Разбираю полученный из архива долгожданный заказ — карты, чертежи, планы дореволюционной Алма-Аты. В одной из папок ленинградского архива нахожу «Генеральный план укрепления Вернаго, Большой и Малой Алматинских станиц, Ташкентской слободки, с окрестностями на пушечный выстрел. Укрепление Верное, 15 генваря 1858 года».

Продолжение. Начало в предыдущем номере.

В следующей папке послужной список Колпаковского. Он значится майором, военно-окружным начальником Алатавского округа и киргиз Большой орды (в должности с 19 июня 1858 г. по 21 дек. 1864 г.). Прибыл из Омска в укрепление Верное и вступил в должность 4 июля 1858 г. В обозе ехали с мужем молодая жена Меланья Фоминична (в девичестве Эмилия Чемберг) и годовалая Мария. В пути их окружали сыпучие пески и богатые живописные долины, горы, вершины которых прячутся в облаках, и мрачные глубокие ущелья, на дне которых с ревом бегут потоки Лепса, Баскан, Саркан, Аксу, Каратал, Коксу. Кажется, было несчетным число прозрачных речек и ручьев, звонко спешащих по ущельям из самоцветных камней и орошающих страну живительной влагой. Рек вдоль Джунгарского Алатау было много, однако семь из них дали название стране – Семиречье.

Рядом двигался поток переселенцев из южных губерний крепостной России, мужиков и баб, оторванных прямо от сох, еще не стряхнувших с себя запаха овинов, но уже с топорами да пилами за поясом, в ожидании строительства семиреченских поселений. Мимо пикетов, не обустроенных пока выселков двигались в сторону укрепления Верное государственные и военные обозы: из Тобольска с вещевым довольствием, из Москвы и Казани с амуницией, из Воронежа с госпитальным оборудованием и медикаментами. Доставляются грузы из Нижнего Новгорода — ружья, из Петербурга — осадный парк, ракеты, инструменты, с Урала — станок для буровых работ. На илийской переправе — в лучшем случае на первобытном плоту, ведомом на левый берег тремя — пятью лошадьми — возникали шалаши из хвороста и войсковые парусиновые палатки, разбросанные хаотически, кое-где, по кустарникам, по буеракам. Берег реки Или представлял столпотворение народов, мычащих животных и обилие транспорта — брички, подводы, фурманы крестьянского табора.

Близ укрепления Верное появились с годами поселения Каскеленское, Узун-Агач, Кастекское и Илийское, станицы Большая и Малая Алматинские, Надежная (Надеждинская, или Иссык), Софьино (Софийская, или Талгар), станицы Коксуйская и выс. Арасанский, основанные в 1857 году Население округа составляли кочевые народы до 50 тыс. человек, живущие аулами. Среди других народов были русские (6900 чел.) и прочие, численностью до 3100 чел. (в 1867 году территория Алатавского округа вошла в состав Семиреченской области).

Облик нового поселения Верное запечатлели на своих полотнах талантливые сибирские живописцы Михаил Знаменский и Павел Кошаров. Известны три их рисунка, выполненные во время командировок или путешествий в начале 50-х – 60-х гг. ХIХ века.

Композиционным центром работ художников является станичная площадь. Посередине ее — маленькая деревянная Софийская церковь, освященная в 1858 году томским настоятелем Евтихием (Вышеславцевым). Справа нарисован угол земляного вала крепости. На валу — тын из плетня. За тыном высокий с растяжками флагшток, на котором в торжественные дни развевался российский военный флаг. На другом рисунке — станичная площадь посреди насаженной рощи молодых деревьев. Уже застроена добротными бревенчатыми домами; в отдельных дворах, на летнее время, поставлены юрты — удобное жилище для гостей Верного. Здесь, в арендованном бревенчатом доме урядника Астраханцева, срубленном из тянь-шанской ели, 19 февраля 1868 года расположилось правительство Семиречья, его областное правление. По воспоминаниям, это был «скромный домик, за густыми акациями, бывших начальников Алатавского округа и киргизов Большой Орды; теперь с орлом и надписью «Семиреченское областное правление».

Здесь работал штат вице-губернаторов области – председателей областного правления, помощников начальника края Г.А.Колпаковского. С годами он сумел наладить четкий механизм всех сторон жизни общества — управления, экономики, судопроизводства, земства.

Колпаковский познакомился со строительством крепости Верное. 15 января 1858 г. утвержден первый «Генеральный план укрепления Верное…», по которому развивалась Алматинская станица, предтеча Большой Алма-Аты, ее градостроительное ядро. Участвовали в проекте ведущие топографы и фортификаторы Западной Сибири под началом военного инженера М.В.Гаккеля.

Работы по возведению укрепления вела команда военно-рабочей №27 полуроты под началом унтер-офицера Петра Никитина. Колпаковский получил в наследство работоспособный, полный энтузиазма аппарат округа, сотрудники которого уже отличились «за особые заслуги и труды по устройству Алматинских поселений». Среди них начальник военного укрепления Верное В.Д.Попов, командир Заилийского отряда Д.А.Шайтанов, военные инженеры Л.И.Александровский и Ц.К.Гумницкий.

Колпаковский был православным человеком и с усердием строил в крае храмы. Софийская церковь была местом притяжения первопоселенцев. Церковь украшала Софийскую площадь и первую улицу Алматинской станицы, названную Гасфортской. По проекту П.Зенкова и инженера О.Берга в 1872 г. у Святого ключа поставили часовенку. Обыкновенно здесь стоял киот, наполненный иконками, и перед ним зажженая лампада — святая лучина православия на далекой окраине России.

Гасфорт посещал ежегодно укрепление Верное во время службы Г.А.Колпа-ковского начальником Алатавского округа. В июле 1859 года губернатор прибыл с инспекцией войск Заилийского края и одобрил все распоряжения майора Колпаковского по рекогносцировке Чуйской долины. Гасфорт собрал съезд притяншанских родоначальников, «…дав им надлежащее внушение, советы, поощрения с обычным угощением».

Гостиный двор в Большой станице.В укреплении был дан смотр крепостного войска. На военном совете командующий Отдельным Сибирским корпусом поставил задачу закончить возведение укреплений Кастек, редута Саурук и наблюдательного пикета Узун-Агач, действовать против несогласованных и враждебных действий кокандцев, сарыбагишей и дулатовцев. Гасфорт наметил поход против крепостей Токмак, Пишпек, Мерке, Аксу-Чалвар (одновременно военные походы Циммермана и Колпаковского были с успехом совершены, особенно в Узун-Агачском деле в 1860 г.). Объявил благодарность Колпаковскому и командирам войск Сибирского линейного казачьего войска, лично выразил благодарность участникам рекогносцировки Чуйской долины, произведенной 7 августа 1859 г. Фейерверкер Федоров и урядник Александров удостоены Знака отличия военного ордена 4-й степени. Принимавшие участие в походах султаны, бии и джигиты получили чины, медали, почетные кафтаны, похвальные листы…

Вспоминая дела минувшие, современники отмечали, что время оказалось коварным и поучительным во взаимоотношениях кокандцев и россиян в Заилийском крае.

В горах Тянь-Шаня военно-политические интересы России натолкнулись на претензии старобытной Цинской империи и энергичную экспансию Кокандского ханства, молодого и чрезвычайно агрессивного. В 1860 г. была снаряжена особая экспедиция по ликвидации кокандцев.

11 июня в укрепление Верное прибыл корпусной командир генерал Гасфорт, совместно с полковником генерального штаба А.Э.Циммерманом, назначенным начальником всеми войсками Заилийского края. Первое сражение в ночь на 9 июля случилось на урочище Джерен-Айгыр (приток Курты), между кокандцами под началом Рустем-бека (правителя Ташкента) и Атабека-датхи (Пишпека) и стрелками 8-го сибирского линейного батальона.

В этой кровопролитной операции участвовал Колпаковский, возведенный 5 мая в подполковники. Впереди отряда выступила инженерная команда подпоручика Гаккеля (в составе инженеров и саперов Титова, Криштановского и Каменоградского).

Переправу через реку Чу организовали артиллеристы капитана Обуха (среди офицеров подпоручик Логинов, поручик Блументаль). 26 августа крепость Токмак была сдана под белый флаг коменданта Ханкулы.

Владимир Проскурин

Продолжение в следующем номере.

Поделиться