При всём скепсисе по отношению к новой экономической реальности важно понимать, что непреодолимых преград не бывает: вода постепенно и камень точит, а пробка в Суэцком канале худо-бедно, но рассасывается…

Евгений Колесник
Евгений Колесник

Как живётся немецким предпринимателям во вторую годину ковидного кризиса? Вопрос серьёзный, но не удручающий: несмотря на то что фокус общественного внимания сконцентрирован на новых рыночных ограничителях, контуры будущего всё-таки просматриваются более-менее чётко. Понятно, что универсального рецепта «экономического счастья» не существует, однако, если есть спрос, значит будет и предложение.

Евгений Колесник – директор компании CMT GmbH, специализированного технического дилера подшипниковой, линейной и приводной техники, инструментов, смазочных материалов и пр. Между прочим, хоть и не крупная, но достаточно интересная ниша, потому что всё, что крутится, движется и вертится, – это и есть подшипники.

В автомобиле, например, в среднем – сто двадцать подшипников, в самолёте –
приблизительно три тысячи. Словом: «Видишь подшипник?» – «И я нет. А он есть».

Офис CMT GmbH находится в Гевельсберге (Северный Рейн-Вестфалия, – прим.), продажи осуществляются через торговые площадки, Интернет и в процессе работы с клиентами в регионе. География поставок продукции довольно широка: Германия и европейские государства, Россия и почти все страны СНГ, Северная и Южная Америка. Компания сотрудничает с ведущими производственными предприятиями по всему миру, и в её перспективах, при дальнейшем удачном раскладе, – развивать и расширять сотрудничество, подстраиваясь под современные коллизии и оптимизируя необходимые бизнес-процессы.

– Евгений, какова предыстория Вашей компании? С чего начался Ваш путь в бизнесе?

– Собственно, тогда на дворе стояли 2008-2009-е годы: грянул глобальный банковский кризис, всё резко поплохело, стало уныло и неоднозначно. Я обучался по профессии Kaufmann im Groß– und Außenhandel – менеджер по оптовой и внешней торговле, в сочетании с освоенным Fachabitur это открывало путь поступления в вуз. Так вот, обучался в одной компании, специализировавшейся на экспорте технической продукции, подшипников и линейной техники. Был ответственным менеджером за российский рынок. Кстати, неплохо тогда его развил и пополнил базу новыми клиентами, причем не только из России, но также из Беларуси и Украины… Оттуда и начинается история моего бизнеса. Любопытно, что когда заказчики и покупатели поняли, что я ушел из компании, они стали направлять запросы лично мне – мои контакты у них были – желали продолжать со мной сотрудничество. В итоге я подал заявку на открытие своего дела, которое настолько быстро росло, что через три месяца я уже не смог посещать лекции в Fachhochschule в Дюссельдорфе – не успевал. Приходилось принимать заказы, формировать и отправлять грузы, заниматься экспортными декларациями, сертификатами происхождения и пр.

– Столь стремительное и динамичное развитие дела Вас не удивляло?

– В какой-то момент – да. Однако, нельзя отрицать того факта, что у меня за плечами имелся определённый опыт, следовательно, необходимо было лишь сориентироваться и использовать своё мастерство… Через время я воспользовался финансовой поддержкой государства, за что благодарен: почти год получал денежную помощь для успешного развития бизнеса. Активно продвигать дело мне помогала подруга – сегодня это моя супруга и мать моих детей: она окончила университет по направлению экономика, налоги и налогообложение. Её квалификация прекрасно сочеталась с моими навыками и знаниями менеджера: закуп, продажа, экспорт и тд. Позже мы взяли в штат ещё одного сотрудника, арендовали помещение… После ряда преобразований и прочих процессов на сегодняшний день, с моей точки зрения, у нашей компании – довольно неплохой уровень выручки и рентабельности. Что, в принципе, закономерно: у нас – привлекательный ассортимент высококачественной продукции, поэтому CMT GmbH интересна широкому потребителю.

– И в Казахстане? Кажется, Вы отсюда родом?

– Совершенно верно. Родился в Костанайской области, в Комсомольце – сейчас это Карабалык, а вырос в деревне Смирновка, неподалеку. В школу пошел в Качаре – это небольшой городок в той же области. Сегодня там добывают магнетитовые руды. Оттуда в 1998 году мы с семьёй и уехали в Германию. Мне тогда было пятнадцать лет… Выучил язык: немецкую грамматику осилил практически самостоятельно за каких-то полгода, – ничего сложного в ней абсолютно нет. Затем меня отправили в Кёльн на курсы интенсивного изучения немецкого языка, где я пополнил свой словарный запас. С утра работал, после обеда учился в школе для взрослых. Потом призвали в армию. Военная часть, куда я подал заявку и, в принципе, получил там место, – противотанковый десант, то есть десант по сдерживанию продвижения танковой техники противника. Звучит напористо и сердито. Но часть расформировали. В итоге меня направили в воздушно-десантную часть с уклоном на подготовку парашютов, где было серо и скучно. Поэтому я расторгнул контракт, хотя, честно говоря, всегда мечтал сделать карьеру в армии…

– Почему именно в армии? Для сегодняшних дней – это необычное желание.

– Я всегда считал, что мужчина должен уметь защищать Родину, видимо, это идёт ещё из советского детства. Для меня эти рассуждения естественны, здравы и по душе. Военная карьера, к сожалению, не задалась – в то время происходило масштабное сокращение армии…

По поводу же Казахстана я не договорил: несколько лет назад, в 2014-2015 годах, мы пытались открыть своё представительство с ребятами из Алматы. Поначалу эта задумка неплохо реализовывалась, у нас появился даже склад определённых запчастей, работали с известными брендами… Затем рухнула цена на нефть, продукция на российском и казахстанском рынках мгновенно подорожала в два раза и перестала интересовать потребителей.

– Как ситуация с коронавирусом повлияла на Ваш бизнес?

– Работаем слаженно и в повышенном темпе, но без особых проблем. Очевидно, что пандемия – это медаль, у которой есть и оборотная сторона. При всех её минусах существуют и положительные характеристики: например, то, что бизнес ушел в онлайн. Пространство Интернета становится всё более осязаемым и эффективным… В любом случае, благодаря прочной базе поставщиков, глобальной сети закупок и продуманной стратегии мы в состоянии реализовать широкий спектр решений. Поиск альтернатив и разработка новых решений для нас – само собой разумеющееся. Грубо говоря, экономическая и социальная трансформация, какой бы она ни была, не только будоражит сознание, но и заставляет трудиться ещё эффективнее и вынуждает делать ставку на здравый расчет.

– Стало быть, пандемия выступила для малого и среднего бизнеса не только ограничителем, но и своего рода импульсом к увеличению результативности. Госорганы, в свою очередь, дают предпринимателям какие-либо послабления?

– Определённо. В частности, применяются различные налоговые льготы – в какой-то мере это справедливо.

– Вы один из руководителей Союза предпринимателей из России в Германии. Отразилась ли ковидная обстановка на Вашей общественной деятельности?

– В большинстве своём всё сошло на нет, независимо от маркеров социальных настроений. К сожалению, это не набор формальных фраз: наш микс из политической, предпринимательской и активной культурной деятельности замер – издержки непростого времени. Вообще, надо понимать, что в Союз входят русскоязычные ребята, родившиеся на советском и постсоветском пространстве. Я, к примеру, родом не из России, а из Казахстана… Что касается «доковидного» периода, то должен заметить, что раньше нами регулярно проводились встречи не только с предпринимателями, в том числе по правовым или иным вопросам. Организовывались мероприятия и в более широком масштабе – в них принимали участие политические деятели, представители посольств, задействовали спортсменов, торгово-промышленные палаты. Встречались с молодёжью: им тоже было интересно послушать и задать вопросы.

– Что ж, надеюсь, ситуация в скором времени наладится, и Ваши общественные дела вновь пойдут в гору. Спасибо за интервью.

Марина Ангальдт

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 5
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    5
    Поделились