Реклама

Есть имена, которые являются брендом региона, символом профессионализма, успешности, преемственности поколений. К ним можно отнести имя выдающегося педагога и музыканта Василия Рользинга.

Василий Тимофеевич родился 14 января 1948 года в Украине. В 1963 году поступил в музыкальное училище в Темиртау по специальности «Валторна». Затем с 1967 по 1972 год обучался в государственном институте искусств им. Курмангазы в Алматы, который закончил с отличием с присвоением квалификации «солист оркестра, преподаватель».

– Тогда еще существовал всесоюзный музыкальный абонемент, – вспоминает мой собеседник. – М. Ростропович, В. Третьяков, Р. Керер, Т. Докшицер – общение с ними было доступно и просто. Выдающиеся музыканты приходили в консерваторию и в неформальной обстановке давали концерты, общались со студентами.

Наш герой, немецкая фамилия которого означает «певчая птица», не только долгие годы был ведущим педагогом-духовиком Восточно-Казахстанского училища искусств имени народных артистов братьев Абдуллиных, но и одним из лучших в Казахстане преподавателем игры на медных духовых инструментах! Почти полвека проработал в музыкальном училище в должности педагога и иллюстратора симфонического и духового оркестров. Здесь он создал класс валторны, а позднее класс тромбона и тубы.

С 1980 года Василий Рользинг вошел в состав квартета духовых инструментов областной филармонии, затем был принят в состав духового и симфонического оркестров Восточно-Казахстанской области.

Начиная с 1985 года ни один республиканский конкурс молодых исполнителей на духовых инструментах не обходился без лауреатов из числа его учащихся. Есть победы и на международном уровне.

Превзошли учителя

Выпускники мастера работают в разных уголках Казахстана и ближнего зарубежья. Так, в Государственном духовом оркестре Алматы играет Андрей Денисов, а в Театре оперы и балета им. Абая – Сергей Саленко. Василий Иванов ведет оркестровый класс в школе им. К. Байсеитовой. Павел Бородулин выступает в «Астана опере», Радик Мухамадиев – в оркестре Министерства обороны РК, Сергей Шестаков – в эстрадном оркестре Томской филармонии, Сергей Головин – солист духового военного оркестра Барнаула, Максим Наговицын – военный дирижер Усть-Каменогорска. Еще один ученик – Азамат Мухамедчинов – руководитель управления культуры ВКО.

Особая гордость – младший сын Тимофей, который блестяще овладел навыками игры на валторне в классе отца, с успехом закончил учебу в Академии музыки в столице, преподавал там. Он лауреат республиканских и международных конкурсов, награжден золотой медалью ЮНЕСКО «К 100-летию М. Ауэзова». Сейчас возглавил группу валторн в оперном театре Самары. В вузах Казахстана и России обучались талантливые ученики Рользинга: Андрей Кальт, Иван Шматов, Анастасия Коваль, Антон Сомов и др.

– Секрет успеха – это хорошая работа с резервом, – говорит мой собеседник. – Результат предпрофильных классов налицо. К примеру, Владимир Галиев и Дарья Калинина стали лауреатами международного конкурса им. А. Жубанова. Даша – лауреат «Юного музыканта» (Томск), а Володя – дипломант «Астана-Мерей».

Василий Тимофеевич подчеркивает, что класс – это живой организм, семья. Поэтому бывшие ученики любят своего наставника. Он подготовил свыше 30 лауреатов республиканских и международных конкурсов!

– Рождение, обучение и воспитание валторниста – это «товар штучный», – отмечает Василий Рользинг. – Необходимо учитывать ряд особенностей помимо слуха, памяти, ритма. Поэтому нигде в мире их обучение не ставят на поток. Нужен индивидуальный подход. Концертирующий валторнист за одно выступление тратит колоссальный запас энергии, теряя в весе как спортсмен. Еще одна проблема – покупка дорогостоящих инструментов высокого класса, таких как валторна и гобой.

Музыкальный конкурс «Щелкунчик» показывает положение с обучением духовиков в России. За все годы я только однажды увидел тромбониста, и ни разу – валторниста. Такая же картина и в Казахстане.

Главная задача – привить любовь к музыке и дать профессиональные знания, умения, навыки, которые на каждой ступени будут пропорционально усложняться. Кто он – начинающий валторнист в будущем: артист оркестра, солист или педагог? Это вопрос изучения кандидата в плане его профессиональной пригодности в умелых руках педагога-наставника.

Сегодня в Европе, особенно в Германии, исполнители, играющие старинную музыку на виолах, лютнях, клавесине, натуральных трубах, блок-флейтах и других аутентичных инструментах, собирают огромные залы. Это не дань моде. Просто бешеный ритм жизни с переизбытком информации подталкивает слушателя к чему-то чистому, глубокому. С другой стороны, полвека назад 12-титоновая система, атональная музыка вызывали полное непонимание, даже раздражение.

Одаренный ученик плюс опытный педагог

– Всегда любил детей, и даже когда строго спрашивал с них, обид не было, – добавляет наш герой. – Я – трудоголик. Ежедневно занимался на инструменте сам, и когда работал в училище или дома, ученики видели все. С открытыми, общи-тельными, любознательными детьми было интереснее, но встречались и закрытые ребята, к которым путь был длиннее. Первым воспитанникам уже далеко за 40…

Двух валторнисток удалось воспитать «под занавес». Анастасия Коваль – артистка Екатеринбургского симфонического оркестра, Дарья Калинина – концертмейстер в духовом оркестре Астаны. Жаль, поздно начал работать с девочками. Это очень благодатный «материал», ведь губной аппарат у них более восприимчив к вибрации, мышцы более нежные, что является гарантией хорошего тембрального звучания. Были и минусы: им свойственна частая смена настроений, на мышечный тонус влияют гормональные всплески, да и общий объем физических нагрузок духовика очень велик. Удерживаются девчонки с мужским характером.

Секреты мастерства

– У валторниста тембр – это как у певца голосовые связки, они способны звучать прекрасно или просто хорошо, – говорит мастер. – Кто-нибудь задумывался, почему партии валторны находятся в середине партитуры или почему входят в состав деревянного квинтета? Вторая особенность валторнового звука – в его способности сливаться с такими разными тембрами струнных, деревянных, ударных.

Воздушный столб – что-то непонятное, эфемерное, что нельзя потрогать руками или увидеть на экране осциллографа. Есть много параллельных натуральных звуков, извлекаемых только с помощью амбушюра. Это уже уникальное ощущение конкретного ученика, его способности «чувствовать» эти маленькие передувания, с помощью которых он и приобретает умения, навыки точного, чистого интонирования на валторне.

Эти ощущения – из разряда интуитивных. Хорошим валторнистом может стать далеко не каждый, так как это уникальная способность и титанический труд. Поэтому сыграть Andante cantabile из Пятой симфонии П. Чайковского так, чтобы слушатели сидели как завороженные, мало кому под силу.

Вместо послесловия…

Василий Рользинг – творческий, неравнодушный, постоянно ищущий человек, который живёт работой, интересами учащихся. Когда духовое отделение лишилось педагога-тромбониста и тубиста, он с присущей ему ответственностью взялся за овладение этими специальностями, подготовив ряд музыкантов-лауреатов.

Будучи председателем духового отделения, он возглавлял методическую работу коллег, печатал статьи. За вклад в воспитание подрастающего поколения Василий Рользинг награжден нагрудным знаком «Ыбырай Алтынсарин» Министерства образования и науки РК.

Елена Пашке