Реклама

Евгений Аман: «Единственно возможный подход был выбран изначально»

Какими стали потомки советских немцев, родившиеся в тот год, когда в СССР заговорили о «Wiedergeburt»? Сегодня это взрослые люди активного трудоспособного и репродуктивного возраста, которым не надо объяснять, что означает это слово.

В Википедии можно найти упоминание о том, что Всесоюзное общественно-политическое и культурно-просветительское общество советских немцев «Возрождение» или Всесоюзная общественная национально-политическая организация советских немцев существовала с 1989 по 1993 годы. На самом деле, советские немцы в 1993 г. уже не были советскими.

Но «Возрождение» 30 лет назад организовалось, действует сегодня, и можно не сомневаться, завтра оно тоже будет востребованным. Я вспомнил о тех, кто в 89-м родился, тогда как сам, будучи еще даже не сорокалетним первым секретарем Убаганского райкома Компартии в Кустанайской области, с огромным интересом встретил эту идею и это слово «Возрождение» – «Wiedergeburt».

Никаких нелегитимных действий

На первоначальном этапе общество объединило в своих рядах 130 тысяч человек и считалось самым массовым общественно-политическим объединением в СССР после КПСС. Его создание было мотивировано прежде всего тем, что с момента окончания Второй Мировой войны все депортированные народы, за исключением немцев и крымских татар, были восстановлены в правах и вернулись в места их прежнего проживания.

Очень важный нюанс: понимая, что объединение создается на национальной основе, организаторами изначально был выбран наиболее верный и единственно возможный подход. Никаких нелегитимных действий, конфронтации и беспорядков. Массовость, организованность и сдержанность заставили власти считаться с движением, вести переговоры и по возможности двигаться навстречу.

Уполномоченные представители объединения на всех уровнях использовали исключительно политический нажим на власть. К силовым методам советские немцы, как правило, не прибегали. «Возрождение» стало также легитимным субъектом для контактов с правительством Германии.

Первый Чрезвычайный съезд немцев СССР

Исторически значимым, несомненно, стал I Чрезвычайный съезд немцев СССР, проходивший в два этапа – в марте и октябре 1991 года. Чрезвычайность он приобрел потому, что был созван вопреки мнению и действиям партийных и министерских функционеров. Когда стало ясно, что разговор на съезде будет жестким, было принято решение противодействовать – «не пущать», не проводить. За четыре дня до открытия съезда за подписью зампреда Совета Министров СССР В.К.Гусева в республики ушла телефонограмма о переносе съезда на неопределенный срок.

Несмотря на это, основная для кворума масса делегатов все-таки собралась в Москве, и съезд состоялся. Главным в его резолюции было следующее: реабилитация немцев в числе всех репрессированных народов СССР; восстановление автономной республики на Волге; обеспечение правомочности возврата немцев в места их довоенного проживания; беспрепятственный выезд в Германию; приравнивание трудармейцев к статусу участников Великой Отечественной войны.

Предмет понимания и дискуссий

Содержание и призывы резолюции стали предметом понимания и дискуссий среди немецкого населения страны. Потом у меня не раз спрашивали, как я, первый секретарь райкома Компартии, «выкручивался» из коллизий? Быть в рядах власти и сопротивляться ее настроениям в рядах этнических немцев? Может быть, потому что исторический срок Союза завершался, и коллизия не была непреодолимой? Может быть. Но, скорее, была непреодолимой жажда справедливости, которая жила во мне, как и в душе любого немца в СССР.

Ничто не помешало мне участвовать в учредительной конференции областного общества немцев «Возрождение». А затем быть избранным делегатом на второй этап 1 съезда в октябре 1991 года. То, что меня избрали делегатом, то, что я поехал в Москву, конечно, воспринималось неоднозначно и областное партийное руководство настораживало. Я не обращал на это внимания. У нас в районе в ряде поселков достаточно компактно проживало много немцев, и меня беспокоило их настроение и стремление к выезду. Вопрос, куда ехать, стоял очень остро.

Были желающие вернуться на Волгу. Но разговоры об этом вскоре поутихли, когда пришли известия об отношении местных жителей к возврату немцев. Как факт приводился пример о двух сожженных недостроенных домах бывших наших силантьевцев, пожелавших обосноваться в тех краях.

На собранном в октябре 1991 года втором этапе съезда предполагалось услышать от руководства страны информацию о программных действиях правительства по реабилитации и восстановлению в правах двухмиллионной этнической группы немцев. Однако к открытию съезда ясности у делегатов не было. Мы не знали, что будет предложено нам от имени правительства страны и России. Напротив, в результате проведенной среди делегатов работы позиции многих разошлись диаметрально.

Более радикальные настаивали на подходе: «Даёшь восстановление в правах и республику», более осмотрительные понимали: время упущено. Разваливающееся к тому времени государство и антинемецкие настроения в областях Поволжья делали невыполнимыми подобные решения и привели бы к трагедии тех, кто поддался таким призывам и действиям.

Правительство без территории

Из всех посылов резолюции мартовской части съезда отлажено функционировал только механизм беспрепятственного выезда в Германию. Многие из делегатов использовали возможность приехать в Москву для получения антрага для своей семьи и родственников. Получали их десятками.

Между тем для обсуждения предлагалось учреждение Ассоциации немцев России, своеобразное «правительство без территории». Не все понимали, что это такое, но некоторые из московских новоиспеченных функционеров от «Возрождения» за это ухватились. Было много эмоций, особенно после озвучивания Александром Яковлевым, «архитектором перестройки», обращения от Президента СССР Михаила Горбачева, в котором говорилось, что решение по республике будет найдено.

В приветствии от Президента РСФСР Бориса Ельцина также прозвучало, что немцы имеют право на восстановление немецкой республики Поволжья на территории РСФСР. Однако съезд ждал Ельцина самого, а не ничего не значащую записку – это возмутило многих и вызвало неоднозначную реакцию.

На таком фоне выступление председателя государственной комиссии по делам национальностей России звучало неубедительно и воспринималось неодобрительно. Он представил делегатам концепцию решения проблемы восстановления республики в четыре этапа. Декларировалось, что уже в 1994 году немцы получат государственное территориальное образование на территории России.

Когда исчезли последние иллюзии

Через два месяца, в декабре 1991 года, после Беловежского соглашения Союза не стало. И практически ничего, о чем было сказано на Первом съезде, не было сделано. У большинства немцев исчезли последние иллюзии. В связи с резким ухудшением экономического положения начался массовый выезд.

В дальнейшем призывы о восстановлении республики и другие посылы резолюции первого съезда немцев больше использовались московскими чиновниками от немецкого движения как способ погромче напомнить о себе.

Казахстанский фактор

У нас в Казахстане в этом плане все было спокойнее. Авторитет диаспоры, ее руководителя Александра Дедерера, региональных лидеров, поддержка местных властей и германского правительства позволили выстроить разветвленную и организованную структуру Ассоциации немцев Казахстана.

Эмиграция из Казахстана в Германию никогда не была панической, никогда не была бегством. Немецкий этнос в Казахстане и сегодня чувствует себя уверенно, защищенно. Его представители работают в госорганах, в бизнесе, на производстве – никто не ущемлен. Весь этот тридцатилетний период заслуженно отличается слаженностью и эффективностью работы во всех направлениях, позитивно оценивается руководством страны.

Справедливости ради следует заметить, что механизмы по поддержке немцев со стороны германского правительства, несмотря на существенное снижение численности диаспоры, до сих пор действенны. Все эти годы на высоком уровне работает казахстанско-германская межправительственная комиссия по поддержке этнических немцев, на которую выносятся и находят решение многие волнующие нас вопросы.

Я благодарен судьбе, что начиная со съезда в Москве все эти годы мне выпала честь работать на авторитет объединения моих соотечественников, принимать участие в заседаниях казахстанско-германской комиссии, много лет быть членом Ассоциации немцев Казахстана. Союза нет – «Возрождение» осталось, действует и является мощным стимулом для успешного сотрудничества РК и ФРГ.

Материал подготовила Людмила Фефелова