Минуло 65 лет после Великой Отечественной войны. Возродилась к жизни выжженная земля, как раны солдат, зарубцевались на теле Земли воронки от бомб и мин, из руин и пепелищ восстали села и города. Но в памяти народной живы воспоминания ветеранов войны и труда о тех грозных, огненных днях и ночах, которые привели к Великой Победе над фашизмом.

/Возле памятного камня в Немецком доме г.Алматы./

Сложнее оказалось с памятью народной, с памятью сердца — она продолжает кровоточить. В особенности у депортированных народов, оскорбленных надуманными обвинениями и подозрениями, лишенных в одночасье родного дома и имущества. Правительство СССР своими Указами обвинило в неблагонадежности собственных граждан, якобы способных повально удариться в услужение вторгшемуся врагу. Подобным Указом были депортированы и российские немцы из АССР немцев Поволжья, хотя еще вчера немецкая автономия ставилась в пример всей стране самим Верховным Главкомом – Н.В.Сталиным. Устроено все это было настолько скоропалительно, что неизбежно потянуло за собой целый шлейф новых ошибок, не способных обосновать репрессивные меры против немецкого народа.

На фронтах, где кипели бои, смешавшие небо и землю, наряду с солдатами всех национальностей бились и сыновья немцев Поволжья, Украины и Крыма. Их не успели отозвать с фронта, а иные даже после Указа меняли фамилии и национальность, чтобы выполнить воинскую присягу народу и стране.

Российские немцы громогласно, вторыми, после корейцев Дальнего Востока, оказались меченой нацией на бесконечно долгие десятилетия даже после окончания войны. Пока нет полной реабилитации и отмены всех унизительных Указов, люди, пережившие депортацию, как эстафету передают этот скорбный груз нарождающемуся поколению в наследство.

Пастор Евангельской Лютеранской церкви г. Алматы Геннадий Хонин, обращаясь к собравшимся трудармейцам и их родственникам 28 августа в День памяти в Немецком доме в Алматы, спросил: «Сколько среди вас трудармейцев старше 90 лет?» – «Всего трое…» с грустью подсказала организатор встречи, эксперт по социальной работе АООНК «Возрождение» Елена Попова.

А ведь в трудовую армию прибыли все, кому на момент Постановления Наркома обороны было не менее 16 и не более 55 лет. Первые при этом, естественно, автоматически лишались права на учебу. Известно, что выжил только каждый второй. От работы для всеобщей Победы никто не отказывался, но никто не мог понять, зачем мобилизованным военкоматами бойцам трудового фронта в глубоком тылу устраивали «зону», как заключенным уголовникам, и водили на партийные и комсомольские собрания с винтовками и овчарками.

У каждого народа есть Родина, История и собственная Память. Собрание ветеранов трудовой армии, их родственников проходит традиционно ежегодно и приурочено к 28 августу, к дате публикации Указа о депортации немецкого народа. Праздником эту встречу, при всей её торжественности, никто не решится назвать. Требований никто никому не выдвигает. Идёт грустный обмен воспоминаниями, очевидцы посвящают в события 65-летней давности молодежь.

И всё только ради одной цели – не допустить никогда в будущем подобных преступлений и репрессивных мер против собственного народа. Собравшиеся верят и надеются: Родина их, как и они её, помнит, что из Истории российских немцев эти черные страницы просто вычеркнуть не удастся. Память жива, и у немцев она должна жить, по выражению казахского народа, минимум семь поколений. Поэтому День скорби остается традиционным днем встречи всех поколений, днем воспоминаний и днем памяти всех безвинно и преждевременно ушедших от нас.

Поделиться