Напутствуя в прошлом году первый выпуск альманаха «Пилигрим», поэт, публицист и эссеист О.Ю. Бешенковская писала: «И если даже выйдет всего лишь один номер этого альманаха (я отнюдь не оптимистка), всё равно это будет вклад в наше общее дело». По неумолимым законам природы не довелось Ольге Юрьевне дожить до выхода в свет первого выпуска этого издания, но я уверен, что она бы непременно искренне порадовалась (она умела радоваться творческим успехам своих коллег) первому литературному детищу, созданному энергией и заботами Светланы Фельде и Ларисы Ульяненко.

Вот уже и второй номер «Пилигрима» вышел из печати и отправился к своим читателям. По сравнению с первым, этот выпуск «потолстел» на полсотни страниц, всего их 350, да и географический состав авторов значительно расширился их, наших бывших соотечественников, более четырёх десятков из разных стран: Россия, Германия, Канада, Америка, Дания, Израиль, Украина, Казахстан, Англия…

Несомненно, редакторы-составители это очень и очень чувствуется приложили все силы для того, чтобы на его печатную площадь попали только ВСЕРЬЁЗ написанные произведения. Догадываюсь, что очень часто это приводило к необходимости забывать о симпатиях и личных отношениях. А потому графоманством со страниц этого издания не попахивает, дурным взаимокомплиментарным провинциализмом тоже. Словом, создатели «Пилигрима» с первых же номеров, мне думается, убедили своего читателя в том, что идея «гамбургского счёта» не химера. Убедили уже содержанием и наполненностью заглавного раздела альманаха «Проза».

Мне как читателю было весьма приятно встретиться на страницах альманаха с такими писателями как Андрей Кучаев, Эдуард Бернгард, Эфраим Кишон, Борис Вайнблат, имена которых на слуху у любителей литературы, а с кем-то из них я и лично знаком. И в то же время мне представилась возможность познакомиться с произведениями молодых литераторов, ищущих и дерзновенных, которые уверенно, отвергая любые сомнения, вливаются в современную литературу. Например, тот же Саша Протяг из Мариуполя с его произведением «Поколение, которое хотело бы потеряться», с его опытами ассоциативной прозы, а так же Дмитрий Калин из Новгорода, Иван Зорин из Москвы, Андрей Губенко из Казахстана и другие. Все они, собранные под одной обложкой, составляют великолепную мозаику, в композиции которой, на мой взгляд, недостаёт лишь главного фрагмента, а именно добротной повести, может быть, исторической, может быть, современной, тем более, что объём альманаха позволяет включение этого жанра. А почему бы и не роман? Конечно, с продолжением в следующих выпусках. А что, для солидного издания эта роскошь вполне позволительна.

В поэтической рубрике альманаха, в которой участвуют тринадцать стихотворцев, столько нового и интересного, что, право же, нет смысла отдавать кому-то особое предпочтение. Но закономерно то, что открывается эта рубрика подборкой стихов Марии Каменкович. Поэта, как сказано в предисловии, яркого, необычного, ни на кого не похожего, и так рано ушедшего в вечность. Её поэзия состоит из чувств и слов высокой пробы, и в альманахе «Пилигрим» является как бы своеобразным камертоном, эталоном высоты звука всех стихов, опубликованных в этом издании. И здесь в первую очередь следует назвать авторов этих стихов: Карина Бахмутская (Дюссельдорф), Владимир Авцен (Вупперталь), Елена Зейферт (Караганда), Борис Верховцев (Регенсбург), Елена Рышкова (Оффенбах) и другие.

И тут же стихи авторов из российской глубинки: Дмитрий Денисов из Рязани, Надежда Далецкая из Долгопрудного, Илья Будницкий из Екатеринбурга. Лично мне их стихотворения доставили радость и подтвердили давнее моё убеждение: российская поэтическая провинция мало в чём уступает двум столицам и заслуживает самого благодарого читательского внимания. Краткость, точность, сдержанность и некоторая недоговорённость вот что прежде всего характерно для перечисленных стихотворцев.
Какой же серьёзный альманах обойдётся без раздела «Публицистика»? Эта рубрика открывается во втором «Пилигриме» «Чётками» Светланы Фельде. Это очень лаконичные и при этом удивительно ёмкие мысли и наблюдения. Например: «У некоторых «правда жизни» бывает столь нереальна, что нуждается в исправлении. И наоборот, вымысел других столь убедителен, что веришь с первой фразы и обливаешься слезами». До чего же точно подмечено! И сам ведь я именно об этом не однажды размышлял, а вот столь компактно сформулировать свои мысли не додумался.
Татьяна Эйснер, дебютировавшая в первом выпуске «Пилигрима» с северными рассказами, на сей раз публикует в альманахе отрывки из своего «Немецкого дневника». Надо полагать, это фрагменты будущей книги, познакомившись с которыми, испытываешь неистребимое желание прочитать их в полном объёме. Что ж, подождём книгу…

«Немецкий дневник» органично продолжают не менее интересные заметки Игоря Пестова «Истерическая ностальгия, или ностальгическая истерия», написанные иронично и не без доброй доли юмора.

Лично меня порадовала и новая рубрика «Пилигрима», — «Зелёная лампа», открывается которая статьёй об А.С. Пушкине, принадлежащей перу русского критика и философа В.В. Розанова. Написанная почти 110 лет назад, она не потеряла своей актуальности и сегодня.

Писатель и издатель Вальдемар Вебер, живущий в Аугсбурге, вынес на суд читателей реферат «Что западный читатель ждёт от русской литературы». Публикации этого литератора, мне кажется, никого из любителей русской словесности не оставят равнодушными. Вот и этот интереснейший материал, который в декабре 2004 года был представлен автором в Москве на конгрессе Международного фонда имени Ф. Достоевского «Русская словесность в мировом культурном контексте», вновь заставляет глубоко задуматься. Тем более, что автор заключает свой блестящий во всех отношениях реферат таким вот выводом: «Запад без литературы, может быть, и проживёт, но в России люди, утратив её «цветущую сложность», будут совершенно обездолены».

В этой же рубрике читатель найдёт интервью Елены Зейферт с переводчиком и редактором Александром Барсуковым, издающим в Германии журнал «Edita», альманахи «Век ХХI» и «Portfolio» и два-три десятка авторских книг и тематических сборников в год. Довольно солидно. Однако на вопрос интервьюера о том, какое место в литературе «европейского дома» занимает эмигрантская литература, издатель Барсуков без самообольщения коротко ответил: «Пока однозначно никакое».

Философские заметки Александра Кораблёва, доктора филологических наук из Донецка, названные «Между культурой и цивилизацией», иной читатель, пожалуй, и пропустит, не читая, испугавшись их «научности». Скажу так: всё же стоит дочитать эти заметки до конца, чтобы хоть в какой-то мере попытаться вникнуть в такое понятие, как славянская идея с её восточной, западной и южной версиями. Кстати, весьма любопытно хотя бы сравнить эти версии.

Немало ещё интересных произведений найдёт читатель на страницах альманаха в последующих рубриках: «Ретро», «У Лукоморья», «Волшебный фонарь», «Энциклопедия «Пилигрима». Это материалы на исторические темы Владимира Врубеля и Лазаря Фрейдгейма, увлекательнейшая фантастико-приключенческая повесть Марины Белоцерковской и Оксаны Балазановой «Леди удачи». Продолжение повести в следующем выпуске, стало быть, будем ждать очередной «Пилигрим» со вполне понятным нетерпением. А свои слова о том, что в альманахе недостаёт добротной повести или романа, мне, пожалуй, надо взять обратно есть повесть, правда, не в разделе «Проза».

Следует отметить и художественное осмысление альманаха, который от обложки до заставок и концовок так органично и на высоком профессиональном уровне оформлен графикой россиянина Евгения Синилова, ушедшего из жизни пять лет назад. Воспоминания об этом самобытном художнике, написанные Владимиром Марьиным, можно прочесть в конце альманаха в рубрике «Ветер памяти». Раздел завершают воспоминания Клары Герман-Кулышевой «Этот хлеб был как камень и черней земли». Это история семьи, на долю которой выпали самые страшные испытания в годы войны и в послевоенное время. Исповедь и своеобразный документ своего времени одновременно, пронзительно-достоверный. И здесь вполне объяснимо, что составители альманаха сохранили стиль и лексику автора здесь это было необходимо.

Если говорить о типе альманаха, то он задумывался его создателями как своеобразный ковчег, призванный отразить по возможности всё многообразие сегодняшней литературы, чтобы каждый читатель имел возможность самому выбирать, кто и что ему ближе. Все авторы очень не похожие друг на друга поэты и прозаики. И это хорошо, ибо они соотносят себя с самыми различными эстетическими традициями (с русской классикой, с культурой Серебряного века, с постмодернизмом и т.д.). Но гуманистическая традиция, мне кажется, у них общая. Какие-то страницы этого альманаха кому-то могут показаться труднопроходимым или не в меру претенциозным текстом, отзовутся экспериментом. Не торопитесь судить их автора, помните: литература нелёгкое дело, она жива обновлением форм и жанров, иногда болезненным, но всегда необходимым.

Ещё после знакомства с первым выпуском «Пилигрима» сложились у меня поэтические строчки, посвящённые создателям альманаха, которыми я и закончу свои заметки, навеянные чтением этого издания.

Каким бы ни был путь крутым,
Достигнет цели, кто дерзает.
Так пусть усталости не знает
Ваш вечный путник «Пилигрим».

И утром, и в теченье дня
Пусть путь его не будет труден,
Пусть он идёт к хорошим людям
И не минует пусть меня.

Владимир Сибиряков

27/07/07

Поделиться