В Алматы состоялось торжественное открытие выставки «Белая роза» – студенческое сопротивление режиму Гитлера. Мюнхен, 1942-43гг.», являющейся совместным проектом мюнхенского фонда «Белая роза» и Оренбургского благотворительного фонда «Евразия». Уникальная передвижная выставка путешествует по городам России с 1999 года, знакомя всех желающих с подвигом молодых студентов Мюнхенского университета, активно выступавших против фашистского режима во время Второй мировой войны. Отрадно, что в преддверии 69-й годовщины победы над фашизмом данная выставка при поддержке Генерального консульства Германии в г. Алматы, Института им. Гёте, представительства «Россотрудничества» в РК и Православной Церкви Казахстана открыла свои двери и для казахстанцев.

Генеральный консул ФРГ в Алматы Михаэль Грау открывает выставку.Движение сопротивления «Белая роза» возникло в Германии во время Второй мировой войны. Это не была организация в полном смысле этого слова, лишь небольшая группа молодых людей, пятеро студентов Мюнхенского университета — Александр Шморель, Ганс и Софи Шоль, Кристоф Пробст, Вилли Граф и их учитель, профессор Курт Хубер. Это были успешные и образованные люди, учившиеся на медицинском факультете. Их объединили общие интересы, дружба и огромное желание сопротивляться нацистскому режиму.

В своем дневнике Софи Шоль пишет: «Мы и наши друзья были такие разные, в чем, казалось, и кроется богатство человеческой личности, и вот оказалось, что именно в этом и есть главная опасность для нации, для национальной идеи. Как-то незаметно нас всех поставили под знамена, научили маршировать, ходить строем, не возражать и коллективно думать. Мы любили Германию так сильно, что никогда не задавали себе вопросов, «за что и почему» мы любим нашу родину? С приходом Гитлера нас стали учить и объяснять «как и за что» мы должны любить нашу родину».

Винфрид Фогель: «Александр Шморель был, пожалуй, самой интересной личностью из всей этой группы. Поражает его стойкость. Во время допросов в гестапо он сказал, что он русский и не может в этой войне стрелять в своих братьев. Сегодня в Германии именем Александра Шмореля называют улицы и школы». По мнению Винфрида Фогеля, члена правления фонда «Белая роза», специально прибывшего на открытие выставки, Александр Шморель был одной из самых выдающихся личностей группы. Родился он в 1917 году в Оренбурге, в семье немецких православных купцов. Во время гражданской войны семья эмигрирует в Германию, в Мюнхен. Русский по матери, немец по отцу, православный по вере Александр Шморель прекрасно говорит по-русски, считая Россию своей второй Родиной. Война для него не только преступление, но и личная трагедия: два народа, к которым он принадлежит, убивают друг друга. Побывав в 1942 году на фронте и увидев все ужасы войны, Александр Шморель пишет домой, что вновь хотел бы вернуться в Россию.

«Прекрасная, великолепная Россия! Береза – твое дерево. Там, далеко-далеко, где земля соприкасается с небом – на краю бесконечно широкой долины, она стоит одиноко и тянется к небу. Ты, одинокая береза, вечный степной ветер ласкает, треплет, ломает тебя. Ты – его вечная игрушка. Разве русский человек не похож на тебя? Разве он не такой же одинокий, разве его цвета – не твои цвета, такие же светлые, белые и нежнозеленые, его мягкая душа – разве она не похожа на твой мягкий белый ствол, его слабая воля – разве не похожа на твои упругие ветви, твою дрожащую листву? Разве он не такая же игрушка жизни, как ты – ветра? И разве он не так же прекрасен, как ты…». Александр Шморель, 7 августа 1942 года.

Ирина Переверзева, консул Генерального консульства РФ в Алматы.Русская культура наложила неизгладимый отпечаток на жизнь Александра Шмореля, а через него и на всю группу «Белая роза».
За короткий период своего существования «Белая роза» распространила десятки тысяч листовок по всей Германии. Их антифашистское содержание изобиловало выдержками из классиков: Гёте, Шиллера, текстами Священного Писания. Таким образом «Белая Роза» пыталась привлечь внимание общественности к той опасности, которую представлял гитлеровский режим.

В первом тексте листовки «Белой розы» процитирован немецкий поэт Готфрид Келлер: «Опустевшая земля проросла бурьяном, народ пребывает в состоянии позора, преступники торжествуют. Слишком поздно мы вспомнили утраченные истины: все добрые люди рассеялись, а имя злым легион».

«Студенты! На нас смотрит немецкий народ! По Гёте, у германской нации трагическая суть, ее судьба во многом подобна судьбе греков и евреев. Сейчас немцы подобны толпе безвольных трусливых людей, послушных воле любого хозяина, они готовы к тому, чтобы их согнали в стадо и повели в бездну. Они уже наполовину в этой пропасти. Сегодня в результате постоянного насилия власти над совестью каждый человек молчит или лжет». («Белая Роза», составитель Фонд «Белой розы», Мюнхен 1999 г.)

Ночами Александр Шморель, Вилли Граф и Ганс Шоль наносили краской на стены университета и близлежащих зданий надписи: «Долой Гитлера! Свобода!» Быстро найдя помощников и единомышленников, «Белая Роза» устанавливает контакты с другими подпольными организациями Германии. Движение набирает силу, как вдруг 18 февраля 1943 года, во время разбрасывания очередных листовок, здание Мюнхенского университета оцепляют солдаты, Ганса и Софи Шоль арестовывают.

«Все выходы из университета были перекрыты. Студентам приказали собраться в холле. Каждый, кто имел при себе листовку, должен был сдать ее специально назначенному для этого человеку. Так мы стояли два часа и ждали, пока, наконец, Ганс и его сестра со связанными руками не прошли мимо нас. Ганс еще раз взглянул на нас, но ни один мускул на его лице не выдал того, что он узнал кого-то из нас. Он понимал, что может навлечь подозрения гестапо на каждого знакомого ему товарища». Криста Мейер-Хайдкамп. («Белая Роза», составитель Фонд «Белой розы», Мюнхен 1999 г.)

Прощание перед отъездом на Восточный фронт. Мюнхен, 23 июля 1942 г.У Ганса находят набросок листовки, написанный Кристофом Пробстом. 19 февраля его арестовывают. И уже 22 февраля за государственную измену и шпионаж все трое были гильотинированы. Александр Шморель, Вилли Граф и Курт Хубер арестованы позднее, 19 апреля во время второго процесса по делу «Белой розы» они приговорены к смерти и казнены на гильотине. Александр Шморель и Курт Хубер – 13 июля, Вилли Граф – 12 октября.

Впечатляющее последнее слово Курта Хуберта, его приверженность праву придавала уверенности обвиняемым. Молодые люди, приговоренные к смертной казни, сохранили спокойствие, уверенно выслушали приговор: «…Я добивался пробуждения студенческих кругов не организацией, а простым словом. Я призывал не к насилию, а к нравственному взгляду на то, какой огромный вред нанесен политической жизни страны. Возвращение к чистым моральным принципам, к правовому государству, к взаимному доверию между людьми – это не противозаконно, даже наоборот, это – возрождение законности… Я прошу и заклинаю Вас в этот час судить молодых людей творчески, в прямом смысле этого слова. Не диктат властей, а чистый голос совести должен говорить в Вас – голос, который обращает внимание на убеждения, явившиеся причиной поступка. Эти намерения, вероятно, были самыми бескорыстными и идеальнейшими, какие только можно себе представить! Стремление к абсолютной справедливости, честности, правдивости в жизни государства…

Мы не хотим отбывать нашу короткую жизнь в рабских цепях, даже если бы это были золотые цепи материального изобилия». («Белая Роза», составитель Фонд «Белой розы», Мюнхен 1999 г.)

Борьба и гибель участников «Белой розы» не были напрасными. Принципы, за которые они выступали – свобода убеждений, справедливость, возрождение прав и закона – лежат в основе сегодняшней Германии. Не забыли об их отчаянном подвиге и потомки. Ежегодно в феврале в Германии чтят память членов студенческой антифашистской организации «Белая Роза». В 1987 году в Мюнхене родные и близкие погибших, а также участники группы сопротивления основали фонд «Белая роза», цель которого не предать забвению подвиг участников группы, а также информировать общественность об их деятельности.

Символично, что выставка проходит в зале церковных собраний Свято-Никольского собора в г. Алматы. 5 февраля 2012 года Русской Православной Церковью завершился процесс канонизации Александра Шмореля, как святого новомученика Александра Мюнхенского.

Игорь Храмов, журналист, президент фонда «Евразия», г.Оренбург: «Теперь Александр Шморель – это Александр Мюнхенский. Он прославлен и признан обеими ветвями Русской Православной Церкви. То есть это и Московский патриархат, и РПЦ за рубежом, они объявили, что это первый святой русского зарубежья после возобновления общения между двумя ветвями этой церкви».

В Германии канонизацию Александра Шмореля Русской Православной Церковью считают особым знаком. Сегодняшняя задача и русского, и немецкого народов – всеми силами противостоять идеям фашизма. Во время открытия выставки в зале присутствовало много молодежи, для некоторых из них информация о существовании антифашистских движений в 40-е годы в Германии в новинку. К сожалению, в школьных учебниках такого не пишут. Ведь долгие годы была известна информация, что сопротивление фашистам в Европе во время войны оказывали лишь коммунисты, информация же о существовании других групп – христианских, тщательно замалчивалась. По словам молодых людей, присутствовавших на выставке, они поражены смелостью и самоотверженностью студентов «Белой Розы», решившихся на отчаянный шаг – в самом логове фашизма противостоять злу.

Выставка продлится до конца июня в зале церковных собраний Свято-Никольского собора по адресу: г.Алматы, ул. Байтурсынова, 56/5.

Российские корни

———————————————————————————————

Дед Александра Шмореля – Карл-Август Шморель, выходец из Восточной Пруссии, приехал в Оренбург в середине XIX века, когда ему было 23 года, и открыл меховую лавку. Он не был исключением – в то время в Оренбурге свое дело имели несколько немецких купцов. Все они были людьми уважаемыми: Клюмп, Фокеродт, Оберлендер, Гофрман – эти имена на протяжении десятилетий были неразрывно связаны с историей оренбургского края. Меховая лавка Шмореля находилась на Николаевской – центральной улице города.

В сентябре 1878 г. Карл-Август Шморель подал прошение в Оренбургскую городскую управу об отводе земли под устройство паровой мельницы и лесопильни. В последующие годы дела «временно оренбургского» купца Шмореля процветают: в «Товарищество паровой лесопильни» вступают соотечественники – купцы Гуго Богданович Оберлендер и Август Данилович Фокеродт, земельный участок расширяется, техническое оснащение лесопильни «Шморель и Ко» осуществляет известный в Оренбурге инженер Ф.К.Эверт. («Белая Роза», составитель Фонд «Белой розы», Мюнхен 1999 г.)

———————————————————————————————

«Возвращаясь к своей рукописи «Белая роза», я хотел бы ответить, почему я назвал эту листовку именно так: название было выбрано произвольно. Я исходил из предположения, что в убедительной пропаганде должны присутствовать определённые устоявшиеся понятия, которые ничего не означают, хорошо звучат, но за которыми стоит какая-то программа. Возможно, что я выбрал это название интуитивно, потому что в то время я непосредственно находился под впечатлением испанских романсов Брентано «Rosa Blanca». Это не имеет никакого отношения к «Белой розе» истории Англии». Ганс Шоль, протокол допроса в гестапо. 20.02.1943 г. («Белая Роза», составитель Фонд «Белой розы», Мюнхен 1999 г.)

Олеся Клименко

Поделиться