Как вдохнуть жизнь в деревню, обеспечить рынок отечественными продуктами и реанимировать экономику? За этими обыденными вопросами кроются не только общие, формальные посылы, но и Альфа и Омега этиологии сегодняшних реалий. В этом убеждён Александр Касицын, депутат Павлодарского облмаслихата, член правления регионального общества немцев «Возрождение» и директор ТОО «Галицкое» – крестьянского хозяйства, которым руководит с 1993 года.

На «попечении» ТОО – одноименное село, основанное в 1929 году на границе с Россией немцами-протестантами. Некогда богатый немецкий колхоз сегодня выживает в основном за счёт средств крестьянского хозяйства. Впрочем, учитывая среднестатистическое положение отечественной периферии, село Галицкое практически благоденствует: рабочие места, социальные объекты, заасфальтированные дороги, видеокамеры, минимум преступлений…

– Александр Анатольевич, предлагаю перейти сразу к сути: как поднять село с колен? Поделитесь секретом.

– На этот вопрос не ответить даже за два часа. Ещё пять лет назад я считал, что для этого надо построить дома, провести водопровод, сделать дорогу и прочее. И думал, что прав. Теперь у нас в селе вроде всё есть: и асфальт везде, и домов мы построили уже 40, и центральное отопление, и водопровод, и спортивный комплекс… А народ не хочет оставаться. Проблема эта многогранна и лежит очень глубоко, но это не значит, что мы не будем её решать.

– Как бы там ни было, село Галицкое считается образцово-показательным в Павлодарском регионе, да и отток населения у вас небольшой…

– Но он существует. Согласен, что во многих сёлах нет и половины того, что есть у нас… Многое, что мы делаем с начала 90-х, сейчас возводят в статус нововведений. Например, там, где у нашего крестьянского хозяйства есть земля, а это – Галицкое, отделение Новопокровка и село Богатырь – мы берём на своё обеспечение детей и пенсионеров. Все три школы снабжаем горячим питанием: не просто булочкой и чаем, а полноценным обедом. Кроме того, дети из малообеспеченных семей питаются два раза в день. Хорошисты и отличники получают стипендии, на оплату которых у нас уходит 1,5-2 млн. тенге в год.

– «Тот, кто делает, ожидает успеха. Тот, кто «пробует», ожидает, что ему что-то помешает», – утверждает современный немецкий писатель Бодо Шефер. Видимо, Вы из тех, кто сразу делает?

– Видимо, да. Я всем всегда говорю, что мы не совершаем подвигов, а просто честно работаем, занимаемся делом, а не болтовней… Когда в 90-е годы жители нашего колхоза стали уезжать на историческую родину (в Германию – прим.), я начал приглашать немцев из других регионов Казахстана.

– Кто спонсировал задумку?

– Наше крестьянское хозяйство. Мы потратили тогда кучу денег: скупали дома, везли переселенцев на своих машинах… Но и они со временем уехали, а я похоронил идею свозить к нам в село немцев. Затем стал приглашать в Галицкое жителей ближайших разваливающихся сел, где не было света и пр. Люди переезжали в нормальные человеческие условия, но через год уезжали.

– Почему?

– Не хотели трудиться и ходить на работу по расписанию. К тому же, нельзя было прогуливать и выпивать… Множество факторов препятствует быстрому возрождению сёл. В частности, вопрос господдержки бизнеса в деревне. Когда государство принялось помогать сельскому предпринимательству в надежде, что оно потом поделится доходами с селом, оно и не предполагало, что бизнес по большей части откажется это делать. Предприниматель получал субсидии, брал помощь, в лучшем случае обновлял технику и семена, и всё. За исключением нескольких десятков хозяйств, которые действительно выделяют деньги на поддержку социальной сферы населения.

– Вы очень целеустремленный человек…

– Это, по-видимому, у меня в крови: папа мой – сибиряк, приехал в Казахстан покорять целину. Мама – немка, была депортирована вместе с родственниками сюда в 1941 году с Поволжья. Оба – сильные духом люди, вынесшие на своих плечах и ужасы войны, и тяжёлый послевоенный период. Закалённые трудностями, ответственные, добросовестные и честные. Сегодня, в наше время, таких людей мало, и это тоже проблема.

– Насколько на сегодняшний день рентабельно мясомолочное производство в области?

– Если к производству подходить грамотно: с безупречными технологиями, компетентными специалистами, правильной кормовой базой, хорошими животными, – то оно будет рентабельно.

– Девять лет назад стартовал «Проект повышения экспортного потенциала по мясу КРС». Планировалось, что к 2020 году он дойдёт до 180 тысяч тонн. Цифры фантастические в сравнении с нынешними реалиями. В чём причина провала, на Ваш взгляд?

– В ошибках. Были не совсем верно выбраны ориентиры. Ставки делались на крупные откормочные площадки, массово строившиеся в своё время, а теперь также массово закрывающиеся, потому что не оправдали себя. Такого огромного числа животных, которыми планировалось заполнить площадки, не воспроизвелось. Ну, и чего греха таить, часть денег просто-напросто разворовали.

– Предполагается, что в скором времени Казахстан сможет обеспечивать себя молоком сам. Планируется увеличение его производства в ближайшие пять лет на 500 тысяч тонн. Правдоподобны ли эти ожидания?

– Даже не сомневаюсь. Во-первых, нынешние подходы, в том числе касательно молочных ферм, уже другие. Во-вторых, учитываются прошлые ошибки. В-третьих, нам нельзя, чтобы снова не получилось.

– Помимо молочной продукции, задумано ускоренными темпами увеличить производство сахара, яблок, колбасы и рыбы. Что Вы думаете об этом?

– И это получится. Подходы, которые сегодня есть, стимулируют предпринимателей заниматься сельским хозяйством немного по-другому, нежели раньше.

– Выходит, от сельского хозяйства будущего нам ждать только положительных результатов?

– Мы должны в это верить и к ним стремиться, потому что иначе у нас просто нет будущего.

– Насколько реален путь Казахстана от импортера к эскпортеру?

– Реален, но в связи с событиями, которые сейчас происходят в мире, – пандемия и т.п. – трудно утверждать, как долго затянется процесс. Уже в этом году в Павлодарской области будет большой рывок по молоку и мясу. Многие фермеры в своё время нашли финансирование и построили современные молочные комплексы, которые позволят в дальнейшем обеспечить регион молоком.

По поводу кормовой базы: сегодня она не должна зависеть от погодных условий. Если мы хотим эффективно развивать животноводство, а не только выращивать морковь и картофель, то необходимо заниматься орошаемым земледелием для производства кормов. Это мы и делаем у себя в хозяйстве. Правда, нам сложнее: мы находимся в степной части области, где нет открытых водоемов. Занимаемся орошением за счёт глубоководных подземных скважин.

– Значит, не все советские скважины заброшены?

– Многие скважины действительно заброшены и уже не имеют необходимого дебита. Для того чтобы их реанимировать, необходимы солидные денежные вливания. В чём ещё особенность: строительство орошаемого гектара возле Иртыша в разы дешевле, нежели того же гектара в степной зоне, где надо бурить скважину. Но это необходимо делать, ведь возможности Иртыша тоже не безграничны. У нас под землёй – океан, и чуточку воды из него мы должны взять.

– В чём разница между сыром отечественным и импортным?

– Только в стоимости. Если импортный сыр стоит дешевле отечественного – технологии производства сегодня примерно одинаковые – значит, он не совсем хорошего качества.

– Планируете ли Вы расширять свое производство и выходить на иностранные рынки?

– На иностранные рынки мы точно не собираемся выходить, потому что у нас и здесь большое поле деятельности. Да, будем понемногу расширяться: в планах –
строительство откормплощадки на три тысячи голов. Также намерены довести поголовье дойных молочных коров до двух тысяч.

– В чём Вы видите ценность жизни?

– Сама жизнь – это уже ценность.

– Спасибо Вам за интервью.

Марина Ангальдт

Редакция благодарит SL Agro / liet-agrar.de за предоставленные фотоматериалы

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    1
    Поделиться