Евгений Больгерт – молодой представитель казахстанских немцев. Он ярко заявил о себе и в составе Попечительского совета. Баллотируется на следующий срок.

Евгений Больгерт
Евгений Больгерт

– Евгений Андреевич, первый срок деятельности Попечительского совета показал реальность работы «как у немцев» там, где довелось родиться. Видела Ваше выступление на Ассамблее народа Казахстана с участием Елбасы и Президента Токаева. Интерес вызвала Ваша ссылка на дачу родителей – она стояла там, где сейчас правительственные кварталы. То есть, Вы здесь жили давно…

– Я родился в Целинограде, к тому моменту Больгерты в третьем поколении проживали неподалеку – в Семеновке, рядом с будущей столицей. Там лежат прадед с прабабушкой. У нашей семьи отдельная история. Мы, я и двоюродные братья, попытались восстановить семь колен своей фамилии, как это принято в Казахстане. И нам это неплохо удалось. Цепочку восстановили с того момента, когда две семьи братьев выдвинулись в большое путешествие. Приняли приглашение по манифесту Екатерины второй и были в числе первых, приехавших в Поволжье. Со временем потомки Больгертов постепенно перемещались в сторону Кавказа и уже оттуда были депортированы. Обе семьи – и моего деда, и моей бабушки по линии отца – прошли один и тот же путь. Здесь, где я сегодня живу и работаю, они остановились.

– Вы родились, когда эти тяготы были позади, быть немцем стало не только не опасно, но и престижно в некоторой степени. Сейчас модно говорить о национальной идентичности – на какие действия немецкая фамилия Вас подвигла?

– Я был в первом выпуске немецкой гимназии. Сначала в классе нас было 25-30 человек. К моменту окончания гимназистов осталось десять или одиннадцать. Остальных родители увезли в Германию – настало время «немецкого исхода». Каждый из нас после выпуска пошел своей дорогой. Я, к примеру, отправился в Санкт-Петербург, поступил в российский вуз, а потом, когда приобрел популярность обмен студентами, попал в Дрезден, проходил там обучение в университете на юридическом факультете. Порядка двух семестров готовил свой дипломный проект для защиты в Питере, где и принял однозначное решение вернуться в Казахстан.

– Перспектива найти работу в России не привлекала?

– Кое-какие предложения были. Но что-то звало меня обратно в Казахстан.
В любом случае не ошибся, начиная карьеру здесь, на родине. Я стал заниматься юридическими вопросами, и однажды, можно сказать, случай привел меня в горно-металлургический комплекс, в достаточно большую организацию. Здесь и познакомился с нашей промышленностью, и мои юридические знания оказались кстати.

Особенность этого периода в том, что в Казахстане была создана как раз по германской модели Национальная палата предпринимателей. Я принимал непосредственное участие в подготовке отдельных разделов закона о Национальной палате, что позволяли знания юридические и языковые. Изучать документы, немецкое и австрийское законодательство надо было на языке оригинала, и я таким образом готовил свои предложения в казахстанский законопроект.

– По логике событий Вас и пригласили работать в Палату, когда закон о ней был принят?

– Предполагалось, что как только будет создана эта большая организация, призванная поддерживать и защищать предпринимателей, развивать малый и средний бизнес в нашей стране, я смогу быть в ней востребован. Так и получилось. Палата была создана, меня пригласили на работу, и дальше моя карьера складывалась в этой структуре. В течение пяти лет я работал с реальным сектором. А дальше принял решение перейти из кабинетной работы, скажем так, «в поле». На тот момент меня пригласили в сектор железнодорожного транспорта. Я возглавил небольшую сервисную организацию в крупной холдинговой структуре.

– Красиво звучит: организация – небольшая, а холдинг – крупный. Для карьеры отличный вариант, грамотный…

– И это не случайность, конечно, была. Я смог применить свои знания, у меня тогда уже была степень МВА, что дает право работать в сфере бизнес-управления. Одно дело, степень и право, а другое – практические навыки в коммерческой сфере, которых на тот момент мне не хватало. В этом холдинге я работал два с половиной года. Компанию, которой руководил, удалось вывести, скажем так, на неплохой уровень – с точки зрения финансовых показателей. На рынке нас стали узнавать, мы расширили перечень услуг, оказываемых в разных направлениях, вышли за пределы железнодорожной отрасли, стали работать с нефтяными и металлургическими компаниями.

– Вы обозначили срок – два с половиной года и стали делать карьеру дальше. Это тоже грамотное поведение: как бы удачно ни шли дела, останавливаться нельзя?

– Мне поступило предложение вернуться в Национальную палату предпринимателей уже в статусе члена правления и заместителя председателя правления. Это была высокая руководящая позиция, по нагрузке и ответственности примерно уровень вице-министра, и тогда я решил, что мне это будет полезно. К тому времени навыки работы в промышленности получил. Это не просто фраза. Когда выходишь из кабинета и начинаешь работать в жесткой конкуренции на рынке, получаешь совершенно другой опыт, которого многим сейчас зачастую не хватает. Я свой опыт смог реализовать, работая дальше в правлении Национальной палаты. Представьте целую группу важнейших участков: базовые отрасли промышленности – нефтяная сфера, энергетический и горно-металлургический комплексы, транспорт. Мне были поручены вопросы экологии, международного сотрудничества, евразийской интеграции. Спектр их был очень широк, а позже мне передали в кураторство проблематику малого и среднего бизнеса и торговли.

– Впечатляет. Вы уверенно брались за каждую очередную нагрузку? Не сомневались в том, что все под силу?

– Мне было интересно работать. Большой блок – совершенно разнородные проблемы у разных секторов, у разных сфер бизнеса. В итоге это очень хорошо помогло понять структуру нашей экономики, сферы услуг и так далее. То есть, хороший практический опыт в решении реальных проблем бизнеса был приобретен.

– Войти в Попечительский совет немецкой самоорганизации при такой занятости не показалось чрезмерным?

– Я по-другому смотрел на это событие. Я немец, у меня есть знания и опыт, они нужны не только мне. На первую большую конференцию четыре года назад меня выдвинули от нашего региона в качестве кандидата в Попечительский совет. Что меня могло «испугать» в этой работе? Да ничего! Я уже имел четкое видение того, что следовало бы сделать нам на уровне данной структуры самоорганизации. Я ставил себе задачу по поддержке и развитию предпринимательства в среде этнических немцев. Мы также приняли решение начать оцифровывать ту работу, которая проводилась многие годы, в том числе в региональных объединениях. Пытались создать или подобрать цифровые решения, которые бы помогли упростить и оптимизировать её, сделать прозрачной, это очень важно, так как мы ответственны за целевое использование грантовых средств из Германии.

– Евгений Андреевич, у всего есть цель. И у грантов, и у цифровизации. Сформулируйте ее, пожалуйста.

– Цель далеко не абстрактная или заумная. Мы стремимся к консолидации, хотим увеличивать охват немецкого населения деятельностью самоорганизации, создавать условия для изучения языка и культуры. Особый приоритет – немецкая молодежь.

– Вы и сам в этой категории, молодежной…

– К молодежи себя уже не отношу – являюсь отцом троих сыновей. Но человеком молодым, наверное, меня можно назвать. И тема молодежного предпринимательства мне интересна и во многом понятна.

Было бы очень хорошо, если бы наша молодежь не искала работу, а, как принято говорить в Гарварде, создавала рабочие места. Это направление мы начали постепенно пропагандировать, разъяснять, показывать, учить.

– Может, в этом и есть основа успеха для тех, кто еще не представляет, как ухватиться за жизнь и за карьеру?

– Сомневаться не приходится. Надо учить ребят тому, как при желании организовать небольшой бизнес, как его презентовать, чтобы добиться результата или получить инвестиции, как сделать проект привлекательным. Важно научить делать финансовую модель бизнеса, планы и все, что с ним связано. Мы взялись за эту работу, продолжаем ее, она у нас стала частью проекта развития авангарда среди этнических немцев. Мы инициировали очень интересный проект – «Академия будущих
лидеров».

– Звучит громко…

– Это работа. Она предполагает выявление лидеров в абсолютно разных сферах – в предпринимательстве, в общественной деятельности, на государственной службе, можно и дальше перечислять. Планируем краткосрочное обучение, своего рода прокачку навыков, их сейчас принято называть Soft Skills – это все те навыки, которые помогают быть эффективным. Проще говоря, это умение вести переговоры, работать с аудиторией, это развитие лидерских качеств, способности презентовать себя и свои проекты. Для ребят, которые интересуются стартапами, мы организуем бизнес-акселераторы.

– Как проходят акселераторы?

– Приглашаем делиться опытом наших предпринимателей, и те охотно соглашаются, рассказывают свои истории успеха, делятся практическими навыками конкурентной борьбы, развитием продукта, маркетинговыми приемами и так далее. Мне всегда было абсолютно понятно и очевидно, что у нас остается неохваченной целая категория нашего этноса, наиболее активная её часть – предприниматели, люди, занятые в бизнесе.

– В каком смысле это «неохваченная», как Вы сказали, категория?

– Дело в том, что о тех или иных казахстанских немцах, которые своим упорным трудом, качеством продукции сделали себе имя и репутацию, мы хорошо знаем. Но многие из них остались слабо вовлеченными в жизнь самоорганизации. В какой-то момент мы поняли, что не хватает консолидации как раз с этими активными людьми.
И вот на площадке аграрной конференции было принято решение о создании бизнес-клуба немцев Казахстана для общения в формате «без галстуков», обсуждения тех или иных вопросов, важных для предпринимателей. Это обмен знаниями, контактами, бизнес-идеями. В течение двух-трех лет мы смогли сделать бизнес-клуб постоянной дискуссионной площадкой. Более того, количество предпринимателей у нас с каждой встречей прибавляется, нас уже более 60, и мы постоянно прирастаем новыми активными людьми и, что важно, решаем две главных задачи.

Члены бизнес-клуба немцев Казахстана
Члены бизнес-клуба немцев Казахстана

– Специально Вас перебью, чтобы четко выделить в интервью то, что Вы скажете дальше…

– Первая задача – это консолидация предпринимателей вокруг нашего фонда Wiedergeburt. Второе – развитие кооперации между предпринимателями, немцами Казахстана. Зачастую многие друг о друге просто не знали и до сих пор знают не всех. А узнавая о том, кто чем занимается, доверяя, потому что априори немцам свойственно ответственное отношение к срокам и качеству выполнения договоренностей, с удовольствием начинают работать друг с другом. Это то, чем мы можем скромно гордиться.

Таким образом, в Попечительском совете за мной были закреплены упомянутые функции, я об этом скажу на конференции. Мне предоставлена честь выступить от имени молодых немцев.

Я и четыре года назад говорил о необходимости развития сильной самоорганизации, ее укрепления и развития. Мы можем инициировать новые интересные проекты, консолидировать вокруг «Возрождения» все больше и больше людей. Для этого сейчас есть все возможности: социальные сети, веб-портал, YouTube-канал и другие цифровые сервисы.

– В этой связи уже понятно, почему Вы решили баллотироваться на второй срок в Попечительский совет…

– Решение это принял потому, что хороший задел сделан, и его необходимо разрабатывать дальше, только так он станет устойчивой моделью развития самоорганизации. У меня есть и личная заинтересованность – у наших с Нино (так зовут мою жену) детей наступил возраст, когда школьный вопрос становится очень своевременным, жизненно острым. Я начал поиск школы для старшего сына. К сожалению, ему не совсем удобно было поступать в ту школу, которую я окончил, где есть одна из немногих возможностей изучать углубленно немецкий. Эта тема мне не давала покоя. И я стал прорабатывать вопрос немецких школ. За последние несколько месяцев посетил такие учебные заведения в Польше, Грузии, встречался с основателями билингвальных школ в Берлине.

И вот теперь одна из наших задач, которую, на мой взгляд, необходимо реализовать как можно скорее – открытие немецкой школы по всем немецким стандартам, с возможностью получения немецкого аттестата, признаваемого в ФРГ. Хотелось бы, чтобы она стала точкой притяжения людей, интересующихся немецким языком, немецким высшим образованием. И в то же время нам нужны люди, которые ориентированы на реализацию себя в Казахстане.

– Очень хорошо сказали.

– Этими школами мы сейчас увлеченно занимаемся, изучаем зарубежный опыт, и я надеюсь, что проект станет одним из наиболее важных, якорных на следующий период деятельности Попечительского совета. Кроме школы у нас остается открытым и вопрос управления колледжем. Уже есть конкретное учебное заведение, которое имеет историческую связь с известными казахстанскими немцами. Нам бы очень хотелось, чтобы колледж стал образцовым. А у ребят появилась возможность получать новые знания, изучать технологии и, конечно, немецкий язык. Кроме того проходить стажировку за рубежом или работать со специалистами, которые приезжают из Германии по партнерским программам. Мы взялись бы помогать в трудоустройстве выпускников и так далее.

Профессионально-техническое образование по модели дуального обучения в живом контакте с крупными предпринимателями – наша большая мечта. Если удастся, а без «если» в любом случае, мы этим проектом продолжим заниматься в ближайшей перспективе нескольких следующих лет.

– Успехов!

– Спасибо.

Евгений Больгерт сегодня руководит отраслевой ассоциацией, которая объединяет грузовых железнодорожных перевозчиков. Это крупные транспортные компании, имеющие собственные локомотивы, осуществляющие грузовые перевозки по Казахстану и в экспортном направлении. Ассоциация взаимодействует с правительством, с профильными министерствами и международными организациями.

Интервью: Людмила Фефелова.