Реклама

Мнение специалистов – как растить детей билингвов и какие методы выбрать?

Продолжая работать над темой о детях-билингвах, попала в частную русскую школу под светлым названием «Солнышко» (директор Елена Сократова). Удалось побеседовать с преподавателем русского языка как иностранного Лидией Якобенко.

Человек не может жить на свете, если у него впереди нет ничего радостного. А. Макаренко

Делясь своим мнением, она сказала:

– Русский язык очень востребован в Баварии. У нас учатся дети не только переселенцев, но и местных жителей. Двое пап-коренных немцев, приводящие сыновей, считают, что русский язык желательно знать наравне с родным немецким. И так как в официальных школах его не преподают, они отдали детей в нашу частную школу. Мы на рынке труда уже шесть лет. Надеемся сделать и свой полноценный первый выпуск. Среди учеников «Солнышка» выделяется Алекс, владеющий кроме родного голландского ещё четырьмя языками.

Сама Лидия в совершенстве говорит на молдавском, русском и немецком языках. С мужем-турком общается на немецком.

Много интересного поведала Ольга (переселенка из Украины), педагог спецшколы для особенных детей. Говоря о своих собственных детях, отметила, что говорит с ними только по-русски. Её родной язык по рождению – украинский, но она предпочитает русский, вторым родным языком считает немецкий (именно на нём преподаёт в спецшколе).

– Мой старший сын всё понимает, но говорить на русском языке не хочет. Лучше дела у младшего. Он говорит на двух языках, предпочитает, естественно, немецкий, такова его среда. Одной русской школы для него мало, ведь русскую речь он слышит только здесь. Я и дома говорю почти всегда по-немецки, чтобы муж понимал наши разговоры с детьми, – улыбается она. – Я сама смешиваю языки, если необходимо быстро что-то сказать или сделать.

Считаю важным учить с детьми оба языка, хотя были и сомнения по этому поводу. Потому что всё связано с большими трудностями: переключаться самой, заставить говорить детей, но жалко оставить в стороне этот язык. Иногда устаю говорить по-немецки. Хочется с кем-то поговорить и на русском. Но с сыновьями пока это проблематично. Они ещё малыши.

Как педагог я знаю, что дети-билингвы – это большой плюс. Есть, конечно, с отставанием в развитии речи, и усвоить им два языка сложно, но возможно.
К нам приводят учеников с двумя-тремя языками, и такая «мешанина» порой бывает, что ой-ой-ой!

Восстанавливаем их речь через немецкий язык, затем «накладываем» те языки, которые желают родители. Это длится почти три года, но результаты всегда удовлетворительные. Дети переходят в обыкновенные школы. На усвоение языков влияют и логопедические дефекты, которые создадут для ребёнка проблемы со всеми языками.

Здесь ему всегда поможет насыщенность речи с родителями и родственниками. Не надо детей «засюсюкивать», как делают иные мамочки.

Ольга поделилась и своими практическими наблюдениями:

– Билингвизм зависит во многом от образованности родителей, от их окружения. Такие дети имеют мало проблем с усвоением разных языков. Если же родители не подкрепляют стремление детей к языкам, то возникают сложности даже в родной речи, неважно, какой национальности.

Язык нужно постоянно оттачивать. И здесь в первую очередь должны прилагать усилия родители. Но они зачастую заняты работой или какими-то проблемами.
О себе могу сказать, что, выучив немецкий, иностранный для меня, почувствовала свободу мышления, стал более развит интеллект, мысли получили своеобразный «полёт», переключая меня с одного языка на другой.

Это похоже на знакомство с музыкой, которая тоже поднимает развитие до определённого уровня. Чем больше человек знает языков, тем легче ему учить следующий. Очень важно погружение в среду изучаемого языка, иначе нет смысла его учить. Нужна мотивация.

Интересен случай, когда девушка ушла из семьи русскоговорящих родителей, так как хотела говорить только по-немецки. Но встретив свою любовь (русского парня), заговорила на языке родителей ради любимого.

Не у всех детей получается сделать такой прыжок: перейти с одного языка на другой. Наиболее успешно это делают либо одарённые с рождения, либо имеющие интеллектуально образованных родителей. Конечно, возможны и другие примеры, но они редки, так как есть ограничения по здоровью и психическому устройству ребёнка.
В нашей спецшколе мы наблюдаем, как дети, владеющие двумя языками, очень легко переходят на изучение следующего (по их выбору). Могут оказать здесь хорошую помощь и грамотные репетиторы. Есть смысл инвестировать часть семейного бюджета в детей. Это даёт значительную отдачу в будущем.

Я в своё время приехала в Германию как Au-Pair из Украины, города Кировограда, не владея немецким. Здесь вышла замуж за немца. Это стало моим стимулом овладеть его родным языком. Теперь мы растим двух сыновей. Стараюсь им также привить двуязычие.

– Ваши слова напомнили мне случай из моего детства, когда меня учили по букварю. Там была фраза «ли-са ро-ет но-ру». Я понимала, что «ли-са» – животное, а что такое «ро»?, но почему «мясо»? (по-казахски «ет»). Я рыдала, не понимая, о чём читаю. Вот в этом может быть проблема детей-билингвов. У них возможны стрессы от непонимания или нехватки лексического запаса. Им обязательно нужна помощь взрослых. Я сама учила английский с 4-х лет. Но когда общаюсь, например, с англичанами, понимаю, что мне до их разговорной речи ещё идти и идти, – улыбаясь, вступила в разговор одна из родительниц.

Асель Паинтингер (Жуманова), юрист, открыта и откровенна. Сразу вникнув в суть вопроса, сказала:

– Начнём с меня, я – билингв с рождения. Папа у меня с Балхаша, ходил в казахскую школу и до сих пор на русском говорит с ошибками. Мама – из Уральска, а я родилась в Ленинграде, и с детства меня учили сразу двум языкам: казахскому (в семье всегда говорили на казахском языке) и русскому (школа и окружающая среда). Это мне помогло отлично овладеть английским. Сначала в школе, затем в Америке. Там я и познакомилась с моим супругом Штефаном, немцем, тоже юристом. У нас растёт доченька Оливия. Чувствую, что у меня будут с ней такие же проблемы, как у моего папы, когда мы его высмеивали, ведь я не изучала немецкий. Всё повторяется.

Асель честно признаётся, что в детстве мало уделяла внимания казахскому языку и сегодня сожалеет об этом. Теперь у неё две задачи: восстановить свой родной язык (обожает казахские песни) и выучить немецкий (для общения с дочерью без переводчиков). Языковой кругозор её широк. В ленинградской гимназии наряду с английским изучала ещё и испанский. Живёт в Баварии три года.

– Сегодня в нашей семье ежедневно звучат три языка, среди которых растёт наша Оливия: немецкий (папа), русский (мама), английский (папа и мама). Чему она отдаст предпочтение, покажет время. Одна из сложностей – родственники. Им очень интересно знать содержание наших разговоров, и мне приходится сначала сказать информацию дочери на русском, а потом переводить для Омы на немецкий. Мы с Оливией получаемся в некоем «аквариуме», потому что вся родня не русскоговорящая. Пока я не знаю, как это всё разрешить, но уверена, что всё само образуется с течением времени. Первый шаг мы уже сделали: пришли в русскую школу, оставив право на изучение немецкого языка в детском саду, а затем в школе. Конечно, когда изредка приезжает наша апа, она пытается учить внучку казахскому
языку, – говорит Асель.

«Человек не может жить на свете, если у него впереди нет ничего радостного», – эта мысль принадлежит выдающемуся педагогу А.С. Макаренко.

К одной из таких радостей можно отнести и изучение иностранных языков. Если родители поставили себе цель обучить им своих детей, надо это делать поступательно: семья, ясли, детский сад, кружки, школа (гимназия) и т. д. И помнить, что самым большим стимулом уже не для детей, а для взрослых является любовь, когда встречаешь человека иной нации и языка…

Людмила Бевз