Реклама

Адольфу Гунгеру 63 года, из них около двадцати лет он живет со своей семьей в нижней Баварии, работает в строительной фирме, а свободное время посвящает резьбе по дереву. В Германию приехал в 1996 году с острова Сахалин, куда попал по распределению после окончания архитектурного отделения Барнаульского строительного техникума. Работал в проектном институте в Южно-Сахалинске, в современном областном городе с населением двести тысяч человек.

Если исходить из того, что темы и идеи творческий человек черпает из ежедневных впечатлений, то их у мастера, жившего в уникальном природном регионе, накопилось более чем предостаточно на долгие годы вперед. Только длина острова с юга на север составляет 1000 км, а где просторно жизни, там открываются и неисчерпаемые просторы для творчества. Ну и главное – кругом море, на восточном побережье – Тихий океан. Природа необычайно интересная, много редких животных и растений. О Сахалине он рассказывает охотно и много: «С 1905 по 1945 годы южная часть острова была японской. Еще с довоенных времён там остались интересные японские постройки. А вообще это остров контрастов: на севере тундра и олени, на самом юге растёт бамбук». Уже в те времена Адольф работал с деревом, и две изготовленные им вещи оказались в Японии, у губернатора о. Хоккайдо и мэра г. Саппоро.

А попали они к ним следующим образом. В начале перестройки в 1988 году японская делегация приехала на Сахалин с дружеским и деловым визитом. В городе знали об увлечении Адольфа резьбой по дереву и попросили сделать памятные сувениры. Вырезал из чизении (плакучая ива) оригинальный декоративный держатель для бутылки – две совы, олицетворяющие мудрость. Вставили в них в качестве российского символа водку и вручили высоким гостям.

Гены заговорили…

ВнучкаПредки Адольфа – выходцы из села Мариенталь Республики немцев Поволжья, в 1941 г. они были высланы в Алтайский край, где он родился и вырос. Дед по матери, крестьянин, был обвинён в контакте с иностранными разведками и расстрелян в 1938 году. Известно, что в среде немцев широко славилось плотницкое ремесло. Немало было мастеров. Нередко изделия их становились произведениями искусства. В свободную от земледелия пору, особенно в зимнее время, колонисты изготавливали мебель, кухонную утварь: прялки, маслобойки, занимались резьбой пряничных досок. Поэтому у таких умельцев среди селян был особый статус.

И то верно: «Плотника нет – сундука нет».

Дедушка Адольфа по отцу тоже имел дома небольшую столярку. Возможно, Адольфу это умение передалось через гены. Интерес к резьбе по дереву проявился у него случайно. Он помогал приятелю делать детскую игровую площадку. Единомышленники решили обставить её по кругу сказочными персонажами из обрезков брёвен. Рисовал он с детства, и в техникуме, кроме черчения, основными дисциплинами были рисунок и живопись. Так что теоретически представлял, как это сделать. Вырубил грубо топором и потом поочередно подправил стамесками сказочных персонажей: Бабу-Ягу, гнома, сову. Понравилось, приобрёл инструмент и литературу, начал пробовать различную технику резьбы – геометрическую, рельефную, скульптурную.

Не «липа» из липы

Хотя обработка дерева – одно из первых ремесел, которым овладели люди, не такое уж оно и простое. Не обладая уравновешенностью и терпением, настойчивостью и старательностью вряд ли стоит приближаться к верстаку. Времени у Адольфа на каждую вещь уходит немало: от одного часа до трёх недель, в зависимости от сложности и величины изделия. Картины природы и скульптурки животных – его основная тема. Но есть и отступления: две любимые вещи – портрет внучки и портрет Владимира Высоцкого. Залог успеха работы зависит от умения правильно выбрать материал. Доски и брус покупает на пилорамах или по объявлению в газетах. Это обходится гораздо дешевле, чем приобретение древесины у торговцев. Для резьбы использует многие виды древесины мягкой и твёрдой пород. Мягкие – липа, ольха, осина, берёза, кедр. Твёрдые – дуб, бук, клён, карагач. Но восемьдесят процентов своих работ Адольф изготавливает из липы. Она универсальна. Из неё всегда вырезали ложки, посуду и башмаки, это лучший материал для всех видов художественной резьбы. Доверие мастеров к ней чрезвычайное, например, она идет и на изготовление музыкальных инструментов. Липа легко режется и обладает чистой белой древесиной, поэтому в царские времена мошенники именно из неё вырезали копии царских (княжеских) печатей, отсюда и пошло выражение – «липовая печать», или просто «липа» – подделка. Это дерево живет очень долго, до 300–400 лет, а отдельные деревья достигают возраста 1200 лет. Порою липовые стволы раздаются до двух метров в диаметре, на Кавказе из таких делают чаны для выдавливания сока из винограда.

– Адольф, как вы определяете, что работа получилась в художественном плане?

– Прежде всего, по реакции домашних я вижу, насколько хорошо удалась очередная вещь, ведь они первыми видят вырезанное мною. Есть вещи, которые делал по два и три раза, например, панно «Овощи» для кухни. Я не люблю повторяться, но родственники просят и я частенько поддаюсь на уговоры близких. Первый раз работу интереснее делать, во второй раз легче, но уже не так захватывает. А вообще, думаю, у каждого свой взгляд на произведение, своя планка. Я делаю задуманное до тех пор, пока вещь мне лично не понравится. Было пару случаев, когда пришлось выбросить то, что делал, потому что не достиг того эффекта, что себе представлял, а кому-то дарить несовершенное творение тоже не хотелось. Представление о качестве вещи зависит от того, насколько ты сам поднялся в мастерстве художественной резьбы. Когда сравниваешь свои первые работы с работами признанных мастеров, мэтров резьбы, понимаешь, что совершенству нет предела. С союзниками по духу, мастерами из России, Украины, Белоруссии, Польши я поддерживаю постоянную связь. Обсуждаем работы, инструмент, материалы, но в политику стараемся не лезть, дабы не портить отношений из-за разницы во взглядах на сложившуюся ситуацию на Украине. В чужих работах всегда можно найти что-то полезное, что можно перенять и использовать в будущем. Речь не только о резьбе, но и всевозможных приспособления для улучшения качества изделий, скорости и облегчения процесса их изготовления.

Германия – страна моих предков

Любимая работа - портрет внучки– Германия мне дорога как страна моих предков. Здесь я вспомнил свой родной язык, и дети с внуками на нём говорят. Принимая нас на ПМЖ, немцы всё продумали: материально обеспечили, на языковые курсы устроили, помогли найти работу, детям – учёбу. Дети повзрослели, выучились. К тому же Германия очень красивая страна. Природа и ландшафт просто восхищают, а мягкий климат почти идеален для проживания, недаром здесь такая высокая плотность населения. Поражает красота деревень и малых городов, древние крепости. Вдоволь заниматься резьбой ещё недавно мне не позволяла основная работа. Непросто после тяжёлого дня резать вручную. Как известно, нам, приехавшим сюда в среднем возрасте, не особо пришлось выбирать и, как правило, работы попадались не самые лёгкие. Я проработал на подобной фирме восемнадцать лет. На данный момент могу себе позволить не работать и скоро выйду на пенсию. Каждый день пытаюсь хоть немножко порисовать или повырезать, погулять с внучкой.

– Считаете ли вы себя счастливым человеком?

– Не могу конкретно ответить, зачастую бываю собой не доволен. Думаю, что нет абсолютно счастливых или несчастных людей, должно быть между этими определениями равновесие. Главное не зацикливаться на неприятных эпизодах, которые бывают в жизни у каждого.

В людях ценю ум и целеустремлённость. А что до недостатков… их нужно прощать или стараться не замечать.

– Пару слов о вашем отношении к религии…

– Я крещеный католик, меня крестили еще ребёнком, подпольно. Считаю, что вера прививается человеку с детства, а нас, в основном, воспитали атеистами. Бывает, взрослые люди тоже приходят к богу: кто-то через сильный стресс, некоторые, в пожилом возрасте или неизлечимо больные, от страха перед смертью. Церковь посещаю по необходимости – крещение детей, смерть близких. Много лет назад я изготовил первое распятие Христа, волновался, чтобы не получилась какая-нибудь карикатура на наш религиозный символ. Сейчас сделал их более десяти. Убежден, что Бога надо чаще благодарить, чем что-то у него просить.

– Что бы вы себе самому пожелали в наступившем году?

– Конечно, самосовершенствования. Как гласит поговорка, век живи, век учись. Хотел бы то, что умею, передать другим – набрать группу начинающих резчиков по дереву в городе Дингольфинге. Всех, кого заинтересует моя идея, прошу позвонить по телефону: 08731 324404. Подумываю о выставке в специальной галерее или на ярмарке. Немцы любят резьбу по дереву, и мне важна их живая реакция на то, чем я занимаюсь.