорогой. Духоустройство его определяется, пожалуй, формулой философа Мартина Хайггера: «Голос дороги слышен, пока живы люди, рожденные здесь».

«Здесь» у Эйснера означает Хатанга, Таймыр, Арктика, Сибирь, Поволжье, где некогда жили его предки, и, наконец, Германия, куда ныне занесла его судьба.
Девятнадцать коротких рассказов, пять сказок и десять очерков, написанных живым, сочным, построенным на северной экзотике русским языком, составляют книгу Владимира Эйснера под названием «Макарова рассоха» (2005, Германия). Автор, поменявший несколько лет назад крайний север бывшего Союза на Германию, прислал мне свою книгу на исходе прошлого года, и с тех пор я время от времени ее читаю перечитываю понемногу, наслаждаясь ее простым, лапидарным языком и колоритными картинами зарисовками декоративного севера, где «замерзшее озеро пересекает черная нить собачей упряжки», где темнолицый, низкорослый хаюр пьет у костра чай из огромной металлической кружки, вдалеке пасутся дикие олени, где «крошечный медвежонок от лапы к лапе передвигается с утиной скоростью все время рядом с мамой», где «краснозобые казарки, на удивление пестро раскрашенные, радуют унылый тундровый пейзаж» и где приезжий праздничный люд, чуждый коренным обитателям Севера, «таскает на блесну хариуса и кумжу», опухая от комаров и водки.
Жизнь и мировидение Эйснера в корне отличаются и тематикой, и изобразительной палитрой от творчества большинства его коллег соплеменников, живущих на территории безбрежного СНГ или в обустроенной, ухоженной Германии.
Тем он и интересен.
Владимира Эйснера, человека нестандартного, своеобычного, я в жизни не видел, но знаю его по публикациям, по рассказам друзей и по переписке лет пятнадцать, а в свое время, редактируя русско-немецкий альманах «Феникс», охотно его печатал кажется, треть рецензируемой книги прозвучала на страницах, к сожалению, безвременно скончавшегося, памятного мне издания.
Надежда Рунде, активный критик, автор ряда красочных детских книжек, бывшая костанайка, также обосновавшаяся ныне в Германии, пишет: «Владимир Эйснер писатель, обладающий ярким дарованием и не менее яркой биографией. Ему довелось быть метеорологом на мысе Челюскина, охотником промысловиком на острове Диксон. Он сопровождал иностранные экспедиции на Северный полюс, участвовал в раскопках мамонта на Таймыре. Все это помогло шире и глубже познать и осмыслить мир природы, проникнуть в ее тайны, а уже потом щедро и убежденно открыть их людям. Не у всякого из нас хватило бы времени и выносливости, чтобы проделать дороги, которые пройдены им».
Я, знающий творчество Эйснера, могу только подтвердить справедливость этих слов.
И еще могу добавить, что он окончил Пятигорский институт иностранных языков, владеет несколькими языками и нижегерманским диалектом, печатается в периодике России, Германии, США, является дипломантом премии имени Юрия Рытху.
Во мне еще живет впечатление от первого рассказа Владимира Эйснера «Поговори со мною, мама», опубликованного, кажется, в московской «Нойес Лебен», а потом много раз перепечатанного в разных изданиях евроазиатского континента.
Тема дороги в жизни обозначилась еще в том пронзительно исповедальном рассказе «долог путь домой от ледяных морей 78-й параллели».
78-я параллель в жизни российского немца и зацепила мое сознание. Так далеко из моих горемычных сокровников никто не забирался. Их в основном разметали по Сибири, по Казахстану, по Киргизии. А небольшой по объему рассказ вобрал в себя всю трагедию репрессированного народа и их горькую участь.
«Весной 1916 года мой дед по матери Готтлиб Фридрих К. добрался, наконец, до пределов нынешней Омской области, где и поселился подобно многим переселенцам из России, Украины и немецких колоний Поволжья. Здесь пережиты голод, революция, колчаковщина и военный коммунизм, НЭП, коллективизация и снова голод 1933 года. А весной 37-го мой дед, ветеринарный фельдшер и отец 15-ти детей, был объявлен врагом народа. Моей маме много лет спустя сообщили, что ее отец умер от туберкулеза в Магадане в 53-м. Но весной 1990 года из местного управления КГБ в ответ на настойчивые требования родственников пришла бумага: такой-то, объявленный врагом народа и расстрелянный в 1937 году в Омске, ныне реабилитирован».
Как это все характерно для российского немца! Все эти вехи личной биографии и генетической памяти и родили писателя Эйснера, переполненного впечатлениями крутых дорог и сурового бытия.
С неменьшим интересом читаются и его поразительные, стилистически опрятные очерки «Таймырский мамонт», «Загадки озера Левинсон», «Сказание о Миддендорфе», «Новый народ на Севере», Хранитель земной оси».
Любовь к Северу, к жителям Таймыра долганам, к хранителям земной оси, к ледяному безмолвию, к величественным вековым льдинам и снежным бескрайностям, к суровому и прекрасному краю пронизывает все творчество Владимира Эйснера. он сердцем чувствует природу, мужественных людей, их речь, историю, быт, культуру, гордость за землю предков. Долганец Афанасий ни за что не поедет в Германию. «Без снега как жить? От снега вся жизнь на земле: маленький гусятка, оленятка, песчатка снег пьет быстро растет, здоровый, крепкий растет. Не поеду такой страна».
Такова философия, житейская мудрость северного человека, переданные характерным его речестроем.
Читая экзотические рассказы и очерки, волшебно-реалистические сказки Эйснера, навеянные природой и бытом Крайнего Севера, я часто думаю: и что же этот неуемный автор, бывший охотник промысловик, заведовавший отделом экологического просвещения в Таймырском госзаповеднике, будет делать в сытой, обихоженной Германии, о чем писать в комфортных условиях. А ему еще нет шестидесяти, он здоров и крепок, полон замыслов, вряд ли он найдет тему в пресыщенной Европе. Но вот прочел статью о нем в германском «Panorama» и успокоился: Эйснер, оказывается, и в Германии нашел себе дело участвует в литературных вечерах в «Русском клубе», пишет, готовит к изданию книги семейной хроники к мемуарам трудармейцев и воспоминаниями трудовых династий немцев переселенцев.
Старая истина: талантливый человек талантлив во всем.
И вновь вспоминается сентенция Мартина Хайдеггера: «А голос дороги зовет в родные места, где дом и где предки».

17/03/06

Добавить комментарий