Реклама

У Агаты ей жилось спокойно и сытно. В этой семье никогда не было раздоров и недовольств. Если иногда и случались между супругами недомолвки, на суд окружающих это не выносилось. Антонина была ухожена, дети относились к ней, как к своей бабушке. Она вязала им носки, рукавицы, шарфики.

Окончание. Начало в предыдущем номере.

Чем могла помогала по хозяйству, хотя Агата не позволяла ей работать. Но почистить картошку, просепарировать молоко, взбить масло – это ей было вполне под силу. Агата, кроме хозяйства, целыми днями шила на заказ платья, костюмы, пальто. Времени у нее всегда было очень мало, но многое по дому делали дети. Муж Агаты работал учителем в школе и большую часть времени проводил на работе, но хозяйство он старался не запускать. Это был очень талантливый человек. Столярничал, плотничал, был прекрасным музыкантом. Все в доме сделано его руками, красиво и добротно. Культурный, интеллигентный человек, он снискал уважение всех, кто его знал. К Антонине он относился ровно, уважительно, помогал ей оформлять нужные документы, когда это требовалось.

Когда она стала получать побольше пенсии, Тоня иногда ездила в гости к своим братьям и сестрам, которые жили в Омске, Новосибирске, Томске (их разыскал Емельян уже после войны). Делала она это специально, чтобы никому особо не надоесть, как она считала, хотя Агата говорила, чтобы тетя жила себе спокойно в ее доме и считала его своим.

Антонина устала жить вне своего дома, она всегда чувствовала себя неловко оттого, что живет у своих родственников, зная, что всем живется трудно. Тоня хотела к сыну, хотела нянчить его детей, хотела радоваться успехам своих внуков, но бабушка их даже толком не видела. Они выросли без нее. Дожив до старости, бедная женщина так никогда и не познала чувства радости, никогда не жила с легким сердцем. За всю жизнь Бог подарил ей всего пару счастливых лет с любимым, да и то омраченных лишениями. Она часто думала: за что на ее долю выпали такие тяжелые испытания, почему судьба всегда показывает ей изнанку своей стороны – без участия и сострадания. Почему темные пятна ее судьбы не сужаются, а плодятся все новыми жизненными тяготами…
Тоня с горечью принимала непреложную истину: независимо от наших желаний и стремлений судьба пишет свои картины. И как показала ее долгая жизнь – счастливая доля выпадает единицам, так почему же она должна попасть в их число? Она частица той большой массы, в которой мыкаются сотни тысяч таких же обездоленных…

***
Болезни измучили Антонину, горб сильно пригнул ее к земле. Однажды она приехала к сыну ненадолго и заболела. Старшая внучка Ольга уже была замужем и жила отдельно от родителей. Она, узнав о болезни бабушки, забрала ее к себе. Ольга помнила с детства, как мать плохо обращалась со свекровью, и когда стала старше, осуждала ее за это. Однажды, когда Марии не было дома, Антонина в очередной свой приезд к ним разговорилась с уже повзрослевшей Ольгой и рассказала о своей тяжелой жизни. Внучка ужаснулась, узнав, сколько пришлось пережить ее бабушке. Молодая женщина выросла в послевоенные годы, когда в стране уже не было таких лишений. Она прониклась к старому человеку особой симпатией и жалела.

Ольга ухаживала за старушкой как могла, но Антонине становилось все хуже. Боли одолевали, но она мужественно терпела. Фельдшер, которая пришла к больной женщине и в прихожей надела белый халат, показалась той ангелом в белом.

– Папа, – тихо спросила Тоня, – почему люди, которые лечат, в белых платьях, они – ангелы?

– Да, это ангелы в белом, они ждут тебя, доченька, – ответил ей отец. – Ты скоро попадешь на небо, тебя окружат белые облака, тебе будет хорошо, спокойно и светло.

– Знаешь, Оля, – уже четко произнесла Антонина своей внучке, – я никогда не носила белые платья. На небе я вечно буду в белом.

***
В пустоте все становится таким восхитительно легким. Плечи, руки, столько лет тяготившие своей усталостью, теперь утратили вес, весь мир стал вдруг легким, воздушным, освобожденным от камней и глыб. Вся тяжесть жизни падает куда-то вниз, а тело устремляется в высоту, радуя своей невесомостью.