Реклама

В первый день Нового 2018 года Александр Тимофеевич Франц, почетный гражданин Кордайского района Жамбылской области, отметил свой 80-летний юбилей. По словам Александра Тимофеевича, юбилей – это самое время отчитаться перед самим собой и своей совестью.

– Александр Тимофеевич, примите поздравления в день своего 80-летия. С какими мыслями перешагиваете столь серьезный рубеж?

– Дорога жизни, длиною в 80 лет, словно напоминает тебе, что пора отчитаться перед совестью за дела тобою сделанные. В первую очередь, исполнил ли ты заветы родителей, которые так много сделали для тебя? Ведь всем, что есть в тебе хорошего, ты обязан именно им. С раннего детства они приучили меня к труду и ответственности за свои поступки, этому правилу я следовал все годы, постарался привить детям и внукам.

– Тяжёлая судьба всего немецкая народа – депортация – не обошла и вашу семью. Кто-то пытался забыть эти печальные страницы истории, усердно обустраиваясь на новом месте, кто-то не терял надежду вернуться в родные края. Какие испытания пережила ваша семья в этот трагический период?

– Указ от 28 августа 1941 года о ликвидации Республики немцев Поволжья и депортация всего немецкого населения в районы Сибири и Казахстана стала большой трагедией для нашего народа.

Полная растерянность людей, получивших приказ о немедленном сборе и готовности покинуть село. В одночасье рухнуло все. Спешно собирали вещи в дорогу, выгоняли скот на улицы, спускали собак с привязи, слышался плач людей. По рассказам родителей, было трудно вообще оценить происходящее. Не все до конца понимали, что происходит.

Александр Франц с сослуживцами. 1960 г.
Александр Франц с сослуживцами. 1960 г. | Фото: архив семьи Франц

Немедленный маршрут до станции Матвеев курган, где уже стояли грузовые вагоны для погрузки людей. А после, долгая и тяжелая дорога в неизвестность. По дороге умерла моя сестренка от простуды, ей было полтора года. Родители оставили ее на неизвестной станции на верстаке плотника, который пообещал сделать гроб и похоронить ее. Потом умерла бабушка (мать отца), она сломала ногу, началась гангрена. Ее сняли на станции Чимкент.

Наконец мы прибыли на конечную станцию Поспелиха, Алтайского края, после на телегах и пешком добирались до села Николаевка и поселка «Путь пахаря». Здесь прошло мое детство и юность.

По прибытии на место, не успев освоиться, отца забрали в трудармию. Этой повинности подверглись все немцы, достигшие 16-летнего возраста. Вернулся он лишь в конце 1945 года. Но семейное счастье было недолгим. Уже в марте 1946 года он был арестован по статье 58-10 части 2 и осужден на 8 лет с ссылкой в Магадан и конфискацией имущества, которое состояло из двух табуреток, стола, самодельной кровати, чашки, ложки и чугунка для приготовления пищи. Хорошо помню, как мама стояла посреди комнаты с каменным лицом, а мы, я и сестренка, прижимались к ней.

– Что послужило причиной ареста?

– Отец на лошадях возил горюче-смазочные материалы с МТС в село для полевых работ. Лошади от постоянного недоедания еле волочили ноги. Вечером он отпустил их на оттаявшие от снега поляны, в это время его на других лошадях отправили в райцентр за ГСМ, и отец не мог приглядывать за ними. Было время таяния снега, одна из лошадей пошла к водопою и застряла от слабости в грязи, где и погибла от переохлаждения. Этого хватило, чтобы отца признали врагом народа и осудили. Впоследствии он был реабилитирован и занесен в Книгу памяти Алтайского края.

Александр Франц с сослуживцами. 1960 г.
Александр Франц с сослуживцами. 1960 г. | Фото: архив семьи Франц

Вернулся отец в феврале 1953 года. Что пережила наша мама в эти тяжелые, голодные военные и послевоенные годы, одна с тремя детьми, можно себе с трудом представить. Но в эти тяжелейшие годы запомнилась великая доброта местных жителей, которые были рядом и всегда во всем помогали, делясь с нами последней крохой хлеба. Доброта и жертвенность людей помогла преодолеть и голод, и сибирские холода, и душевные страдания. Спасибо всем за чистые души.

В сентябре 1946 года я пошел в первый класс нашей поселковой начальной школы. Закончив четыре класса обучения, я на год ушел работать – пас лошадей. В пятый класс следовало ехать учиться в семилетнюю школу в соседнее село Николаевка. Для этого нужна была квартира, где жить и на что жить – такой возможности у матери не было. Поэтому только через год я продолжил учебу. Окончив семь классов, я работал учетчиком на ферме.

Все это было не мое, и в марте 1956 года я поступил в Техническое училище механизации сельского хозяйства, которое находилось на станции Мамонтово. Его я закончил с отличием 30 января 1957 года, получив сразу несколько профессий.
При этом следует помнить, что в наше время все летние школьные каникулы мы работали в поле и с 10-летнего возраста уже имели свои обязанности и ответственность без скидки на возраст.

– В середине 50-х годов началась постепенная реабилитация репрессированных народов, последовал ряд указов, которые ликвидировали дискриминацию депортированных, спецпоселенцам начались выдаваться паспорта гражданина СССР. Для многих это послужило причиной переезда.

– В конце 1956 года мы, депортированные немцы, наконец получили долгожданную свободу и были освобождены от надзора НКВД. До этого времени мы были под постоянным надзором коменданта НКВД, который на протяжении долгих 15 лет (1941-1956 гг.) был вершителем судеб всего немецкого населения. Без письменного разрешения коменданта никто не смел покинуть село, посетить больницу или родственников соседнего села – это считалось уголовным преступлением.
Получив свободу, а значит право свободно передвигаться, наша семья решила покинуть Алтай и в марте 1957 года мы переехали жить в Казахстан в село Успеновка Джамбульской области. По приезде я сразу устроился механизатором в Успеновскую МТС. Работал трактористом, комбайнером.

В октябре 1957 года был призван на военную службу в западную Белоруссию в город Гродно. Прослужил три года и 2 ноября 1960 года старшим сержантом вернулся домой. Устроился работать шофером в колхоз имени Розы Люксембург.

Свадьба Александра и Елизаветы. 1961 г.
Свадьба Александра и Елизаветы. 1961 г. | Фото: архив семьи Франц

Вскоре я познакомился с очаровательной девушкой Елизаветой Степановной Тишковой, которая работала акушеркой в местной Успеновской больнице. Через год мы поженились, и вот уже 56 лет она делит со мной нашу общую семейную судьбу в любви и согласии. Через год после свадьбы 29 мая 1962 года у нас родился сын Юрий (в будущем инженер-механик), а еще через два года, 8 сентября 1964 года родился сын Сергей (в будущем инженер-строитель).

Все годы семейной жизни сопровождались напряженной работой и заочным образованием. Сельхозтехникум, который закончил с отличием, сельхозинститут, Республиканскую высшую школу управления агропромышленным комплексом Казахстана я также окончил с отличием.

Работа в сельхозпроизводстве никогда не бывает легкой. Она требует максимальной отдачи в любой день при любой погоде, без выходных и праздников. И это было твердое понимание для всех рабочих, которые работали со мной многие годы в колхозе имени Розы Люксембург, затем в одноименном свеклосовхозе.

Работал бригадиром свеклобригады, механиком, инженером, главным механиком ПМК 2012 Треста Джамбулсельстрой, главным инженером совхоза имени Розы Люксембург, с 1983 по 1994 годы директором совхоза Какпатас, который был организован на базе маленького отделения Рисороб.

Начинали практически с нуля: от лопаты, самана, отсутствия питьевой воды до сельхозтехники и строительства мощных откормочных комплексов, которые давали превосходные результаты по откорму КРС и свиней. Занимали лидирующие места по всем показателям. Искренне благодарен каждому рабочему совхоза за добросовестный труд.

После работал заместителем по производству ОАО «Ак Булын» и закончил трудовую деятельность директором «КазэксимКордай».

– Оглядываясь назад, хотелось бы что-то изменить?

– Мои сыновья выросли, женились и подарили нам с женой внуков, которые получили прекрасное образование и подарили нам самых лучших правнуков.

Елизавета и Александр – 56 лет в любви и согласии.
Елизавета и Александр – 56 лет в любви и согласии. | Фото: архив семьи Франц

Какой же итог к 80-летнему юбилею? Что я представлю на суд своей совести? Могу ли я сам быть довольным? Оправдал ли я надежды моих родителей, которые были для меня высшей святостью? Их нет уже в живых, но я по-прежнему беру с них пример и отчитываюсь за дела всех членов нашей семьи и себя тоже. И снова вопрос? Смог ли я быть достойным мужем жене, хорошим отцом детям, хорошим братом сестрам, хорошим примером внукам, смог ли я передать им главное зерно мудрости, которое поведет их к нерушимому семейному счастью без лжи, фальши, зависти друг к другу и в минуты отчаяния дарить друг другу семейное тепло? Думаю – да.

Отмечаю их добропорядочность, внимание и заботу друг к другу, их трудолюбие и доброе внимание к нам, старикам.

Но в большей мере за каждым словом, делом наших сыновей, внуков и правнуков стоит забота и внимание нашей хранительницы семейного очага – моей жены Елизаветы, которую мы любим и желаем крепкого здоровья, счастья в ее 78-летнюю годовщину. Без нее наша жизнь была бы бедной и неполной. Именно она сделала нас теми, какие мы есть сейчас. Храни тебя, дорогая. Жизнь продолжается. Надеемся, что мирное теплое солнце будет и дальше согревать нашу семью.

– Уважаемый Александр Тимофеевич, большое спасибо за интервью. Счастья, здоровья, жизненного долголетия вам и вашим близким.

Интервью: Олеся Клименко.