Реклама

Она знала писателя-переводчика Герольда Бельгера, поэтессу Нору Пфеффер, и великий пианист Святослав Рихтер подарил ей автограф… Писательницу, музыковеда, преподавателя Усть-Каменогорского училища искусств, внештатного корреспондента газет Нелли Мельникову (Бастерс) вспомнили в Усть-Каменогорске.

7 июня исполнится ровно год, как с нами нет знаменитого автора книг Нелли Ивановны Мельниковой (в девичестве Бастерс).

– Она была прекрасным человеком – доброй, веселой, аккуратной во всем, – вспоминает её муж Юрий Мельников. – Мне очень ее не хватает. Мы прожили вместе 58 счастливых лет. Нелли нравилось готовить, читать и даже рыбачить! Но главной любовью всей ее жизни, конечно, была литература.

Нелли Ивановна родилась на берегах Волги в городе Энгельс 30 августа 1927 года. Ещё в годы её раннего детства семья переехала в Саратов. Несколько лет нелёгкого, но все же счастливого детства. Учёба в общеобразовательной и музыкальной школах, посещение театров, в том числе оперы и балета, поездки в Москву и Крым, чудесный летний отдых на прекрасных пляжах Волги, раннее (в четыре года) приобщение к чтению, оставшееся страстью всей жизни.

Реквием репрессиям

Грянула война. Семью Бастерс, как и других немцев, выслали. Везли их в ужасных условиях, в «телячьих» грязных вагонах, почти без вещей и денег южной обходной дорогой через Среднюю Азию. Путь был долгим и трудным.

Конечным пунктом назначения для поселения «навечно» был Нарым. Это 500-600 км вниз по Оби от Томска, но навигация, не дожидаясь переселенцев, закончилась. Через год путь был продолжен на открытой солнцу, ливню и всем ветрам барже. Осенью, которая в Нарыме наступает очень рано, поселенцев высадили на абсолютно безжизненный берег. На другой день за ними, мокрыми, голодными и измученными, приехал неводник из деревни. Их подселили в однокомнатную избу рыбаков, где уже жили восемь человек. Семья была из репрессированных кулаков, они знали, что такое ссылка и потому подкармливали «новеньких» и жалели. Учиться было негде, да и некогда. Перед переселенцами стояла только одна задача — ВЫЖИТЬ!

Вот так в 1943 году начался «трудовой фронт» Нелли Ивановны. Лесосплав, где она по причине неподходящей обуви, поскользнувшись, «нырнула» в холодную воду, откуда её вытащили баграми, лесоповал, «клепка» (делянка в 10 км от деревни). Уходили при звездах, приходили – также. Люди очень уставали. Нужно свалить в день несколько мощных кедров ручной пилой. Причём найти подходящие, а снег по пояс. Самое страшное и опасное – валка. Падающий кедр-гигант нередко отскакивает вперёд, надо уберечься, отскочить. А для этого нужна вытоптанная площадка. Чтобы её подготовить, нужны силы, а они на исходе. На поваленном стволе обрубали ветки, распиливали на чурки нужного размера, топором накалывали и обтёсывали досочки-клёпки для выделки бочек. В них солили рыбу, которой богата была Обь, и отправляли на фронт.

Когда началась дистрофия, голодные обмороки, пришлось найти работу полегче – собирать дикорастущие травы в тайге. Здесь тоже свои трудности. Тайга в Нарыме безбрежная, многие, заблудившись, уже не возвращались никогда. Нужна добротная тёплая одежда. А её к концу войны уже совсем не было.

Пришлось идти «в люди», т.е. в домработницы. Вот в такой «должности» Нелли Ивановна и покидала Нарым в августе 1946 года, с трудом вырвавшись на учебу в Томск.

За этот непосильный труд в военные годы ей уже позже вручили награды: юбилейную медаль «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (1995 г), памятный знак «Ветеран войны 1941-1945 гг.» (2000 г.), медаль «60 лет Победы в ВОВ 1941-1945 гг.» (2005 г.) — и присвоили статус «Труженик тыла ВОВ 1941-1945 гг.».

С музыкой по жизни

Успешно окончив школу, Нелли Ивановна попыталась поступить в пединститут на литфак. Не приняли. «Немцы на факультете русской литературы – явление нежелательное».

Два года работала на шарикоподшипниковом заводе шлифовщицей, параллельно осваивая аккордеон в самодеятельности. В 1950 году её позвали в школу организовать самодеятельный хор. В первый же год коллектив (5-10 классы) на смотре занял второе место среди средних школ. Такой высокий результат был неожиданным, ибо в условиях ссыльной жизни (война кончилась, а ссылка – нет) самооценка была очень заниженной.

Но тут Нелли Ивановна поняла, что и на поприще музыки сможет себя реализовать, и в 1951 году поступила в музыкальное училище, которое успешно окончила через четыре года. К этому времени, после смерти Сталина, дали вольную. Можно было свободно передвигаться по стране. Два года молодой специалист работала преподавателем музыкальной школы в Краснокамске (Пермская область). При всей успешности поняла, что образование необходимо продолжить.

И вот Казахстан, красавица Алма-Ата, консерватория, где проведено, пять невероятно счастливых лет. На защите диплома дирекция предложила Нелли Ивановне продолжить образование на теоретико-композиторском отделении, сразу на четвертом курсе. Соблазнительное и почётное предложение! Но пришлось отказаться в силу ряда веских причин. В условиях ссылки её образование и так затянулось. Пожилые измученныеродители помогать уже не могли, да и семью нужно было создавать. Кроме всего в кармане уже почти год лежало предложение директора Усть-Каменогорского музыкального училища.

– 36 лет Нелли Ивановна отдала педагогической, концертной, лекционной деятельности, – говорит Альмира Дюсупова, директор Восточно-Казахстанского училища искусств имени народных артистов братьев Абдуллиных. – Она с большим мастерством вела теоретические дисциплины, вызывая восторг у студентов своей эрудицией и начитанностью. В ее активе и создание блестящего детского хора «Камертон» с его огромным, в том числе и классическим репертуаром и активной концертной деятельностью в городах и весях.

Коллега по музучилищу Людмила Романюк добавила, что ее подруга всегда интересовалась чем-то новым. Уже в «золотом» возрасте она освоила компьютер и с легкостью печатала свои работы на сайте Проза.ру, где, к слову, у нее было более 85 тысяч читателей.

Ай да Пушкин!

Десять лет вузовского стажа (по совместительству), постоянные выступления по телевидению, начавшиеся с прямого эфира, когда записи и монтажа ещё не было, с 1967 года – постоянное и плотное сотрудничество с печатными изданиями области и республики.

1998 год. Оставлена наконец педагогическая работа. Открылось «второе дыхание». Конкурс «Ай да Пушкин!» в Москве. «По зову благодарной памяти», три литературных премии в газетах Казахстана и России, шесть творческих вечеров, три книги, литературные публикации в толстых российских и казахстанских журналах, создание цикла романсов на стихи местных поэтов.

Книги, изданные небольшими тиражами, давно уже стали библиографической редкостью. Их читают в Казахстане, России, Германии, Израиле. Они есть в библиотеках этих стран, но, тем не менее, их постоянно спрашивают. Переиздавать – нет средств.

Ученики Нелли Ивановны также разлетелись по всему миру. Работают в детских садах, школах, храмах, колледжах и вузах, популяризируя труды своего педагога.

Творческое наследие

Можно долго говорить о произведениях Нелли Ивановны. Это автобиографические повесть «Память – мой злой властелин» и очерк «Дневник памяти», сборник рассказов и очерков «Время, пером сохраненное», сборник романсов на стихи местных поэтов, причем музыка написана самой Нелли Ивановной.

Впечатляют и публицистические работы. Статьи, опубликованные в газетах «Рудный Алтай» и «Казахстанская правда», посвящены гастролям известных музыкантов, культурной жизни города, теме искусства и воспитания молодого поколения, родному музыкальному училищу и его ученикам. Об этом периоде с большой теплотой вспоминают коллеги по перу и благодарные читатели, которые помнят эти яркие произведения.

При этом Нелли Ивановна вела активную переписку с редакциями газет «АиФ», «Простор», немецкой газетой «Freundschaft» и другими изданиями.

«Театр в театре», «Поет Людмила Сенчина» «Всесоюзная неделя музыки», «Искусство – дорога к истине» и другие машинописные варианты статей, опубликованных в газетах областного и республиканского значения, хранятся в государственном архиве. Равно как и очерки, посвященные книге Людмилы Бургарт «Немцы в Восточном Казахстане в 1941-1945 гг., депортация и жизнь в условиях режима спецпоселения». Всеобщим достоянием стали сценарии творческих вечеров Нелли Ивановны на сцене и на телевидении, многочисленные фотографии, в том числе симфонического оркестра Автономной республики немцев Поволжья.

Также большую ценность представляют переписка ее матери Марии Геннинг с немецкой газетой Казахстана, письма Э.А. Беляевой – концертмейстера музучилища, а также из общественного фонда «Памяти Виталия Метте» и государственного музея А.С. Пушкина в Москве.

И, конечно, с большой благодарностью и теплотой вспоминают неутомимую и доброжелательную Нелли Ивановну в эти дни активисты немецкого этнокультурного объединения «Видергебурт».

– Благодаря поддержке немецкого центра выходили в свет книги Нелли Ивановны, – говорит председатель центра Евгений Шумахер. – Мы также немного помогли ей с организацией поездки в Москву на передачу о Пушкине, зная ее любовь к творчеству великого поэта. А она всегда радовала нас своим обществом, принимая активное участие во всех мероприятиях центра. К сожалению, у Нелли Ивановны не было детей. Как она сама говорила, она «оставила» их на лесоповале, ведь ее здоровье было серьезно подорвано в трудармии. Накануне годовщины смерти многие люди вспомнят ее добрым словом, ведь она умела приободрить, дать дельный совет, поддержать. Душевная, яркая, с прекрасным чувством юмора, несмотря на все пережитые невзгоды. Такой Нелли Ивановна осталась в нашей памяти.

Елена Пашке