29 сентября 2021 г. исполнилось бы 110 лет Екатерине Антоновне Ортман, Герою Социалистического Труда, знаменитой доярке из Карагандинской области. В 1963 г. Е.А. Ортман за трудовые достижения была записана в «Золотую Книгу Почета» Казахской ССР.

Сейчас это имя, как и многие имена «героев былых времен», почти забыто. Однако, ведь именно они – шахтеры, доярки, комбайнеры, полеводы и другие простые немцы-труженики- оставили в памяти казахстанцев добрую славу о своем народе.

Судьба Екатерины Ортман похожа на судьбы всех немецких женщин Советского Союза военного и послевоенного времени: депортация в Казахстан, трудармия, тяжёлый труд доярки в совхозе… Но лишь она одна из немногих получила высокое признание. О Е.А. Ортман до сих пор помнят в совхозе Восход (с. Николаевка, Осакаровского района Карагандинской области), где она жила и работала более пятидесяти лет. Екатерина Ортман (девичья фамилия неизвестна) родилась 29 сентября 1911 г. в селе Келлер (Караульный Буерак), Камышинского уезда Саратовской губернии (ныне это село не существует). Родители ее были крестьянами. Екатерина окончила три класса сельской школы и больше нигде не училась. В 12 лет девочке пришлось пойти работать на местную швейную фабрику. Но голод 1920-х годов заставил семью перебраться из Поволжья на юг, на Кавказ. Родители умерли, и на Екатерину легла ответственность за младших сестер. С 1928 г. она стала работать оператором на нефтеперерабатывающем заводе в г. Баку. Затем, повзрослев, в 1934 г. перебралась в Тифлис (г. Тбилиси), вышла замуж, работала на швейной фабрике. После смерти мужа в 1936 г. она вновь вернулась в Баку на нефтеперерабатывающий завод. Со временем Екатерина вышла замуж за Вильгельма Адамовича Ортмана, рабочего механического завода. Их единственный ребенок умер еще во младенчестве, больше детей не было.

Екатерина Ортман
Екатерина Ортман

В 1941 г. Екатерина вместе со всей семьей Ортман была депортирована в Карагандинскую область Казахстана. Она стала работать скотницей в совхозе № 4 Осакаровского района, созданном для снабжения продуктами рабочих Караганды. В степи стояло несколько глинобитных домиков и ферма для скота. Такие номерные совхозы формировали для расселения и подконтрольного труда депортированных. Затем, как и все немцы, Вильгельм и Екатерина были мобилизованы в трудармию. Екатерина попала в КомиАССР на нефтепромыслы, работала сменным мастером буровой шахты № 31 промысла № 5 в г. Ухта.

В конце 1946 г. после трудармии Екатерина и Вильгельм вернулись в Осакаровский район, в тот же совхоз № 4 (позже с/х Восход). Многим немцам, безвинно пострадавшим, тогда казалось, что образцовая работа исправит их положение. Для Екатерины же был характерен упорный труд с полной самоотдачей. Она хотела быть дояркой и сумела добиться этого. Сама Екатерина рассказывала журналисту А. Кааде о том, как пришла к управляющему и попросила взять ее на ферму: «Стою перед ним и краснею. По-видимому, я показалась слишком слабой. В самом деле, я была похожа на ученицу, хотя мне было за тридцать». Но на вопрос, что же она может делать, смело ответила, что все может. Управляющий был уверен, что маленькая, худенькая горожанка не справится с животными, поэтому взял ее рабочей. К всеобщему удивлению, Екатерина вычистила весь коровник, чем завоевала уважение работниц фермы. Секреты мастерства ей передала Карашаш Акильбекова, передовая доярка совхоза, фотография которой была помещена на ВДНХ.

Начав в профессии с нуля, Е. Ортман вскоре показала высокие результаты. Уже в 1953 г. ее имя занесли в Книгу почета совхоза. После этого Е.А. Ортман постоянно приглашали на областные и республиканские совещания передовиков производства, что давало ей возможности роста. С 1955 г. на Доске почета областной газеты «Социалистическая Караганда» всегда упоминается «передовая доярка Екатерина Ортман». Она получила 2798 л молока от каждой закрепленной за ней коровой, что было рекордом. В 1955 г. ей было присвоено звание лучшей доярки республики. Однако после поездки в Москву на ВДНХ в 1958 г., где демонстрировались новации в сельском хозяйстве, Екатерина Антоновна стала требовать от начальства механизации труда на молочной ферме. В это время она уже добилась надоев до 4000 л, но себестоимость продукции была высока из-за ручного труда. Благодаря своей настойчивости Е. А. Ортман первая в районе получила оборудование для механической дойки. Она приняла на обслуживание вначале 30, а позже 50 коров, превысив собственные показатели. В 1961 г. за рекордные надои Е. Ортман была признана Заслуженным мастером социалистического животноводства республики.

В 1962 г. Е.А. Ортман, ее напарница Н.И. Михельсон и трое скотников создали звено, которое с помощью механизации обслуживало уже 130 коров. Этот новый прием организации труда стал известен как звеньевой метод обслуживания дойного гурта, по сути, молочная фабрика. Через год это же звено взяло уже 150 коров, а себестоимость одного центнера полученного молока снизилась с 11 до 2 рублей. Метод получил широкое распространение. В совхозе Восход работало уже три звена по обслуживанию дойных гуртов: Е.А. Ортман, Н.А. Михельсон и Е.В. Ульяновой. Следует отметить большое значение помощи и поддержки Е.А. Ортман, которую она получала от всех членов звена, коллектива фермы, а также от руководства совхоза.

В 1962 г. Е.А. Ортман получила звание Ударник коммунистического труда. Её имя заняло заслуженное место в «Золотой Книге Почета» Казахской ССР (1963). Как видно, основой успеха Е. Ортман стало новаторство и высокое мастерство сначала в ручной, а затем в механизированной дойке.

Но для успеха важны и личностные качества. Односельчане вспоминают Е. Ортман как человека настойчивого, целеустремленного и необычайно трудолюбивого. Екатерина всей душой отдавалась работе. Со своими «коровками», как она их называла, разговаривала, ухаживала за ними, часто задерживаясь на ферме после смены. Такого отношения к труду требовала и от других. Лодыри и пьяницы боялись ее как огня.
Как заслуженный итог, наступил «звездный час» нашей героини. В 1964 г. ее приняли в партию. 22 марта 1966 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР Е.А. Ортман была удостоена звания Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали Серп и молот.

В чем же был секрет успеха Екатерины Ортман?

Да, конечно, в трудолюбии, мастерстве, профессионализме, самоотдаче, которые, несомненно, были ей присущи. Но были и более общие, политические причины.
В начале 1960-х гг. в условиях «холодной войны» партийно-правительственные органы Советского Союза обвиняли страны Запада и прежде всего ФРГ в «подрывной деятельности среди граждан СССР немецкой национальности», разжигании среди них эмиграционных настроений и религиозной пропаганде. 10 сентября 1963 г. ЦК Компартии Казахстана принял постановление «Об усилении политической работы среди советских граждан немецкой национальности». По этому документу областные и районные власти должны были «шире вовлекать теоретически наиболее подготовленных товарищей немецкой национальности к политической работе».

Выполняя эти распоряжения, Осакаровский райком партии в 1966 г. отметил «более активное участие немцев в решении общеполитических и хозяйственных задач». Один из примеров такого «более активного участия» – немка Екатерина Ортман. Тогда, в 1966 г, звание Героя в районе получила только она. Но и в других наградных номинациях этого года по Осакаровскому району обязательно числилось определенное количество лиц немецкой национальности. Так, из четырех человек, получивших орден Ленина, один был немцем; из пятнадцати человек, удостоенных ордена Трудового Красного Знамени, – трое немцев; орден Знак Почета получили двадцать пять человек, из них шестеро – немцы и т.д. Часть из награжденных были членами партии.

Екатерина Антоновна, по воспоминаниям односельчан, как раз хорошо умела говорить с трибуны о том, что «велела партия», была прекрасным оратором, смело выступала на собраниях и совещаниях, критиковала недостатки, призывала к добросовестному труду. Очевидец выступления Е.А. Ортман отмечал, что ей, «маленькой ростом и худощавой, был присущ неисчерпаемый запас энергии. Она говорила убедительно, воодушевленно, с огоньком». Под ее именем появлялись и печатные статьи в районной газете, скорее всего, подготовленные журналистами, ибо писать Екатерина Антоновна не умела, была неграмотной и могла только расписываться.

Для руководства совхоза было почетно иметь у себя героя, поэтому для Е.А. Ортман дирекция особо обеспечивала условия труда и жизни.

В 1968 г. Екатерина Антоновна вышла на пенсию. Она проработала дояркой четверть века, всю себя отдала труду, получила все возможные награды. Но когда узнала, что упало производство молока, вновь вышла на ферму, взяв запущенный гурт. И действительно, ее усилия на какое-то время улучшили ситуацию. Однако здоровье не выдержало нагрузки, и Екатерина Антоновна теперь уже окончательно ушла на заслуженный отдых. Она по-прежнему еще выступала на страницах газеты, проводила конкурсы доярок, передавала свой опыт молодежи. Но, похоже, больше сил Екатерина Антоновна теперь отдавала своему приусадебному участку. «Открываешь калитку и попадаешь в уютный зеленый мир», — писал журналист, побывавший у Е.А. Ортман в 1988 г. Екатерина Антоновна разводила непривычные для местного климата тыкву, физалис, особые сорта помидоров. У нее росли красивые цветы, с которыми она участвовала в районной выставке.

В 1991 г. умер ее муж, с которым они прожили душа в душу пятьдесят лет. Екатерина Антоновна уехала из Николаевки. След ее теряется. Известно, что умерла она в Поволжье, по неподтвержденным данным, в 2001 г. На бюсте Е.А. Ортман в с. Осакаровка обозначено: «год смерти неизвестен», ибо местным краеведам не удалось найти точных сведений. Возможно, кто-то из читателей обладает данной информацией и поделится ею с газетой…

Автор благодарит за помощь при сборе материала Надежду Викторовну Завистовскую, библиотекаря Николаевской сельской библиотеки.

Тамара Волкова, к.и.н.. почетный профессор Казахстанско-Немецкого университета